ВС объяснил, когда водителю не заплатят компенсацию за прекращенное дело


В этой статье:

ВС объяснил, когда водителю не заплатят компенсацию за прекращенное дело

Денис Воронин/АГН Москва

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу автомобилиста, который требует от МВД оплаты своих расходов на юридические услуги после судебной отмены постановления о штрафе за нарушение ПДД. Производство по делу было прекращено в связи с истечением срока давности. Это дало повод представителям министерства утверждать, что раз вина должностных лиц не установлена, то и компенсацию платить не обязательно. Апелляционная и кассационная инстанции согласились с такой позицией, но ВС отменил их решения.

Выезд на встречку

В ноябре 2019 года житель города Киселевска Кирилл Кулешов был оштрафован на 5000 рублей за обгон на пешеходном переходе с выездом на встречную полосу (ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ). Автомобилист оплатил штраф с 50-процентной скидкой через портал госуслуг. Однако по его жалобе решением Киселевского городского суда постановление о штрафе было отменено.

Суд указал, что выводы о виновности Кулешова были сделаны преждевременно и при неполном установлении всех обстоятельств. В частности, видеокамера экипажа ДПС не зафиксировала госномер автомобиля-нарушителя. А автоинспекторы во время погони за машиной на длительное время потеряли ее из виду и могли ошибиться, останавливая именно Кулешова. Сам он вину отрицал.

Рекомендуем!  Суд признал скриншоты допустимыми доказательствами

В итоге суд прекратил производство по делу в связи истечением сроков давности.

Кулешов подал в местный отдел ГИБДД заявление о возврате уплаченного штрафа и комиссии, которая составила 25 рублей. Вернули только штраф.

Тогда автовладелец обратился в суд с иском к МВД РФ о взыскании комиссии, компенсации морального вреда (2000 рублей) и расходов на представителя (30 тыс. рублей).

Истец указал, что незаконное привлечение к административной ответственности заставило его нервничать из-за несправедливости представителей закона, тратить время и средства для судебной защиты.

Апелляция и кассация на стороне МВД

В суде ответчик настаивал на отсутствии доказательств вины замначальника ОГИБДД, который вынес постановление о штрафе. Но Киселевский горсуд посчитал, что сам факт судебной отмены постановления свидетельствует о незаконности документа. Требования истца удовлетворили частично, взыскав в его пользу 11 700 рублей.

Кемеровский областной суд по жалобе представителя ОМВД отменил решение и отказал Кулешову в иске.

Апелляция исходила из того, что вина сотрудников полиции (инспекторов ДПС и замглавы ОГИБДД) не установлена, а их действия не могут считаться незаконными, поскольку дело в отношении Кулешова было прекращено не из-за отсутствия события или состава правонарушения, а по истечении срока давности. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции согласился с этой позицией.

Постановление КС как аргумент

В своей жалобе в ВC Кулешов привел правовые позиции, изложенные в постановлении Конституционного суда РФ от 15 июля 2020 г. № 36-П  по делу в связи с жалобами граждан Логинова и Шарафутдинова.

Заявители считали, что прекращение производства по делу об административном правонарушении само по себе свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица.

И отказ гражданину в возмещении расходов на оплату услуг защитника и уплату административного штрафа, а также в компенсации морального вреда в случае прекращения дела при отсутствии установленной судом вины органов государственной власти и должностных лиц противоречит Конституции. КС постановил, что дела заявителей подлежат пересмотру.

Кулешов указал, что, несмотря на прекращение его дела с формулировкой «за истечением срока давности», факт совершения именно им административного правонарушения не доказан. Таким образом, он счел, что его дело полностью вписывается в упомянутое постановление КС.

«Я просто излагаю позицию МВД»

Кулешов в ВС не явился, в отличие от своего процессуального оппонента из МВД Надежды Торгушиной. Она настаивала, что правовых оснований для отмены апелляционного и кассационного постановлений не имеется.

Основной аргумент — истечение срока давности, в связи с которым дело о нарушении ПДД было прекращено.

По мнению ответчика, это говорит о неустановлении вины должностных лиц, что, в свою очередь, не позволяет истцу взыскивать компенсацию.

— У нас виновность определяется кем? — поинтересовался судья ВС Михаил Кротов.

— Судом, — уверенно ответила представитель МВД.

— При наличии соответствующих доказательств. А если отдел внутренних дел не предоставил соответствующих доказательств, является ли лицо виновным? — продолжал допытываться Кротов.

— Ну, данным постановлением… Исходя из КоАП… Открытый вопрос… — замялась Торгушина.

— Процесс административный выиграл кто? — не отступал Кротов.

— Никто не выиграл. — Даже под маской было видно, как Торгушина широко улыбается.

  • — Оспаривал заявитель, заявитель получил решение, что постановление отменено, — стал перечислять Кротов.
  • — Ему и штраф вернули… — подключился к диалогу судья ВС Сергей Асташов.
  • — Я понимаю ваши вопросы, я просто излагаю позицию МВД… — отбивалась Торгушина.

