ВС: запрещается проводить действия по установлению личности засекреченного свидетеля


21 августа 2018

ВС: запрещается проводить действия по установлению личности засекреченного свидетеля

К сожалению, участие в уголовном процессе не всегда безопасно для свидетелей, потерпевших, частных обвинителей, гражданских истцов, а также прочих субъектов.

Подозреваемые, обвиняемые, а также приближенные к ним лица, желая избежать ответственности за содеянное либо одержимые идеей мести, могут угрожать здоровью и жизни участников уголовного процесса и их родственников, тем самым значительно влияя на ход процесса.

Чтобы этого не происходило, применяют засекречивание — меру безопасности, направленную на сокрытие данных о некоторых участниках уголовного процесса.

Итак, в каких случаях применяется засекречивание сведений? Для ответа на этот вопрос обратимся к специальному акту — 119-ФЗ от 20 августа 2011 года. В ст.

16 этого закона сказано, что основание засекречивания сведений об участниках уголовного процесса — это реальная угроза их жизни и здоровью, также риск уничтожения или повреждения принадлежащего им имущества.

Чаще всего об угрозе свидетельствуют письма, сообщения, звонки соответствующего содержания, а также случаи нападения и порчи имущества. Полный перечень подлежащих засекречиванию лиц приведен в ст.2 рассматриваемого Закона.

Мера безопасности применяется:

  • на основании письменного заявления физлица и (или) письменного заявления его родственников;
  • по инициативе следователя с согласия физлица и (или) его родственников.

Постановление о сохранении в тайне сведений о личности, включающее информацию о ФИО физлица, его дате и месте рождения, помещается в непрозрачный конверт, опечатывается, и в таком виде приобщается к материалам уголовного дела. Вскрывать конверт разрешено только субъекту, засекретившему лицо, а также органу правосудия.

Засекречивание включает в себя не только смену личной информации, но и изменение номера телефона, госномеров на авто, принадлежащему защищаемому лицу. Государственным организациям запрещается предоставлять подлинные сведения о субъекте другим лицам.

Если и этого недостаточно, правоохранительные органы могут прибегнуть к более радикальным мерам защиты, например, переселению физлиц в другой регион, изменению места работы (учебы) и даже изменению внешности.

Помимо названного закона, вопросы безопасности участников уголовного процесса регламентируются УПК РФ, согласно статье 11 которого при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности.

Так, УПК РФ предусмотрены следующие меры безопасности:

  • засекречивание данных о личности в протоколе следственных действий согласно п.9 ст. 166 УПК РФ;
  • контроль и запись телефонных переговоров лиц, в отношении которых имеется угроза совершения преступных действий, на основании заявления этих лиц, а при отсутствии заявления – на основании судебного решения;
  • проведение опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, в целях обеспечения безопасности опознающего;
  • проведение закрытого судебного заседания в случаях, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.
  • допрос свидетеля в суде без оглашения подлинных данных о его личности в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Процессуальные действия с засекреченным лицом

Участие засекреченного лица в процессе имеет свои особенности. Кратко обозначим их:

  1. Засекреченным физлицам присваиваются псевдонимы. Идентифицировать личность анонима вправе судья.
  2. Засекреченные лица придумывают новую подпись, которую проставляют затем на всех процессуальных документах.
  3. Такие процессуальные действия, как очная ставка, допрос, опознание проводятся в конфиденциальном режиме. Например, на практике часто применяются устройства, изменяющие голос субъекта.
  4. Анониму запрещается в ходе проведения процессуальных мероприятий задавать вопросы, которые прямо или косвенного могут выдать его личность.
  5. Если засекреченное лицо не может указать источник происхождения своих сведений или утверждает, что они основаны на слухах, догадках, предположениях, то его показания признаются недопустимыми доказательствами.
  6. Сведения о лице подлежат оглашению только после решения органа правосудия и только после заявления мотивированного ходатайства.

Срок засекречивания зависит от срока действия обстоятельств, которые привели к введению данной меры защиты. Если такие обстоятельства отпали, то и в дальнейшем в засекречивании больше нет смысла.

Проблемы засекречивания физлиц

Засекречивание лиц в уголовном процессе на практике сопряжено с некоторыми проблемными моментами. Рассмотрим их подробнее.

