Судам предписано не доверять только словам следователей


4 Сентября 2019

Верховный суд (ВС) РФ в своем определении указал нижестоящим судам на то, что нужно не просто принимать на веру результаты представленных обвинением экспертиз, а проводить их тщательный анализ.

По словам адвокатов, на практике судьи действительно формально подходят к оценке таких заключений, на основании которых и строятся многие приговоры.

Не исключено, что данное разъяснение норм закона со стороны ВС потребовалось в связи с передачей следствию права на проведение собственных экспертных действий.

ВС напомнил судьям о необходимости «внимательнее относиться к выводам, сделанным в заключении эксперта, и оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу». В определении указано, что надо сопоставлять выводы эксперта с данными об участниках дела, обстоятельствами и причинно-следственными связями событий.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов напомнил, что по действующему законодательству суды должны самостоятельно анализировать и оценивать все виды представленных им доказательств, в том числе и заключения экспертов. Однако на практике эта оценка часто представляет собой согласие с результатом и «констатацию законности процедуры проведения экспертизы».

По словам Насонова, судьи вынуждены анализировать доводы экспертов лишь в случаях «конфликта» экспертиз, когда для основы приговора нужно выбрать одну.

«Вместе с этим суды неохотно соглашаются с дефектами уже имеющихся экспертных исследований и не стремятся назначать новые», – подчеркнул советник ФПА.

Он отметил важность «формирования судебной практики по отмене вынесенных приговоров из-за ненадлежащей оценки этого вида доказательства».

В настоящее время, заметил председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев, суды бросает в крайности: они либо безоговорочно строят приговоры на основании экспертных заключений, либо вообще не берут их в расчет.

По словам Гавришева, в более чем 85% случаев суды принимают решение лишь на основании результатов представленной им экспертизы, «не разбираясь и не анализируя иные доказательства».

«Это довольно порочная практика, так как ни одно заключение эксперта не застраховано от человеческого фактора – будь то ошибка или меркантильная заинтересованность», – подчеркнул Гавришев.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов указал на то, что зачастую вызывает сомнения в достоверности и обоснованности и качество самих экспертных исследований, и правильность их оценки в судах. Ведь даже при наличии сомнений судьи далеко не всегда решаются на проведение повторной или дополнительной экспертизы.

«По уголовным делам это более исключение, чем правило», – заметил Иноядов. Также, по его словам, встречаются и факты приобщения к делу заключений с таким обоснованием – мол, «у суда нет оснований сомневаться в выводах эксперта, отсутствии у него заинтересованности в исходе дела и прочее».

В таких условиях, подчеркнул он, говорить о состязательности сторон при рассмотрении дел в судах и не приходится.

Между тем адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич увидела связь между этим определением ВС и созданием экспертных учреждений в органах Следственного комитета (СК) России.

Она напомнила, что в этом году президент подписал закон, согласно которому следственная экспертиза фактически передается в руки самого следствия.

Несмотря на критику, все-таки решено, что до января 2022 года в системе СК должны появиться судебно-экспертные учреждения, которые будут действовать «на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей вышестоящим руководителям».

«Зачастую следователи ведут расследования уголовных дел с нарушением норм УПК, нарушают сроки расследования, незаконно возбуждают уголовные дела и незаконно привлекают невиновных лиц к уголовной ответственности.

Самих следователей за подобные деяния к ответственности привлекают редко – как и сотрудников других правоохранительных органов», – подчеркнула Пашкевич.

При этом она напомнила о существовании постановления пленума ВС от 2010 года, в котором говорится: при оценке судом заключения эксперта следует помнить, что «оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами».

Кроме того, служители Фемиды в приговоре должны указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться, как это часто бывает, лишь ссылкой на этот документ.

«Суды не всегда руководствуются рекомендациями пленума ВС и формально относятся к обязанности оценить экспертизу по общим правилам совокупности с другими доказательствами», – заявила Пашкевич.

По ее мнению, именно в связи с передачей экспертов следствию ВС, который и сам, вероятно, насторожено отнесся к таким новациям, решил напомнить нижестоящим судам о недопустимости формального подхода.