— Постановление отменили, штраф вернули. Но никто не выиграл! — Теперь широко улыбнулся Асташов.

Задав еще несколько вопросов представителю МВД, тройка судей ВС удалилась в совещательную комнату. В итоге ВС вернул дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Наказанным по ошибке полагается компенсация судебных расходов

Верховный суд разъяснил, что за незаконный штраф, который был оспорен в суде, автовладельцу должны компенсировать судебные расходы. И доказывать вину сотрудника ГИБДД, который его вынес или отказал в обжаловании, не требуется.

Автовладельцу могут назначить ошибочный штраф. И в этой ситуации автовладелец имеет право не платить штраф, обжаловать его, а уже сотрудники ГИБДД должны оформить новый штраф тому, кто был виноват. Но бывает, что инспекторы такие штрафы не отменяют и приходится идти в суд.

ВС объяснил, когда водителю не заплатят компенсацию за прекращенное дело

Верховный суд разрешил прощать людей, укравших деньги с чужих карт

Так случилось и с неким Денисом Москвиным. Он решил обжаловать штраф в суде. Чтобы обжаловать штраф 500 рублей, ему пришлось заплатить за юридические услуги 3,5 тысячи рублей. И дело того стоило. Районный суд отменил наказание «в связи с отсутствием состава административного правонарушения».

Но денег, потраченных не по своей вине на восстановление справедливости, конечно, жаль. Поэтому пострадавший подал иск к МВД России и ГУ МВД России по Волгоградской области на возмещение убытков и компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции отказал в иске.

Он обосновал это тем, что лицо, виновное в том, что собственнику автомобиля приходится нести расходы — это тот самый нарушитель, которому Москвин доверил управление автомобилем, а не сотрудники Госавтоинспекции, действовавшие в рамках административного законодательства. По сути, суд перевернул все с ног на голову: оказывается, в незаконном штрафе и отказе его отменить, потому что вынесен не тому человеку, виноват не инспектор, а тот, кто был за рулем и нарушал правила.

Правовые основы работы судов эксперты «РГ» разбирают в рубрике «Юрконсультация»

И суд апелляционной инстанции, и Четвертый кассационный суд согласились с такой позицией. Однако Верховный суд посчитал иначе.

ВС напомнил, что 53-й статьей Конституции РФ закреплено право каждого на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Еще летом 2020 года Конституционный суд запретил судам отказывать в возмещении расходов, связанных с прекращением производства по административному делу, на основании того, что потерпевший не доказал вины госоргана или его должностного лица. Такая же позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного суда 2005 года, сообщает портал Право.ру.

Убытки, понесенные в связи с восстановлением права, — это, по существу, судебные расходы

Убытки, понесенные в связи с восстановлением права лицом, в отношении которого постановление отменено в связи с отсутствием события или состава правонарушения, либо в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно вынесено, — это, по существу, судебные расходы. И для их возмещения достаточно решения суда, которым постановление отменяется по реабилитирующим основаниям.

Что же касается морального вреда, то причинитель освобождается от его компенсации, если докажет, что вред причинен не по его вине. То есть именно госорган или должностное лицо должны доказывать, что их вины в неправомерном решении, из-за которого автовладельцу пришлось заключать договор с юристами и идти в суд, не было.

Суды, сославшись на то, что автовладелец не доказал вину ГИБДД в причинении ему морального вреда, не учли положений Гражданского кодекса и не дали оценки доводам автовладельца о допущенных нарушениях вышестоящими должностными лицами ГИБДД при рассмотрении его жалобы.

Поэтому Верховный суд направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Понятно, что апелляционный суд примет решение о компенсации ему судебных расходов. Возможно даже, что удовлетворит компенсацию морального вреда. Но все это будет выплачено из казны.

Уже не раз на различных уровнях предлагалось ввести персональную ответственность должностных лиц за такие ошибочные решения и штрафы. Например, в виде штрафа, который выплачивался бы пострадавшему.

При таком подходе количество ошибочных штрафов сократится. А должностные лица не будут посылать отписки с отказами.

Вс объяснил, когда водителю не заплатят компенсацию за прекращенное дело

сюжет: Практика Верховного суда РФ

Теги: МВД РФ, Верховный суд РФ, Брянская область, Россия

Само по себе прекращение производства по делу об административном правонарушении в отношении водителя не свидетельствует о незаконности действий инспекторов ГИБДД, указывает Верховный суд РФ. Он отмечает, что если должностные лица правомерно привлекали нарушителя к ответственности и в их действиях не было злого умысла, то автовладелец не может рассчитывать на компенсацию.

  • Суть дела 
  • Житель Брянской области затребовал в суде возмещение расходов в связи с незаконным привлечением к административной ответственности за вождение в нетрезвом виде, а также компенсацию морального вреда.
  • Свои требования водитель обосновал решением судьи Карачевского районного суда Брянской области, прекратившем против него дело в связи с недоказанностью обстоятельств правонарушения.
  • Между тем, пока шло разбирательство истца ограничили в праве на управление транспортным средством, а также он понёс убытки в виде расходов на юридические услуги и оплату специализированной автостоянки.