  1. Засекречивание может применяться правоохранительными органами в своих целях. Например, достаточно распространены ситуации, когда физлицу не угрожает реальная опасность, но информация о нем все равно скрывается. В итоге сторона защиты может узнать о допросе или опознании только в момент ознакомления с материалами уголовного дела. Основные доводы обвинения могут строиться на показаниях анонимного субъекта, который вполне может быть и подставным лицом.
  2. Засекречивание не всегда целесообразно. Например, невозможно скрыть в тайне данные о потерпевшем лице на стадии возбуждения дела, поскольку это физлицо подписывает лично свое заявление.
  3. Далеко не все помещения судов и правоохранительных органов оснащены техническими средствами, помогающими сохранить личность лица в тайне. Правоохранительным органам и судам приходится прибегать к всевозможным ухищрением, чтобы соблюсти нормы УПК РФ. Например, судьи часто удаляют из зала заседания защитника и подсудимого, чтобы допросить засекреченное лицо. Однако этот момент влияет на справедливость процесса, поскольку сторона защиты лишается возможности задать субъекту свои вопросы.
  4. По экономическим преступлениям засекречивание субъекта бывает затруднено. Например, часто встречаются случаи, когда в показаниях анонимов речь идет о коммерческой тайне организации. Поскольку доступ к коммерческой тайне имеет ограниченный круг субъектов, несложно вычислить, кем является аноним. Поэтому здесь лучше выбрать другой способ защиты.
  5. В процессе передачи материалов дела от одного следователя к другому расширяется перечень лиц, которым известно о личности защищаемого субъекта. Следовательно, риск утечки информации увеличивается.
  6. Необоснованное применение мер безопасности приводит к нарушению принципа состязательности сторон, ставит сторону обвинения в более привилегированное положение по отношению к стороне защиты.

Можно ли избежать всех перечисленных выше сложностей в процессе засекречивания личности участника процесса? Очевидно, в настоящее время нет.

Однако риск разглашения данных может быть снижен, если интересы засекреченного лица будет представлять опытный уголовный адвокат.

Специалист тщательно следит за соблюдением режима секретности правоохранительными органами, не допускает нарушений, а также оказывает своему доверителю все необходимую по его делу юридическую помощь.

Если же адвокат представляет интересы подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, то он не допустит ущемления процессуальных прав своего доверителя в связи с участием в деле засекреченной фигуры.

ВС: запрещается проводить действия по установлению личности засекреченного свидетеля

Допрос секретного свидетеля

Подборка наиболее важных документов по запросу Допрос секретного свидетеля (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Допрос секретного свидетеля

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Допрос секретного свидетеля

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Использование цифровых технологий при допросе свидетелей на досудебных стадиях уголовного судопроизводства (сравнительно-правовой анализ законодательства Российской Федерации и законодательства некоторых иностранных государств)(Антонович Е.К.)

(«Актуальные проблемы российского права», 2019, N 6)

Например, в УПК Республики Молдова особое внимание уделено использованию телеконференцсвязи для дистанционного допроса в целях обеспечения безопасности свидетеля. Предусмотрено право свидетеля быть информированным о возможности допроса посредством телеконференции с изменением внешности и голоса (ч. 12 ст.

90 УПК Республики Молдова). Вместе с тем согласно ст.

110 УПК Республики Молдова основанием допроса свидетеля не по месту нахождения органа уголовного преследования, а посредством технических средств являются не только основания полагать, что жизнь, телесная неприкосновенность или свобода свидетеля или его близкого родственника находятся в опасности в связи с данными им показаниями по делу о тяжком, особо тяжком или чрезвычайно тяжком преступлении, но и наличие соответствующих технических средств. Такому свидетелю разрешается сообщить иную, чем это есть на самом деле, информацию о своей личности. Подлинная информация о его личности вносится в отдельный протокол и хранится в запечатанном конверте с соблюдением секретности. Свидетель может быть допрошен посредством закрытой телеконференции с таким изменением внешности и голоса, чтобы его невозможно было узнать, однако обвиняемому, его защитнику и потерпевшему обеспечивается возможность задавать ему вопросы.

Нормативные акты: Допрос секретного свидетеля

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Постановление ЕСПЧ от 16.02.2021″Дело «Ханан (Hanan) против Германии» (жалоба N 4871/16)65. После того как командующий МССБ узнал об авиаударе утром 4 сентября 2009 г., он начал расследование. Группа первоначального реагирования прибыла в г. Кундуз ближе к вечеру, ознакомилась с видеозаписями с самолета F-15 и допросила нескольких членов ГВП «Кундуз», включая полковника K. На следующий день члены группы провели расследование на месте, посетили больницу и встретились с официальными лицами Афганистана. В своем докладе от 6 сентября 2009 г. они рекомендовали провести дополнительную оценку событий совместной комиссией по расследованию. Указанная комиссия завершила расследование 26 октября 2009 г. и опубликовала свои выводы во втором докладе (доклад командующего МССБ о расследовании). Оба доклада имели гриф «Секретно НАТО/МССБ».