Судам предписано не доверять только словам следователей

Судам предписано не доверять только словам следователей

Источник: Независимая газета

Отсутствие у суда оснований не доверять уполномоченному должностному лицу равно злоупотребление правом потребителя

Заказать судебное представительство в арбитражных и районных судах Заказать

Сложно не согласиться с тем, что юриспруденция зачастую предполагает применение формального подхода. Особенно судьями. Особенно при вынесении решений в пользу тех или иных участников гражданского дела.

Безусловно, формализм подхода к разрешению спора участвующих в деле лиц – это некое удобство для юриспруденции: например, в части единообразия судебной практики.

По конкретным категориям споров участвующие в деле лица предоставляют конкретные доказательства, которые в соответствии со сложившейся судебной практикой суд принимает как относимые, допустимые, даже достоверные и в совокупности достаточные для разрешения того или иного спора, однако нарушая тем самым ч. 2 ст. 67 ГПК РФ, в соответствии с которой никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Судам предписано не доверять только словам следователей

Например, для доказывания факта дорожно-транспортного происшествия (далее по тексту – ДТП) лицами, участвующими в деле, представляются в материалы дела справка о ДТП, схема ДТП, постановление по делу об административном правонарушении или определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении – материалы, составляемые сотрудниками ГИБДД. Суд безусловно принимает такие доказательства как относимые, допустимые, достоверные и достаточные для установки факта ДТП.

Но где искать справедливость в случае, если названные «достоверные» доказательства противоречат… даже законам физики?

Рассмотрим конкретный случай.

Судьей одного из районных судов субъектов Российский Федерации рассмотрено дело по иску собственника транспортного средства к страховщику о взыскании страхового возмещения, убытков, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, штрафа.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что между ним, собственником автомобиля, и ответчиком – страховщиком заключен договор добровольного страхования по рискам КАСКО (Хищение, Ущерб) в отношении принадлежащего ему на праве собственности транспортного средства.

В период действия полиса транспортное средство повреждено в результате дорожно-транспортного происшествия. Истец обратился в страховую компанию с заявлением о происшедшем страховом случае, предоставив необходимый комплект документов, для получения страховой выплаты.

  • Страховщиком отказано истцу в выплате страхового возмещения в полном объеме, а ответ на направленную владельцем автомобиля страховщику претензию не последовал.
  • Собственник транспортного средства, обратившись к независимому оценщику, установил размер причиненного его движимому имуществу ущерба, и обратился в суд с иском к страховщику, поддерживая в судебном заседании заявленные исковые требования в полном объеме, настаивая на их удовлетворении.
  • Представитель ответчика — страховщика в судебном заседании в удовлетворении требований истца просил отказать, указав на то, что значительные механические повреждения автомобиля не могли возникнуть вследствие обсуждаемого ДТП, так как в экспертном заключении содержится вывод о том, что повреждения автомобилей не соответствуют обстоятельствам имевшего место ДТП.
  • Рассматривая дело, суд пришел к бесспорному выводу о том, что отношения между страховщиком и страхователем по договору страхования в части, не урегулированной ФЗ «Об организации страхового дела в Российской Федерации», регулируются Законом РФ «О защите прав потребителей».
  • Из административного материала по факту ДТП следует, что факт ДТП зафиксирован: собственник автомобиля при управлении им не выбрал скорость движения, в результате чего произошло столкновение с другим транспортным средством.
  • В судебном решении указано на то, что спорные обстоятельства о самом факте ДТП подтверждены содержащимися в материалах дела объяснениями водителей, данными в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении по факту ДТП, справкой о ДТП, схемой места совершения административного правонарушения, определением об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.
  • Суд, проверяя довод ответчика о том, что полученные застрахованным транспортным средством повреждения не соответствуют механизму ДТП, проверял как доказательство экспертное заключение на соответствие принципу относимости, допустимости, достоверности.

Вывод эксперта категорично указывает на отсутствие трасологических следов контакта транспортных средств при названном ДТП. Однако суд пришел к выводу о том, что экспертное заключение не может быть положено в основу решения, поскольку при проведении экспертизы эксперт указал на то, что автомобиль во время осмотра находился на спущенном колесе.