Районный суд исковые требования удовлетворил частично и взыскал с МВД за счет казны РФ в пользу водителя 22 тысячи рублей, в том числе компенсацию морального вреда — 1 тысячу рублей. Апелляционная инстанция это решение поддержала. Однако ВС с таким подходом не согласился.

Позиция ВС

Само по себе прекращение производства по делу об административном правонарушении не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица, подчеркивает ВС. 

Он напоминает, что согласно материалам дела на водителя составили протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ. 

Мировой суд признал его виновным и оштрафовал на 30 тысяч рублей с лишением права садиться за руль в течение 1 года и 8 месяцев. Но районный суд это решение отменил, а дело прекратил в связи с недоказанностью обстоятельств. При этом прекращение дела было связано с ошибкой врачей: они нарушили порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

  1. «По данному делу, исходя из заявленных исковых требований и их правового и фактического обоснования с учетом того, что они связаны с возмещением убытков и морального вреда, причиненных в связи с прекращением производства по делу об административном правонарушении, суду следовало выяснить вопрос о том, имелись или отсутствовали у должностного лица правовые основания для составления протокола об административном правонарушении в отношении (водителя) то есть носили ли они правомерный или противоправный характер», — указывает ВС.
  2. Однако суды, обязав МВД выплатить водителю ущерб, не установили, являлись ли действия сотрудника ГИБДД в процессе производства по делу об административном правонарушении незаконными.
  3. При этом судебные инстанции указали на то, что МВД не исполнило обязанность по представлению достаточных и допустимых доказательств виновности истца по делу об административном правонарушении.
  4. Вместе с тем, основанием для прекращения производства по делу явились нарушения, допущенные медицинскими работниками при проведении исследования на состояние опьянения, и связанные с несоблюдением порядка его проведения, подчеркивает ВС.
  5. Ошибка врача никак не могла свидетельствовать о противоправном характере действий сотрудника ГИБДД, однако обе инстанции упустили этот нюанс, указывает он.
  6. В связи с чем ВС отменил определение областного суда и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.
  7. Алиса Фокс 

Вс объяснил, когда водителю не заплатят компенсацию за прекращенное дело

Само по себе прекращение производства по делу об административном правонарушении в отношении водителя не свидетельствует о незаконности действий инспекторов ГИБДД, указывает Верховный суд РФ. Он отмечает, что если должностные лица правомерно привлекали нарушителя к ответственности и в их действиях не было злого умысла, то автовладелец не может рассчитывать на компенсацию.

  • Суть дела
  • Житель Брянской области затребовал в суде возмещение расходов в связи с незаконным привлечением к административной ответственности за вождение в нетрезвом виде, а также компенсацию морального вреда.
  • Свои требования водитель обосновал решением судьи Карачевского районного суда Брянской области, прекратившем против него дело в связи с недоказанностью обстоятельств правонарушения.
  • Между тем, пока шло разбирательство истца ограничили в праве на управление транспортным средством, а также он понёс убытки в виде расходов на юридические услуги и оплату специализированной автостоянки.

Районный суд исковые требования удовлетворил частично и взыскал с МВД за счет казны РФ в пользу водителя 22 тысячи рублей, в том числе компенсацию морального вреда — 1 тысячу рублей. Апелляционная инстанция это решение поддержала. Однако ВС с таким подходом не согласился.

Позиция ВС

Само по себе прекращение производства по делу об административном правонарушении не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица, подчеркивает ВС.

Он напоминает, что согласно материалам дела на водителя составили протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Мировой суд признал его виновным и оштрафовал на 30 тысяч рублей с лишением права садиться за руль в течение 1 года и 8 месяцев. Но районный суд это решение отменил, а дело прекратил в связи с недоказанностью обстоятельств. При этом прекращение дела было связано с ошибкой врачей: они нарушили порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

  1. «По данному делу, исходя из заявленных исковых требований и их правового и фактического обоснования с учетом того, что они связаны с возмещением убытков и морального вреда, причиненных в связи с прекращением производства по делу об административном правонарушении, суду следовало выяснить вопрос о том, имелись или отсутствовали у должностного лица правовые основания для составления протокола об административном правонарушении в отношении (водителя) то есть носили ли они правомерный или противоправный характер», — указывает ВС.
  2. Однако суды, обязав МВД выплатить водителю ущерб, не установили, являлись ли действия сотрудника ГИБДД в процессе производства по делу об административном правонарушении незаконными.
  3. При этом судебные инстанции указали на то, что МВД не исполнило обязанность по представлению достаточных и допустимых доказательств виновности истца по делу об административном правонарушении.
  4. Вместе с тем, основанием для прекращения производства по делу явились нарушения, допущенные медицинскими работниками при проведении исследования на состояние опьянения, и связанные с несоблюдением порядка его проведения, подчеркивает ВС.
  5. Ошибка врача никак не могла свидетельствовать о противоправном характере действий сотрудника ГИБДД, однако обе инстанции упустили этот нюанс, указывает он.
  6. В связи с чем ВС отменил определение областного суда и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.
  7. Источник: РАПСИ

Вс рф рассказал, как получить компенсацию за прекращение административного дела

Гражданина обвинили в том, что он вел автомобиль в состоянии опьянения, и применили к нему административные санкции. Спустя некоторое время административное дело закрыли, поскольку не нашли доказательств вины водителя. Имеет ли он право получить компенсацию от правоохранительных органов?