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Постановление ЕСПЧ от 24.04.2007″Дело «Матыек (Matyjek) против Польши» (жалоба N 38184/03) [рус., англ.]60. В-третьих, Европейский суд не убедил довод властей Польши, согласно которому в ходе разбирательства к уполномоченному, представляющему общественные интересы, применялись такие же ограничения в отношении доступа к секретным документам. В соответствии с национальным правом уполномоченный, представитель государства, наделен такими же полномочиями, как и прокурор. В соответствии со статьей 17 «e» Закона о люстрации уполномоченный имеет право доступа ко всем документам, касающимся лица, являющегося объектом процедуры люстрации, в частности, созданным бывшими органами безопасности. При необходимости он может допрашивать свидетелей и требовать проведения экспертиз. Он также располагает помещением для ознакомления с секретными документами и использует лиц, которые могут получить официальные разрешения на доступ к документам, составляющим государственную тайну, и которые занимаются рассмотрением люстрационных заявлений в свете существующих документов и подготовкой досье для процессов люстрации (см. выше § 30 и 31).

Постановление Верховного Суда РФ от 15.02.2018 N 67-АД18-2

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • ПОСТАНОВЛЕНИЕ
  • от 15 февраля 2018 г. N 67-АД18-2

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Ванина Александра Евгеньевича на вступившие в законную силу постановление мирового судьи 5 судебного участка Октябрьского судебного района г.

Новосибирска от 05 июня 2017 года, решение судьи Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 19 июля 2017 года и постановление заместителя председателя Новосибирского областного суда от 25 сентября 2017 года, вынесенные в отношении Ванина Александра Евгеньевича (далее — Ванин А.Е.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением мирового судьи 5 судебного участка Октябрьского судебного района г. Новосибирска от 05 июня 2017 года, оставленным без изменения решением судьи Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 19 июля 2017 года и постановлением заместителя председателя Новосибирского областного суда от 25 сентября 2017 года, Ванин А.Е.

признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Ванин А.Е. просит отменить вынесенные по настоящему делу судебные акты, приводя доводы об их незаконности.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Ванина А.Е.

к административной ответственности) невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Как усматривается из материалов дела, 12 мая 2017 года инспектором ДПС полка ДПС ГИБДД УМВД России по Новосибирской области в отношении Ванина А.Е. составлен протокол 54ПТ N 915018 об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому 12 мая 2017 года в 11 часов 10 минут в районе дома 4 по улице Лазурная города Новосибирска он управлял мопедом Racer, без государственного регистрационного знака, в нарушение требований пункта 2.3.

2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее — Правила дорожного движения), в 11 часов 25 минут не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Данные обстоятельства послужили основанием для привлечения Ванина А.Е. к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С состоявшимися по делу судебными актами согласиться нельзя.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Согласно статье 26.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежит лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, его виновность в совершении административного правонарушения.

Вопрос об установлении личности правонарушителя имеет основополагающее значение для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела и своевременного привлечения виновного лица к административной ответственности.

Установление виновности предполагает доказывание не только вины субъекта, но и его непосредственной причастности к совершению противоправного деяния.

В настоящей жалобе Ванин А.Е.

заявляет, что к совершению вмененного административного правонарушения непричастен, 12 мая 2017 года при обстоятельствах, описанных в протоколе об административном правонарушении и в судебных актах, транспортным средством он не управлял, должностные лица ГИБДД при составлении протокола об административном правонарушении и иных процессуальных документов личность лица, управлявшего транспортным средством и отказавшегося от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, установили неверно. Указывает на то, что вмененное ему правонарушение совершил брат Ванин Дмитрий Евгеньевич, который не имел при себе документов и воспользовался анкетными данными Ванина А.Е.

Как следует из материалов дела, Ванин А.Е. не принимал участие при рассмотрении дела мировым судьей.

При рассмотрении дела судьей Октябрьского районного суда г. Новосибирска Ваниным А.Е. были приведены аналогичные доводы, однако в нарушение требований статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должным образом проверены не были.

Для подтверждения доводов, изложенных в жалобе на постановление мирового судьи, Ваниным А.Е. в порядке статьи 24.