Суд в решении пришел к выводу о том, что используемый экспертом метод является неточным, даже несмотря на то, что эксперт был допрошен в судебном заседании и с безальтернативной точностью подтвердил отсутствие вероятности контакта транспортных средств при спорном ДТП.

Судам предписано не доверять только словам следователей

При вынесении решения показания эксперта судом во внимание приняты не были, однако были приняты во внимание выводы экспертизы, выполненной по заказу истца, о сумме восстановительного ремонта транспортного средства истца и оценены как относимое и допустимое доказательство по делу.

Так, суд в спорном случае пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявленных истцом требований в части взыскания страхового возмещения, неустойки, не применив ст.

333 ГК РФ, то есть не снизив ее размер до разумных пределов, а также взыскал денежные средства за представленный истцом в материалы дела отчет в полном объеме (хотя последний выполнен в самом дорогом экспертном учреждении субъекта Федерации и, что странно, не был оспорен стороной ответчика по делу), начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ проценты за пользование денежными средствами, а также штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом ко взысканию в пользу потребителя.

Таким образом, на наш взгляд, является очевидным факт того, что доказательства зачастую имеют заранее установленную силу в нарушение норм ГПК РФ.

Анализируя рассматриваемый случай, можно прийти к выводу о том, что материалы дела по факту ДТП, представленные уполномоченными сотрудниками, суд оценил как относимые и допустимые доказательства по делу, проигнорировав экспертное заключение, показания допрошенного в судебном заседании эксперта, предупрежденного об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Так, суд зачастую допускает злоупотребление потребителем правом. Даже провоцирует его. Конституцией РФ установлен главный общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом. В соответствии со ст. 17 Конституции осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Сегодня злоупотребление правом отмечено во всех его отраслях. По мнению авторов статьи, концентрация таких злоупотреблений распространяется на отношения, урегулированные

Федеральным законом «О защите прав потребителей».

Федеральный закон от 07.02.1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» в своем содержании – акт, изобильно наполненный противоречиями, и с завидной регулярностью оставляющий суду варианты толкования его противоречивых норм в пользу потребителя.

Раскрывая тему злоупотребления правом в гражданских правоотношениях, можно указать на то, что в актуальной судебной практике встречаются случаи некого отожествления таких институтов как «обход закона» и «притворная сделка».

Дифференциацию действий, направленных на обход закона, и притворных сделок в гражданских правоотношениях важно проводить по направленности воли участвующих в них лиц.

При совершении направленных на обход закона действий воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который заявляется заключаемыми сделками. Обходом закона и осуществлением гражданских прав конкретно с целью причинить вред третьему лицу злоупотребление правом не ограничивается.

Судебная практика к злоупотреблению правом нередко относит направленные на воспрепятствование осуществления другим лицом его законного права – в рассмотренном случае именно такая ситуация и были приведена в пример.

Суд, по мнению авторов статьи, ошибочно пренебрег доказательствами, предоставленными страховщиком, и встал на сторону истца, спровоцировав злоупотребление последним принадлежащим ему правом на получение страхового возмещения, положив в основу вынесенного решения доказательства, умеющие заранее установленную силу.

Автор статьи: юрист «Правового бюро «ТРИБУН» Миронов А.В.

Юридическая фирма «Правовое бюро «ТРИБУН». Все права защищены.

К списку статей

Верховный суд постановил: экспертизам не доверять

03.09.2019 19:51:00

Служителям Фемиды необходимо внимательно читать заключения специалистов

Судам предписано не доверять только словам следователей

Российским судьям рекомендовано перепроверять заключения экспертов со стороны обвинения Фото с сайта www.мвд.рф

Верховный суд (ВС) РФ в своем определении указал нижестоящим судам на то, что нужно не просто принимать на веру результаты представленных обвинением экспертиз, а проводить их тщательный анализ.

По словам адвокатов, на практике судьи действительно формально подходят к оценке таких заключений, на основании которых и строятся многие приговоры.

Не исключено, что данное разъяснение норм закона со стороны ВС потребовалось в связи с передачей следствию права на проведение собственных экспертных действий.