Предприниматель заключил с банком договор цессии на недвижимое имущество. Федеральная налоговая служба (ФНС) РФ сочла, что бизнесмен получил имущество не для себя, а для перепродажи, и потребовала доплатить налог на добавленную стоимость (НДС), а также не приняла по нему вычеты при том, что банк государственный сбор за сделку уплатил. Правомерно ли это?

Российская компания арендовала морские судна у иностранной. Впоследствии российская организация выкупила транспорт у зарубежной, но заключила с ней агентский договор на обслуживание судов.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) РФ решила, что российская компания находится под контролем иностранной, а потому запретила ей рыбачить на территории нашей страны.

Можно ли считать договоры купли-продажи и агентских услуг признаками контролируемости компании зарубежным инвестором?

Недоказанное вождение в состоянии опьянения

28 июня 2017 года гражданина Бурковского Юрия Ивановича инспектор Государственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД) обвинил в вождении автомобиля в состоянии алкогольного опьянения.

В соответствии с предъявленными обвинениями на водителя завели дело на основании ч. 1 ст. 12.8 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) РФ. 20 октября 2017 года мировой судья оштрафовал правонарушителя. Гражданину пришлось платить штраф в размере 30 тыс.

руб. Его также лишили водительских прав на срок в 1 год 8 месяцев.

12 декабря 2017 года суд апелляционной инстанции отменил ведение административного дела в отношении Бурковского Ю.И. Суд счел, что обстоятельства вины водителя не были доказаны, а потому он подлежит освобождению от ответственности и, как следствие, все вынесенные санкции должны быть отменены.

На основании решения суда апелляционной инстанции гражданин решил взыскать с отдела Министерства внутренних дел (МВД) РФ по Карачаевскому району Брянской области, а также с Министерства финансов РФ более 36 тыс. руб. возмещения расходов и 10 тыс. руб. компенсации морального вреда за незаконное возбуждение административного дела.

Сумму Бурковский Ю.И. определил из размера штрафа, затрат на получение юридической помощи, расходов на оплату специализированной стоянки, а также вреда, причиненного в результате ограничения на управление автомобилем. Суд взыскал с МВД и Минфина РФ более 22 тыс. руб. в пользу истца, в остальной части требований ему было отказано.

Ответчики с решением суда не согласились и попросили ВС РФ его отменить. И высшая инстанция прислушалась к ведомствам.

Недоказанность вождения в состоянии опьянения – следствие нарушение порядка медицинского освидетельствования. Процедуру освидетельствования проводила Карачаевская центральная районная больница.

Медицинские работники выявляли состояние опьянения Бурковского Ю.И. прибором, не прошедшим специализированную проверку.

ВС РФ указал, что прекращение производства по делу об административном правонарушении не свидетельствует о том, что инспектор ГИБДД совершил неправомерные действия, заводя дело на гражданина.

Высшая инстанция сочла, что ответственность за причиненный вред водителю несут не правоохранительные органы совместно с Минфином РФ, а Карачаевская больница, которая пользовалась непроверенными приборами, что и стало основанием для привлечения водителя к административной ответственности.

Дело направлено на пересмотр в суд апелляционной инстанции, чтобы он проанализировал вину врачей и сотрудников ГИБДД и правильно установил ответчиков.

Определение ВС РФ по делу № 83-КГ20-1 от 17 марта 2020 года

15 сентября 2014 года «Сбербанк» заключил договор цессии на недвижимое имущество с предпринимателем Сергеевым Ильей Владимировичем. Бизнесмен перепродал его третьим лицам, чем оказалась недовольна ФНС РФ.

Предприниматель решил получить вычет по НДС за сделки в размере 11,6 млн руб., но налоговая инспекция сочла его требования неправомерными. По ее мнению, вычет Сергееву И.В.

был положен только от реализации машиномест покупателям, поскольку эта операция облагается НДС. Остальные же операции данным налогом не облагаются.

В связи с этим фискальный орган решил, что бизнесмену положен вычет только в размере чуть более 6 млн руб. В остальном ФНС РФ обвинила предпринимателя в совершении налогового правонарушения. В результате инспекция доначислила ему НДС в размере 4,3 млн руб., пени, штрафы и отказала в вычете на 7,3 млн руб.

Суды первой и апелляционной инстанции согласились с ФНС РФ, указав на то, что вычет по НДС полагается только в случае, если совершены операции, которые облагаются данным доходом.

Кассация встала на сторону истца, указав на то, что «Сбербанк», хотя у него не было обязанности выставлять счета-фактуры по данным операциям, все же их выставил, выделил НДС и перечислил соответствующую сумму в бюджет.