4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях были заявлены ходатайства о вызове сотрудника ГИБДД Б.

составившего протокол об административном правонарушении и иные материалы дела, понятых, подписи которых содержат процессуальные документы, а также о назначении почерковедческой экспертизы (л.д. 38, 39).

Кроме того, в судебном заседании судьи районного суда защитник лица, привлекаемого к административной ответственности, Яровой П.Б.

, заявил аналогичные ходатайства, а также просил суд направить запрос в УСБ ГУ МВД Российской Федерации по Новосибирской области о предоставлении результатов служебной проверки по заявлению Ванина А.Е. (л.д. 43 — 46).

Копия указанного заявления с отметкой о принятии была приобщена к материалам дела (л.д. 36, 37).

Однако все заявленные ходатайства судьей районного суда оставлены без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении ходатайств о вызове инспектора ГИБДД и понятых, суд указал на то, что материалы представлены в полном объеме, в том числе имеется рапорт должностного лица и объяснения лиц, являвшихся понятыми при проведении процессуальных действий (л.д. 45).

Тем самым судьей районного суда не выполнены требования статей 26.2, 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о непосредственности исследования доказательств.

В судебное заседание не вызывались сотрудник полиции, составивший процессуальные документы по настоящему делу, понятые, указанные в протоколах, а также Ванин Д.Е., которого Ванин А.Е.

указывал в качестве лица, управлявшего транспортным средством и воспользовавшегося его анкетными данными, и по известным им обстоятельствам, относящимся к событию правонарушения, не допрашивались, что лишило Ванина А.Е. права задавать им вопросы.

Изложенное свидетельствует о том, что при рассмотрении данного дела об административном правонарушении требования статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, соблюдены не были.

Заместителем председателя Новосибирского областного суда при рассмотрении жалобы на вступившие в законную силу судебные решения допущенное нарушение не устранено, заявленные Ваниным А.Е. доводы остались без должного внимания.

Следует учесть, что согласно позиции Европейского Суда по правам человека прежде чем признать лицо виновным все доказательства должны быть изучены судом в его присутствии в ходе публичного заседания с целью обеспечения состязательности процесса, право на защиту требует, чтобы ответчику была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иное признается нарушением права на справедливое судебное разбирательство (Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 марта 2012 года «Дело «Карпенко (Karpenko) против Российской Федерации», Постановление Европейского Суда по правам человека от 3 мая 2012 года «Дело «Салихов (Salikhov) против Российской Федерации», Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 апреля 2013 года «Дело «Евгений Иванов (Yevgeniy Ivanov) против Российской Федерации»).

Более того, в судебном заседании судьи районного суда 18 июля 2017 года был допрошен в качестве свидетеля Б. предупрежденный об административной ответственности по статье 17.

9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, который показал, что 12 мая 2017 года в момент, относящийся к событию административного правонарушения, ему позвонил Ванин Дмитрий, пояснив, что его остановили сотрудники ГИБДД и задержали транспортное средство, попросил забрать мотоцикл.

Прибыв на место совершения административного правонарушения, сотрудники полиции передали ему транспортное средство, на месте находился Ванин Дмитрий, Ванина Александра не было.

Отклоняя доводы Ванина А.Е., судебные инстанции указали на то, что личность лица, привлекаемого к административной ответственности, была установлена на основании водительского удостоверения.

Согласно заключению начальника ГУ МВД России по Новосибирской области от 13 сентября 2017 года, приобщенному к материалам дела и настоящей жалобе, в результате рассмотрения (проверки) обращения Ванина А.Е. был опрошен Ванин А.Е.

, который пояснил, что 12 мая 2017 года около 14 часов 35 минут он находился дома, ему позвонил брат Ванин Д.Е. и рассказал, что утром он управлял скутером в нетрезвом состоянии, его остановили сотрудники ГИБДД, чтобы избежать ответственности он назвал персональные данные Ванина А.Е.

и отказался от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Направил ему фотографии с места административного правонарушения. По данным обстоятельствам Ванин А.Е. обратился в правоохранительные органы. Также указал на то, что его брат Ванин Д.Е.

имеет особые приметы в виде татуировок, в том числе кисти левой руки.

При опросе в рамках указанной проверки Ванин Д.Е.

подтвердил факт управления транспортным средством в момент, относящийся к событию административного правонарушения и свой отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, пояснил, что, поскольку при себе документов, удостоверяющих личность и подтверждающих право управления транспортными средствами не имел, назвал персональные данные брата Ванина А.Е.