ВС напомнил судьям о необходимости «внимательнее относиться к выводам, сделанным в заключении эксперта, и оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу». В определении указано, что надо сопоставлять выводы эксперта с данными об участниках дела, обстоятельствами и причинно-следственными связями событий.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов напомнил, что по действующему законодательству суды должны самостоятельно анализировать и оценивать все виды представленных им доказательств, в том числе и заключения экспертов. Однако на практике эта оценка часто представляет собой согласие с результатом и «констатацию законности процедуры проведения экспертизы».

По словам Насонова, судьи вынуждены анализировать доводы экспертов лишь в случаях «конфликта» экспертиз, когда для основы приговора нужно выбрать одну.

«Вместе с этим суды неохотно соглашаются с дефектами уже имеющихся экспертных исследований и не стремятся назначать новые», – подчеркнул советник ФПА.

Он отметил важность «формирования судебной практики по отмене вынесенных приговоров из-за ненадлежащей оценки этого вида доказательства».

В настоящее время, заметил председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев, суды бросает в крайности: они либо безоговорочно строят приговоры на основании экспертных заключений, либо вообще не берут их в расчет.

По словам Гавришева, в более чем 85% случаев суды принимают решение лишь на основании результатов представленной им экспертизы, «не разбираясь и не анализируя иные доказательства».

«Это довольно порочная практика, так как ни одно заключение эксперта не застраховано от человеческого фактора – будь то ошибка или меркантильная заинтересованность», – подчеркнул Гавришев.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов указал на то, что зачастую вызывает сомнения в достоверности и обоснованности и качество самих экспертных исследований, и правильность их оценки в судах. Ведь даже при наличии сомнений судьи далеко не всегда решаются на проведение повторной или дополнительной экспертизы.

«По уголовным делам это более исключение, чем правило», – заметил Иноядов. Также, по его словам, встречаются и факты приобщения к делу заключений с таким обоснованием – мол, «у суда нет оснований сомневаться в выводах эксперта, отсутствии у него заинтересованности в исходе дела и прочее».

В таких условиях, подчеркнул он, говорить о состязательности сторон при рассмотрении дел в судах и не приходится.

Между тем адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич увидела связь между этим определением ВС и созданием экспертных учреждений в органах Следственного комитета (СК) России.

Она напомнила, что в этом году президент подписал закон, согласно которому следственная экспертиза фактически передается в руки самого следствия.

Несмотря на критику, все-таки решено, что до января 2022 года в системе СК должны появиться судебно-экспертные учреждения, которые будут действовать «на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей вышестоящим руководителям».

«Зачастую следователи ведут расследования уголовных дел с нарушением норм УПК, нарушают сроки расследования, незаконно возбуждают уголовные дела и незаконно привлекают невиновных лиц к уголовной ответственности.

Самих следователей за подобные деяния к ответственности привлекают редко – как и сотрудников других правоохранительных органов», – подчеркнула Пашкевич.

При этом она напомнила о существовании постановления пленума ВС от 2010 года, в котором говорится: при оценке судом заключения эксперта следует помнить, что «оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами».

Кроме того, служители Фемиды в приговоре должны указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться, как это часто бывает, лишь ссылкой на этот документ.

«Суды не всегда руководствуются рекомендациями пленума ВС и формально относятся к обязанности оценить экспертизу по общим правилам совокупности с другими доказательствами», – заявила Пашкевич.

По ее мнению, именно в связи с передачей экспертов следствию ВС, который и сам, вероятно, насторожено отнесся к таким новациям, решил напомнить нижестоящим судам о недопустимости формального подхода. 

Доверять ли следователю?

Судам предписано не доверять только словам следователей

Адвокат Константин Добиков

Адвокат Константин Добиков                                                 01.12.2020

Стоит ли доверять оперативному сотруднику или следователю? Можно ли ждать от них помощи, верить обещаниям?

Допустим вам предлагают помощь. Всегда ли такую помощь стоит принимать? Всегда ли следователь или оперативник держит свое обещание?

С детства у человека формируют образ представителя власти. Это образ сильного, умного, а главное справедливого человека в погонах. Офицера, который держит своё слово во что бы то ни стало.

Так ли это на самом деле?