С учетом того, что банк уплатил НДС в бюджет, пусть и по операции, не облагающейся данным налогом, фискальный орган не имел права отказать Сергееву И.В. в использовании вычета, поскольку цепочка платежей была соблюдена. С этими выводами согласилась и высшая инстанция.

ВС РФ отказал ФНС РФ в удовлетворении жалобы.

Определение ВС РФ по делу № 309-ЭС20-4391 от 1 апреля 2020 года

Признаки контроля компании зарубежным инвестором

Российская компания «РКФ» сотрудничала с иностранной организацией PESQUERA VAQUEIRO S.L. Она арендовала у нее два морских судна: «Новая Земля» и «Северная Земля».

Впоследствии, с учетом дополнительных условий арендного соглашения, «РКФ» решил выкупить оба судна и стать их собственником. Однако на этом сотрудничество с PESQUERA VAQUEIRO S.L.

не закончилось: российское предприятие заключило с зарубежной фирмой агентский договор на обслуживание суден.

ФАС РФ, изучив сделки компаний, пришла к выводу, что зарубежная организация выступает инвестором российской. В связи с этим государственный орган принял решение запретить «РКФ» рыбачить в российских водах, сославшись на п. 7 ч. 3 ст. 13 закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 166-ФЗ.

«РКФ» с выводами ФАС РФ не согласилась и решила обжаловать решение ведомства в суде. Первая инстанция встала на сторону истца, апелляция – на сторону государственного органа, а кассация и ВС РФ признали решение первой инстанции правомерным.

Договоры аренды, купли-продажи, агентское соглашение нельзя расценивать как сделки, которые направлены на контроль российской компании зарубежным инвестором. Указанные договоры являются стандартными для внешнеэкономической деятельности.

Техническое и материальное обеспечение морских суден со стороны PESQUERA VAQUEIRO S.L. в рамках агентского договора нельзя расценивать как инвестиции.

ВС РФ отказалась рассматривать жалобу антимонопольного органа.

Определение ВС РФ по делу № 305-ЭС20-3889 от 1 апреля 2020 года

Материальный ущерб: когда работодатель не взыщет его с вас

Автомобиль компании пострадал в аварии — будет ли водитель возмещать стоимость ремонта? Украли со склада банку краски — кто заплатит? При пересчете в магазине не хватило товара — где искать виновных? Ежедневно такие вопросы возникают у тех, чья работа связана с материальными ценностями. Расскажем, когда работодатель не имеет права возмещать ущерб за счет сотрудников, как определить точный размер потерь и о других тонкостях.

Глава 39 ТК РФ регулирует порядок взыскания материального ущерба с работников организации. Ст. 238 ТК РФ устанавливает, что работник обязан возместить только прямой действительный ущерб, размер которого определяют по специальным правилам.

  • Если имущество испорчено, но может быть восстановлено — сумма ущерба равна затратам на восстановление имущества.
  • Если имущество не подлежит восстановлению или утрачено — сумма ущерба определяется как затраты на приобретение аналогичного имущества.
  • Если ущерб причинен имуществу третьих лиц (например, станку, взятому работодателем в аренду) — в размере средств, выплаченных работодателем третьему лицу.
  • Упущенная выгода, неполученный доход компании и другие аналогичные требования взысканию с виновного лица не подлежат. Например, с работника, испортившего станок, можно взыскать только стоимость ремонта, но не стоимость деталей, которые не смогли изготовить за время его простоя.

Работник возмещает ущерб, причиненный третьему лицу только, если будет доказана связь между его действиями и возникновением убытков. Если такая связь не доказана — не нужно спешить добровольно расставаться с деньгами. С работником должен быть заключен договор о материальной ответственности (полной индивидуальной либо коллективной). Если такой договор не заключался, то работник несет ответственность только в пределах среднего месячного заработка (ст. 241 ТК РФ).

Но правило действует с некоторыми исключениями.

Когда работодатель имеет право взыскать ущерб в полном объеме

В некоторых случаях сумма материального ущерба с работника взыскивается полностью. Исключения установлены в ст. 243 ТК РФ. Варианты наступления полной материальной ответственности сотрудника.

  • Обязанность возместить ущерб возложена на работника ТК РФ или иным законом. Это значит, что при отсутствии договора о полной материальной ответственности, ущерб можно взыскать только с руководителя, его заместителей и главного бухгалтера. При этом у заместителя руководителя и главного бухгалтера такое условие должно быть указано в трудовом договоре.
  • Обнаружена недостача ценностей, доверенных работнику на основании разового документа (доверенность, приказ и т.д.) или по специальному договору, например, о материальной ответственности.
  • Доказано, что ущерб причинен работником умышленно.
  • Установлено, что в момент причинения ущерба работник находился в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.
  • Ущерб причинен в результате преступления. Но если уголовное дело прекращено по любым основаниям (в том числе нереабилитирующим) — взыскать ущерб нельзя. А вот если приговор состоялся, но работник был амнистирован — у работодателя есть право взыскать ущерб.
  • Ущерб стал следствием административного правонарушения, допущенного работником. Обязательное условие — наличие постановления или решения государственного органа.
  • Ущерб наступил из-за того, что сотрудник разгласил ставшую ему известной охраняемую законом тайну (государственную, коммерческую, служебную и иную).
  • Ущерб возник из-за действий работника, которые он совершил не при исполнении своих трудовых обязанностей (например, после работы или в выходной).