Опрошенный Л. участвовавший при составлении процессуальных документов в отношении Ванина А.Е. в качестве понятого, указал на то, что документ, удостоверяющий личность правонарушителя, им не предъявлялся, персональные данные стали известны со слов сотрудников полиции.

Инспектор ДПС взвода N 1 роты N 1 полка ДПС ГИБДД ГУ МВД России по Новосибирской области Б. пояснил, что при установлении личности водитель мопеда представился как Ванин А.Е., какие-либо документы, удостоверяющие личность, при нем отсутствовали.

Проверив сообщенные сведения по базе данных ИЦ ГУ МВД России по Новосибирской области, в которой имелась фотография Ванина А.Е., инспектор ГИБДД отождествил личность водителя мопеда с Ваниным А.Е.

По результатам обозрения фотографии водителя мопеда на фоне служебного автомобиля, предъявленной в ОРЧ СБ ГУ МВД России по Новосибирской области, инспектор Б. отождествил лицо, запечатленное на снимках, с водителем мопеда.

Между тем, согласно заключению старшего оперуполномоченного по ОВД ОРЧ СБ ГУ МВД России по Новосибирской области и заместителя начальника ООПиРОИ ОРЧ СБ ГУ МВД России по Новосибирской области, проводивших вышеуказанную служебную проверку, а также начальника ГУ МВД России по Новосибирской области, утвердившего данное заключение, лицом, запечатленном на фоне автомобиля ДПС ГИБДД на фотографии, представленной Ваниным А.Е., является Ванин Д.Е.

Таким образом, имеются неустранимые противоречия между выводами инспектора Б. и указанных должностных лиц МВД России по Новосибирской области по вопросу отождествления лица, запечатленного на фотографии (следовательно, лица, управлявшего транспортным средством в момент, относящийся к событию административного правонарушения).

С учетом того, что судья районного суда не лишен был возможности удовлетворить ходатайство, заявленное защитником лица, привлекаемого к административной ответственности, о направлении запроса в УСБ ГУ МВД Российской Федерации по Новосибирской области о предоставлении результатов служебной проверки по заявлению Ванина А.Е., проверить сведения, изложенные в заключении и устранить возникающие противоречия, однако отказал в удовлетворении данного ходатайства, оснований полагать, что судьей выполнены требования статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не имеется.

Материалы дела позволяют сделать вывод о том, что сомнения в виновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в ходе производства по делу устранены не были, меры к всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела не приняты, все юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела, не исследованы.

Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица (части 1, 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.

17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи 5 судебного участка Октябрьского судебного района г. Новосибирска от 05 июня 2017 года, решение судьи Октябрьского районного суда г.

Новосибирска от 19 июля 2017 года и постановление заместителя председателя Новосибирского областного суда от 25 сентября 2017 года, вынесенные в отношении Ванина А.Е. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.

26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные судебные акты.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

жалобу Ванина Александра Евгеньевича удовлетворить.

Постановление мирового судьи 5 судебного участка Октябрьского судебного района г. Новосибирска от 05 июня 2017 года, решение судьи Октябрьского районного суда г.

Новосибирска от 19 июля 2017 года и постановление заместителя председателя Новосибирского областного суда от 25 сентября 2017 года, вынесенные в отношении Ванина Александра Евгеньевича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

С.Б.НИКИФОРОВ

Скрытый свидетель в уголовном процессе – плюсы и минусы

С введением в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ 2002 году появилось такое понятие как «засекреченный свидетель».

Конечно, законодатель исходил из благих намерений, желая обеспечить безопасность свидетелей, желающих дать показания, изобличающие опасных преступников в совершении преступлений.

Ведь многие граждане, показания которых необходимы следствию для расследования преступлений, не отважились бы дать показания в том же суде в отношении, например, участников преступной группировки.

А засекречивание данных обеспечивает свидетелю защиту от давления, угроз, мести и прочих неприятностей в связи с данными им показаниями.

Основания для появления засекреченного свидетеля

Основанием для производства такой процедуры как «засекречивание» является заявление свидетеля, в котором он указывает, что опасается за жизнь, здоровье и имущество, поэтому просит сохранить в тайне его анкетные данные. И эти данные сохраняются в тайне, причем от всех участников судопроизводства. Конечно, перед допросом судья удалится из зала для установления его личности, но суть дела это не меняет.