К сожалению моральные и этические нормы поведения ушли в глубокое прошлое, они совершенно не касаются современных полицейских, следователей, прокуроров и судей. Нынешняя «палочная» система правоохранительных органов пропитана цинизмом, карьеризмом и меркантильными интересами.

  • Поэтому лучше сразу оставить надежды на то, что в деле будут разбираться по-честному, помогут искренним советом, или сделают то, что пообещали.
  • Придется расчитывать только на собственные силы.
  • Всегда ли следствие справедливо?

На практике все обстоит куда сложнее. Очень часто подозреваемые допускают ошибку верят оперу или следователю.

На самом деле чтобы понять их истинные мотивы нужно открыть уголовно-процессуальный кодекс РФ и прочитать принципы и основополагающие положения их статуса. Вам сразу станет  понятно когда вы поймете, что все они относятся к СТОРОНЕ ОБВИНЕНИЯ. Их задача обвинять, а не заниматься поиском справедливости.

  1. К слову сказать, суд можно тоже отнести к стороне обвинения, об этом говорит статистика обвинительных приговоров, их цифра приближается к 100%.
  2. Чаще всего попытки влезть в доверие к подозреваемому, подружится с ним, не более чем обычный психологический приём с целью выудить чистосердечное признание или признательные показания.
  3. Какие бывают приёмы?
  4. Уловки, психологические приемы, это нормальная работа следователя или оперативного сотрудника, когда они укладываются в рамки закона.
  5. Все приёмы, как правило, направлены на получение от фигурантов информации.

Стараясь защититься от обвинений подозреваемый начинает рассказывать информацию которая (как ему кажется) поможет ему оправдаться.

В попытке обелить себя подозреваемый рассказывает лишнее и это на руку полиции, поскольку они имеют возможность выбрать из вашего рассказа только ту его часть которая нравится им, а остальное отвергнуть.

Следователям такие показания могут прийтись очень кстати, особенно в том случае, когда они укладываются в их обвинительную версию.

Зачастую сами следователи и опера заинтересованные в получении как можно большей информации от фигурантов, используют классический приём: просто «сталкивают лбами» фигурантов, подталкивая их активно давать показания друг против друга, а следователи в свою очередь получают много разнородной информации из которой выбирают только ту, которая  выгодна им.

Приведу пример: При подозреваемом обнаруживают наркотическое средство.

Следователь задает вопрос: «Вы ведь не ваше? Расскажите, чьё это и для чего?» Вы искренне отвечаете, что вы к наркотикам отношения не имеете, вас, просто попросили передать соседу …

Всё. Таким, казалось бы невинным ответом Вы, только что наговорили себе на очень большой срок за сбыт наркотиков в крупном размере, сами об этом не подозревая.

  • Вывод: всегда нужно помнить о том, что следствие, оперуполномоченные, сотрудники полиции — все они сторона обвинения и их задача добыть максимум обвинительной информации и доказать вашу виновность.
  • Расчитывать можно только на себя и на своего адвоката.
  • Остались вопросы к адвокату?
  • Звоните по телефону 8(963)0779999, консультация по телефону бесплатно.

Следователь — ваш враг: 10 советов адвоката при допросе

Судам предписано не доверять только словам следователей

Повестка на допрос в компетентные органы для дачи показаний в качестве свидетеля или подозреваемого — всегда стресс, но к такой ситуации нужно быть готовым. Когда можно не приходить на допрос? При каких обстоятельствах допрашиваемый имеет право молчать? Как уйти от ответа на скользкие вопросы? Что можно противопоставить уловкам следователя? Как не поддаться угрозам и шантажу? На эти и другие вопросы отвечает бывший сотрудник Следственного департамента МВД, адвокат, партнер Правового центра ПАСМИ Дмитрий Алексашин.

Главное, что надо знать, когда вызывают на допрос, — следователь не является вашим союзником. Исключение — если вы потерпевший по уголовному делу.

У работников правоохранительных органов имеются свои цели и задачи,  зачастую сильно отличающиеся от ваших.

Не стоит доверять информации от следователя, она может быть недостоверной даже если он говорит, что действует в ваших интересах. В ваших интересах действует только адвокат.

Условно допрос следователя можно разделить на три стадии: подготовительная (вызов на допрос), основная (сам допрос) и завершающая (прочтение и подписание протокола).