Работники до 18 лет несут полную материальную ответственность, только если ущерб причинен в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического и другого) либо при умышленных действиях (например, преступления).

Чаще всего споры о взыскании материального ущерба заканчиваются судебным процессом между компанией и сотрудником.

В каких случаях нельзя взыскать ущерб с работника

Предлагаем на примерах рассмотреть самые частые ситуации, когда получить возмещение с работника нельзя.

Нельзя взыскать ущерб полностью, если с материально ответственным лицом не заключен договор о полной матответственности

Компания подала в суд на двух сотрудниц, которые посменно работали в одной из торговых точек продавцами. В ходе инвентаризации была выявлена недостача. Выплатить ее добровольно работницы отказались.

В суде выяснилось, что договор о полной или коллективной материальной ответственности с ними не составлялся, инвентаризация проводилась нерегулярно, при передаче смены денежные средства не пересчитывались.

С учетом этих обстоятельств суд взыскал с продавцов материальный ущерб только в пределах их среднемесячного заработка.

В рассматриваемом случае работодатель не заключил договор по своей вине. Однако бывает, что работник боится взысканий и намеренно не подписывает договор о материальной ответственности. В этом случае у работодателя два варианта.

  • На законных основаниях уволить такого сотрудника.
  • Оставить его на работе, но учесть, что взыскать материальный ущерб полностью не получится.

Нельзя взыскать ущерб в полном объеме, если работник не материально ответственное лицо по закону

Водитель грузовика не справился с управлением на территории завода и наехал на ограждение. В итоге пострадал автомобиль и сломано ограждение. Дело об административном правонарушении не возбуждалось.

Несмотря на то, что с водителем был заключен договор о полной материальной ответственности, суд отказал организации в иске. В решении было указано, что должность водителя не указана в перечне должностей, с кем можно заключать такой договор, а значит, соглашение было оформлено в нарушение закона.

Суд взыскал компенсацию ущерба с водителя только размере среднемесячной заработной платы.

Постановление Правительства № 823 от 14.11.2002 устанавливает четкий перечень должностей и работ, выполнение которых требует заключения с работником договора о полной материальной или коллективной ответственности. Если должность не входит в этот перечень, попытки получить ущерб в полной сумме незаконны.

Если работодатель не обеспечил надежное хранение вверенного имущества, работник не будет возмещать ущерб от их утраты или повреждения

Со склада управляющей компании пропали несколько банок краски и баллоны монтажной пены. Несмотря на подписание договора о полной материальной ответственности, кладовщик отказался возмещать стоимость похищенных ценностей.

При рассмотрении дела в суде было выяснено, что свободный доступ к имуществу на складе имели несколько лиц. В частности, у бригадира ремонтной бригады и бухгалтера были свои ключи от склада. Они неоднократно заходили туда в отсутствие кладовщика.

На этом основании суд сделал вывод о том, что именно работодатель не обеспечил надежное хранение имущества и отказал во взыскании ущерба с кладовщика.

Если работодатель организует работу с материальными ценностями так, что доступ к ним имеют несколько лиц, при этом договор о полной материальной ответственности заключен только с одним из них, получить ущерб только с ответственного лица будет не получится.

Если не доказан точный размер ущерба и не проведено расследование, требования о взыскании не удовлетворяются

Компания обратилась в суд с иском к работнику о возмещении материального ущерба. Выяснилось, что работник был продавцом стройматериалов на открытом складе. В очередную инвентаризацию не досчитались части имущества. В суде представлены инвентаризационные ведомости и отчеты о продаже и поступлении товара.

После допроса свидетелей, чьи подписи стояли на ведомостях, суд выяснил, что инвентаризация происходила зимой, часть товара была под снегом и не учитывалась. Кроме того, акты о недостаче были оформлены с нарушением порядка и составлялись в отсутствие продавца.

По этим причинам суд отказал в иске, указав, что работодатель не доказал достоверно сумму ущерба.

Определить точную сумму ущерба — обязанность работодателя (ст. 247 ТК РФ). По общему правилу, его размер равен стоимости утраченного или поврежденного имущества исходя из рыночных цен, действующих в месте нахождения организации, но не ниже стоимости этого имущества по данным бухучета с учетом степени износа.

Иногда невозможно установить дату причинения ущерба, например, точный день хищения. Тогда работодатель вправе оценить стоимость утраченного имущества на день обнаружения ущерба.

Если работодатель хочет взыскать с работника излишне выплаченную зарплату, когда такого права у работодателя нет

При окончательном расчете уволенного вахтера бухгалтер не учел суммы ранее выплаченного ему аванса и выплатил заработную плату за полный месяц.