Вот вроде бы вполне оправданная мера безопасности в отношении лиц, желающих изобличить преступника без угрозы для себя. Но задумывался ли законодатель в далеком 2002 году о последствиях подобного нововведения. Рассмотрим, какая практика сложилась в работе правоохранительных органов за это время.

Реалии системы

В очередной раз убеждаюсь, не для нашей Российской правоохранительной системы подобные нормы закона, которые используются исключительно в качестве «лазеек» для создания доказательственной базы по сфабрикованным уголовным делам. Вполне себе «законный», с точки зрения процессуального закона, способ незаконного возбуждения уголовного дела, а в дальнейшем – незаконного предъявления обвинения и как следствие – вынесения обвинительного приговора.

С другими доказательствами все более или менее понятно. Пусть с трудом, но зачастую удается добиться признания их недопустимыми с последующим исключением из доказательственной базы по уголовному делу.

А вот с доказательством вины в виде показаний скрытого свидетеля все сложнее. Такие показания практически невозможно ни проверить, ни опровергнуть, ни оспорить.

Часто ли на практике человек под псевдонимом «Иванов, Петров, Сидоров» действительно – очевидец совершенного преступления? И где гарантия, что под этим псевдонимом не скрывается, например, давний недруг, долгое время желающий отомстить или вовсе подставной человек, оказывающий подобные услуги оперативным работникам.

Сложилась практика вынесения обвинительных приговоров, основанных на показаниях засекреченных свидетелей, при этом по обвинению в тяжких и особо тяжких преступлениях.

Из личной практики

Из личной практики особенно запомнилось дело, где следователи и оперативные работники отличились не только своей недобросовестной работой и фальсификацией доказательств, так еще и ленью.

Преследуя цель раскрыть особо тяжкое преступление и привлечь к ответственности заведомо невиновного человека, они даже не утруждали себя поиском кандидата, согласного дать изобличающие, но ложные показания, а предложили эту роль потерпевшему по делу. А что? Удобно.

А события развивались следующим образом.

Некий Ф. решил обратиться в полицию с заявлением о привлечении к ответственности своего знакомого Б., который полгода назад забрал у него автомобиль за долги. С одной стороны, вроде, справедливо, но, с другой стороны, незаконно, да и что скрывать – просто обидно. Заявление приняли.

И не долго думая, сделали предложение, от которого на тот момент Ф. не смог отказаться. А именно, имелось помимо всего прочего нераскрытое уголовное дело по факту причинения смерти З. Подозреваемых у следствия не было, но тот же Б. вполне подходил на эту роль, поскольку был ранее судим.

Ф. просто напросто нужно было дать показания, согласно которым он лично видел как Б. избивал потерпевшего, после чего последний скончался в больнице. И всем хорошо. И обидчик будет наказан, сядет надолго в тюрьму за то, в чем был и не был виноват. И преступление раскрыто. И лишних людей привлекать не надо. Здесь же одновременно человека можно допросить потерпевшим, а затем и свидетелем.

Одна только проблема – Ф. в момент совершения преступления против З. работал в другом городе, следовательно, ничего подобного увидеть не мог, что довольно легко было проверить.

На помощь пришла ч. 9 ст. 166 УПК РФ, согласно которой можно при наличии оснований засекретить свидетеля, присвоить ему псевдоним и никто никогда не сможет опровергнуть сказанное им и установить местонахождение свидетеля в момент совершения преступления.

Так и появился в деле протокол допроса засекреченного свидетеля под псевдонимом «Иванов», где он подробно излагает обстоятельства избиения потерпевшего ни кем иным как Б., которые он своими глазами видел, но не сообщил об этом в полицию, опасаясь мести со стороны Б.

Появилось в этот же день и видео проверки показаний на месте, где «Иванов» указывал как и при каких обстоятельствах наносились удары. На основании этих показаний, Б. был задержан на следующий день, ему было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ и он взят под стражу.

Этих доказательств было достаточно для утверждения обвинительного заключения и направления дела в суд.

И суд готов был вынести обвинительный приговор, который, разуется, оставили бы в силе во всех последующих инстанциях.

Стоит отметить, у этой истории был счастливый конец. Произошло чудо! И потерпевший (он же скрытый свидетель), вероятно, совсем замученный совестью за все это время, явился в суд спустя год судебных заседаний, где признался в даче ложных показаний, оговоре Б.

и пожелал, чтобы его данные рассекретили. В этом же судебном заседании под изумленный взгляд судьи и стыдливо опущенные глаза государственного обвинителя и был вскрыт конверт с анкетными данными Ф., допрошенного в качестве свидетеля под псевдонимом «Иванов».

Поскольку иных доказательств вины в деле не было изначально, Б. был оправдан. По прошествии времени уже и думать не хочется, что все могло закончиться совсем иначе. Ведь, кроме как на наличие совести у скрытого свидетеля в подобной ситуации надеяться не на что, а в наличии она далеко не у каждого…

Определение суда апелляционной инстанции

Хочу поделиться выдержкой из определения суда апелляционной инстанции, которым оправдательный приговор оставлен без изменения. «…Также, вопреки доводам апелляционного представления о необоснованности оценки судом первой инстанции показаний засекреченного свидетеля под псевдонимом “И.

”, нарушении норм уголовно-процессуального закона об обязательности оценки каждого из доказательств и отдаче предпочтения при постановлении оправдательного приговора доказательствам стороны защиты в виде показаний свидетеля Потерпевший №6, данных им в пользу подсудимого и показаний свидетеля В.А.И.

по обстоятельствам проведения проверки показаний на месте свидетеля под псевдонимом “И.

”, судебная коллегия находит выводы суда в приговоре на этот счет должным образом мотивированными и основанными на установленных при судебном разбирательстве обстоятельствах, свидетельствующих о порочности в качестве доказательств показаний на предварительном следствии свидетеля под псевдонимом “И. ”.

Так, в ходе судебного разбирательства свидетель под псевдонимом “И.

” самостоятельно указал истинные данные о своей личности как гражданин Потерпевший №6 и пояснил, что на стадии предварительного расследования при допросах в качестве засекреченного свидетеля он дал не соответствующие действительности показания, оговорив Б. О.А., поскольку указываемых им на допросе событий в ночь с ___ на ___ он видеть не мог, поскольку находился на работе в .

В соответствии с истребованными по ходатайству стороны защиты и представленными генеральным директором Г.М.Д. сведениями, Потерпевший №6 в период с ___ работал в указанном охранном агентстве и в интересующий суд период (с ___ по ___), находился на рабочем месте в ___ (в месте ожидания сигнала тревоги) с по адресу: т. 13, л.д. 254.

Кроме того, судом исследованы представленные по запросу табель учета рабочего времени за ___ и копия журнала учета выдачи спецсредств за период с ___ по ___ , в соответствии с содержанием которых Потерпевший №6 действительно работал ___ и ___ ; ___ в __ часов и ___ в 09 часов ему выдавалось снаряжение и спецсредства, которые соответственно сдавались по окончанию суточного дежурства в 08 часов 45 минут следующих суток.

Исходя из установленных вышеуказанных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что свидетель Потерпевший №6, он же, будучи допрошенным под псевдонимом “ И.”, не мог являться очевидцем событий в ночь с ___ на ___ на месте происшествия.

При этом судом подробно приведены в приговоре, тщательно проанализированы показания дважды допрошенного на предварительном следствии свидетеля под псевдонимом “ И.

”, а также данные им в ходе проверки их на месте показания, и признано, что таковые не являлись стабильными, содержали противоречия одни другим, на существо которых судом обращено внимание, а также и не согласуются с выводами судебно-медицинской экспертизы о характере и механизме образования телесных повреждений у потерпевшего З.В.М.

Согласно показаниям Потерпевшего №6, в судебном заседании дать показания против Б.О.А. по преступлению в отношении З.В.М. его убедили оперативные сотрудники полиции, у которых ничего, его в этом изобличающего, кроме клички “Б…”, не было. Произошло это в день его обращения в органы полиции с заявлением о хищении у него автомобиля Б. О.А.

, на которого он в тот момент был зол. Также кличку “Б…” он слышал от самого З.В.М. при посещении его в больнице, в связи с чем, укрепился в своем предположении о возможной причастности Б.О.А. к избиению З.В.М. Ранее им данные на предварительном следствии показания в качестве свидетеля под псевдонимом, являются ложными, в них он Б.О.А.

оговорил.

При этом показания Потерпевшего №6 в качестве свидетеля от ___ , в которых он указывал о том, что об избиении З.В.М. узнал от кого-то из его родственников, навещал его в больнице, от него самого узнал, что его избил “Б.

”, а также о полученной от К. информации о том, что со слов неизвестной женщины З.В.М.

избивали несколько человек и они разбежались, когда последняя стала кричать, а также о нахождении его на работе в в период с ___ на ___ суд признал достоверными доказательствами.