Суд отказал во взыскании излишне выплаченных денег, указав, что ошибка не является счетной (математической), а вызвана отсутствием должного контроля за выплатой авансовых платежей в организации.

Ст.

137 ТК РФ точно устанавливает, в каких случаях с работника можно удержать суммы из заработной платы.

  • в возмещение неотработанного аванса;
  • для погашения неизрасходованного или невозвращенного аванса, например, выданного в связи с командировкой;
  • для возврата сумм, излишне выплаченных работнику из-за счетных ошибок;
  • при увольнении работника, который отгулял свой отпуск вперед за неотработанные дни.

Иные причины для удержания средств из заработной платы незаконны.

Подводим итоги

  • Работник возмещает материальный ущерб работодателю только в особых случаях, установленных законодательством.
  • Упущенная выгода и недополученные доходы не могут быть взысканы. Взыскать в работника можно только прямой действительный ущерб.
  • Обязанность работодателя — установить точную сумму ущерба, причиненного имуществу.
  • Если ущерб стал следствием совершенного преступления или правонарушения — для его взыскания обязателен приговор суда или постановление о привлечении к административной ответственности.
  • С работника нельзя взыскать излишне выплаченную заработную плату, если это произошло не по его вине и не в результате счетной (математической) ошибки.

Вс объяснил, как вернуть неполученные социальные выплаты

Сотрудники Пенсионного фонда России обязаны разъяснять льготникам их права на получение мер социальной поддержки и предоставлять полную информацию о положенных соцвыплатах, отмечает Верховный суд РФ. В случае невыполнения чиновниками ПФР своей обязанности льготник имеет право на выплату неполученных сумм за прошлое время без ограничения каким-либо сроком, подчеркивает высшая инстанция.

Верховный суд рассмотрел жалобу москвички, которая просила выплатить ей пенсию по уходу за ребенком-инвалидом «задним числом»: о своем праве на соцвыплаты она узнала только в 2018 году, тогда как сидит дома с дочерью-инвалидом I группы с 2012 года.

Заявительница хотела получить перерасчет, чтобы ей вернули невыплаченную пенсию.

Ее представитель в суде пояснил, что, как только женщина обратилась в ПФР за пенсией для дочери-инвалида, сотрудники должны были ей сообщить, что сама она также вправе получать социальные выплаты, но никто из чиновников истицу не проконсультировал.

Однако Хорошевский суд Москвы и последующие инстанции в требованиях отказали.

Суд первой инстанции исходил из того, что ПФР права истицы не нарушил, поскольку ежемесячная выплата назначена ей с момента подачи заявления, а основания для перечисления денег ранее этого срока и для перерасчета выплаты за спорный период отсутствовали, в связи с чем действия госоргана не могут быть признаны незаконными. Суды апелляционной и кассационной инстанции согласились с такими выводами.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС считает, что выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций сделаны с нарушением норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Ежемесячная выплата неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет, является мерой социальной поддержки, направленной на усиление социальной защищенности детей-инвалидов, на обеспечение полноценного ухода за ними, создание условий, позволяющих в максимальной степени компенсировать ограничения их жизнедеятельности, вызванные значительно выраженными стойкими нарушениями функций организма, а также на восполнение материальных потерь для лиц, способных к труду, но оставивших работу ввиду необходимости ухода за ребенком-инвалидом, напоминает ВС.

По общему правилу ежемесячная выплата назначается на основании заявления лица, осуществляющего уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет. При этом в силу пункта 3 Положения о Пенсионном фонде, ведомство должно обеспечивать разъяснительную работу среди населения по вопросам, относящимся к его компетенции.

Таким образом, состоявшиеся по делу решения нельзя признать законными, они подлежат отмене, решил ВС. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Можно ли взыскать с восстановленного работника выходное пособие и компенсацию неиспользованного отпуска? :

    Работницу уволили в связи с сокращением штата. При увольнении ей были выплачены все причитающиеся денежные суммы, в том числе выходное пособие и компенсация за неиспользованный отпуск (Определение Верховного Суда РФ от 13 сентября 2021 г. № 25-КГ21-9-К4). Решением суда она была восстановлена на работе в прежней должности, в ее пользу были взысканы заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда. После восстановления на работе сотрудница обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении ей очередного оплачиваемого отпуска, отпуск был предоставлен, была произведена его оплата. Затем работодатель предложил сотруднице вернуть:
    • излишне выплаченную ей при увольнении сумму компенсации за неиспользованный отпуск, так как позже, после восстановления, ей был предоставлен очередной оплачиваемый отпуск;
    • сумму выходного пособия, поскольку восстановленной сотруднице была произведена оплата времени вынужденного прогула с момента ее увольнения до восстановления на работе.

    Сотрудница излишне выплаченные денежные средства не возвратила, тогда работодатель попытался взыскать эти суммы через суд. Суды трех инстанций встали на сторону работодателя и взыскали излишне выплаченные денежные средства (выходное пособие и компенсацию за неиспользованный отпуск).

    Они посчитали действия работницы, дважды получившей оплату отпуска за один и тот же период работы, недобросовестными. Взыскивая с работницы в пользу работодателя сумму выходного пособия, суд первой инстанции привел разъяснения, данные в абз. 4 п. 62 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2014 г. № 2.

    В соответствии с этими разъяснениями при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету.

    Суд первой инстанции исходил из того, что в рамках рассмотрения гражданского дела по иску работницы к работодателю о восстановлении на работе при взыскании оплаты за время вынужденного прогула вопрос о зачёте выходного пособия, выплаченного в связи с её увольнением с работы по сокращению штата, не рассматривался и какого-либо решения в этой части принято не было.

    Верховный Суд признал доводы судей ошибочными и заявил о существенных нарушениях норм права:

    • суд первой инстанции не учел, что перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченных ему в связи с трудовыми отношениями сумм, приведен в части четвертой ст. 137 Трудового кодекса, данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит; суд первой инстанции не установил основание для взыскания с работницы излишне выплаченных ей при увольнении сумм выходного пособия и компенсации за неиспользованный отпуск и не привел его в принятом решении;
    • несостоятельна ссылка суда первой инстанции в обоснование вывода о наличии оснований для взыскания с работницы в пользу работодателя выходного пособия на разъяснения, содержащиеся в абз. 4 п. 62 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2. Суд первой инстанции не учёл, что вопрос о зачёте выплаченного работнице при увольнении выходного пособия подлежал разрешению в рамках рассмотрения гражданского дела по иску работницы о восстановлении на работе, но не был разрешён судом при взыскании среднего заработка в пользу работницы, восстановленной на прежней работе. Оснований же для взыскания в рамках настоящего дела выплаченного работнице при увольнении выходного пособия применительно к положениям части четвертой ст. 137 ТК РФ судом первой инстанции не установлено.

    В итоге решения судов отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

    Подписаться на журнал

    Работницу уволили в связи с сокращением штата. При увольнении ей были выплачены все причитающиеся денежные суммы, в том числе выходное пособие и компенсация за неиспользованный отпуск (Определение Верховного Суда РФ от 13 сентября 2021 г. № 25-КГ21-9-К4). Решением суда она была восстановлена на работе в прежней должности, в ее пользу были взысканы заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда. После восстановления на работе сотрудница обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении ей очередного оплачиваемого отпуска, отпуск был предоставлен, была произведена его оплата. Затем работодатель предложил сотруднице вернуть:
    • излишне выплаченную ей при увольнении сумму компенсации за неиспользованный отпуск, так как позже, после восстановления, ей был предоставлен очередной оплачиваемый отпуск;
    • сумму выходного пособия, поскольку восстановленной сотруднице была произведена оплата времени вынужденного прогула с момента ее увольнения до восстановления на работе.

    Сотрудница излишне выплаченные денежные средства не возвратила, тогда работодатель попытался взыскать эти суммы через суд. Суды трех инстанций встали на сторону работодателя и взыскали излишне выплаченные денежные средства (выходное пособие и компенсацию за неиспользованный отпуск).

    Они посчитали действия работницы, дважды получившей оплату отпуска за один и тот же период работы, недобросовестными. Взыскивая с работницы в пользу работодателя сумму выходного пособия, суд первой инстанции привел разъяснения, данные в абз. 4 п. 62 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2014 г. № 2.

    В соответствии с этими разъяснениями при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету.

    Суд первой инстанции исходил из того, что в рамках рассмотрения гражданского дела по иску работницы к работодателю о восстановлении на работе при взыскании оплаты за время вынужденного прогула вопрос о зачёте выходного пособия, выплаченного в связи с её увольнением с работы по сокращению штата, не рассматривался и какого-либо решения в этой части принято не было.

    Верховный Суд признал доводы судей ошибочными и заявил о существенных нарушениях норм права:

    • суд первой инстанции не учел, что перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченных ему в связи с трудовыми отношениями сумм, приведен в части четвертой ст. 137 Трудового кодекса, данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит; суд первой инстанции не установил основание для взыскания с работницы излишне выплаченных ей при увольнении сумм выходного пособия и компенсации за неиспользованный отпуск и не привел его в принятом решении;
    • несостоятельна ссылка суда первой инстанции в обоснование вывода о наличии оснований для взыскания с работницы в пользу работодателя выходного пособия на разъяснения, содержащиеся в абз. 4 п. 62 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2. Суд первой инстанции не учёл, что вопрос о зачёте выплаченного работнице при увольнении выходного пособия подлежал разрешению в рамках рассмотрения гражданского дела по иску работницы о восстановлении на работе, но не был разрешён судом при взыскании среднего заработка в пользу работницы, восстановленной на прежней работе. Оснований же для взыскания в рамках настоящего дела выплаченного работнице при увольнении выходного пособия применительно к положениям части четвертой ст. 137 ТК РФ судом первой инстанции не установлено.

    В итоге решения судов отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

    Подписаться на журнал

Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

один + 9 =