Показания же дважды допрошенного свидетеля под псевдонимом “И.”, а также протокол проверки этих показаний на месте судом первой инстанции признаны недопустимыми доказательствами на основании п. 2 и 3 ч. 2 ст.75 УПК РФ.

С надлежаще мотивированными выводами суда первой инстанции в приговоре на этот счет, а также указанными правовыми основаниями признания доказательств недопустимыми, судебная коллегия соглашается, а также находит необходимым указать, что при даче показаний в качестве свидетеля под псевдонимом Потерпевший №6 не указал следователю источника своей осведомленности об указываемых им обстоятельствах, учитывая факт дачи им ранее при допросе взаимоисключающих показаний, а следователем не было принято надлежащих мер к проверке этих показаний в соответствии со ст. 87 УПК РФ.

Приводимые в апелляционном представлении доводы о немотивированности выводов суда первой инстанции в части признания недопустимыми доказательствами показаний свидетеля под псевдонимом “И.”, а также утверждения относительно отсутствия противоречий в указанных показаниях и лишь уточнении свидетелем под псевдонимом “И.” деталей совершенного Б.О.А.

преступления, которые могли быть ему известны лишь как очевидцу, судебной коллегией отвергаются в полном объеме, как надуманные, противоречащие установленному по делу факту невозможности нахождения свидетеля Потерпевшего №6, данные о личности которого были в последующем засекречены с присвоением псевдонима, вблизи места совершения преступления в отношении З.В.

М. в ___ .

По этим же основаниям не могут влечь переоценку выводов суда первой инстанции по вопросу признания доказательств недопустимыми также и ссылки в апелляционном представлении на оставление судом без должной оценки показаний свидетелей А.С.В.

и С.И.С. в судебном заседании, в соответствии к которыми на Потерпевшего №6 какого-либо физического или психологического воздействия не оказывалось, он добровольно подробно и обстоятельно изложил детали преступления, очевидцем которого являлся.

Сам по себе факт неприменения недозволенных методов ведения следствия в отношении Потерпевшего №6, о чем вопреки утверждениям автора представления, суд указал в своих выводах на листе 47 приговора, не может свидетельствовать по вышеизложенным обстоятельствам о достоверности показаний свидетеля под псевдонимом “И.”.

Ссылки в апелляционном представлении на несоответствие выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также о наличии существенных противоречий в указанных выводах относительно обстоятельств, имеющих значение для дела, ссылками на иные обстоятельства, кроме вышеуказанных по тексту, не конкретизированы, а потому не могут повлечь признание состоявшегося в отношении Б.О.А. оправдательного приговора незаконным и необоснованным.

Требованиям ч.ч. 2 и 3 ст. 302 и ст. 305 УПК РФ, по убеждению судебной коллегии, обжалуемый стороной обвинения приговор отвечает в полной мере, никакие из представленных стороной обвинения доказательств не были оставлены судом первой инстанции без надлежащей их проверки и оценки.

В ходе судебного разбирательства суд первой инстанции не препятствовал стороне обвинения в представлении дополнительных доказательств в подтверждение выдвинутого против Б. О.А. обвинения, а также по опровержению обстоятельств, установленных в стадии судебного следствия, которые при постановлении приговора были положены в обоснование оправдания подсудимого Б. О.А.

Оценка установленных по делу и указанных в приговоре неустранимых сомнений в виновности Б. О.А. в соответствии с требованиями ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УК РФ сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Поскольку органом следствия не было добыто, а стороной обвинения не представлено суду бесспорных доказательств причастности Б. О.А. к инкриминируемому ему умышленному причинению тяжкого вреда здоровью З.В.М.

, повлекшему по неосторожности смерть последнего, то есть в совершении предусмотренного ч. 4 ст.1 11 УК РФ преступления, оправдание Б. О.А. в указанном преступлении, за непричастностью к его совершению, а также и прекращение уголовного преследования в отношении Б. О.А. по ч. 4 ст.

111 УК РФ по этим же основаниям судебная коллегия находит правильным и обоснованным.

Изложенные в апелляционном представлении доводы, как направленные исключительно на переоценку доказательств, при неустановлении существенных нарушений уголовно-процессуального закона при разбирательстве судом первой инстанции уголовного дела в отношении Б. О.А. по указанному обвинению, не могут, по убеждению судебной коллегии, послужить основанием для отмены состоявшегося оправдательного приговора и для направления уголовного дела на новое судебное разбирательство…».

Рекомендуем!  Прямые начисления ОДН через суд
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

13 − тринадцать =