Как только вы узнали, что сотрудник правоохранительных органов намерен получить от вас показания, проинформируйте об этом своего работодателя. Если вы работаете в небольшой компании, об адвокате вам необходимо позаботиться самому.

Совет второй — приходите по повестке

Вызывают на допрос свидетеля или подозреваемого оформляется повесткой. Повестка вручается или лично вызываемому лицу, или направляется ему по почте. В случае неявки лица без уважительной причины следователь имеет право подвергнуть его принудительному приводу.

О невозможности явиться на допрос уведомляйте следователя заранее, просите переноса даты или времени допроса. В случае, если можете  подтвердить уважительность причины неявки на допрос свидетеля, подкрепляйте это соответствующими документами. Например, медицинской справкой в случае болезни, или авиабилетами, если в дату допроса следователя вы не находились на территории России.  

Болезнь или командировка являются основаниями для неявки на допрос следователя. О невозможности явки надо предупредить ходатайством или телеграммой. В крайнем случае — позвонить по телефону. Но разговор обязательно надо записать.

Совет третий — не отказывайтесь от адвоката

Если вас вызывают на допрос, избегайте любого общения со следователем без согласования с адвокатом. Любые переговоры со следователем, в том числе путем обмена сообщениями с использованием интернет-мессенджеров, по электронной почте или телефону лучше осуществлять с ведома адвоката.

Не следует посещать допрос свидетеля без адвоката. Адвокат в ходе допроса вправе давать вам краткие консультации как юридического, так и тактического характера. Кроме того, адвокат проконтролирует, чтобы во время допроса не нарушались ваши права. 

Явившись на допрос следователя без адвоката, вы сами оставляете себя без квалифицированной юридической помощи в ситуации, когда против вac играют юридически подготовленные сотрудники правоохранительных органов.

Право иметь адвоката при допросе свидетеля предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Желательно, чтобы адвокат присутствовал изначально. Однако в любой момент вы можете заявить ходатайство о перерыве в допросе с целью обеспечения участия адвоката. В случае, если следователь не удовлетворит указанное ходатайство, перенести допрос свидетеля можно, сославшись на плохое самочувствие.

Совет четвертый — подготовьте письменную позицию

К допросу следователя необходимо подготовиться. Если вызывают на допрос, необходимо выяснить причину вызова на следственное действие. Необходимо детально проанализировать ситуацию и выработать письменную позицию с участием адвоката для ответов на возможные вопросы следователя. 

Допрос свидетеля осуществляется с целью выяснения обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Однако надо помнить, что следователь самостоятельно определяет в ходе допроса, какая информация имеет значение.

В ходе допроса следователь имеет право задавать вопросы по своему усмотрению.

Свидетель должен быть готов к широкому кругу вопросов, который может задать следователь, не ограничиваясь обстоятельствами расследуемого уголовного дела.

Совет пятый — не берите с собой ничего лишнего 

Помните: с целью получения доказательств по уголовному делу следователь имеет право перед началом допроса свидетеля или подозреваемого, в ходе, либо после его проведения произвести изъятие предметов или документов, которые у свидетеля имеются при себе.

На допрос к следователю берите с собой только те предметы и документы, изъятие которых не несет каких-либо рисков. В случае, если такие предметы и документы у вас все-таки при себе оказались, передайте их перед началом общения со следователем своему адвокату.

Совет шестой — помните о праве на отказ от дачи показаний

Перед началом допроса следователь разъясняет допрашиваемому права и обязанности. Следует обратить внимание на ст. 51 Конституции РФ, которая закрепляет право допрашиваемого лица  не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, круг которых определен законом. Таким образом, любое лицо по указанным основаниям имеет право отказаться от дачи показаний (объяснений). 

Использование данной конституционной нормы не свидетельствует о том, что допрашиваемый скрывает какие-либо обстоятельства, и не может рассматриваться в качестве доказательства его виновности. Использование своих конституционных прав не может ухудшать положение допрашиваемого лица. Лицо может в любой момент заявить ходатайство о дополнительном допросе.

Перед началом допроса следователь предупреждает свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ) и дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ). Свидетель может быть в дальнейшем к такой ответственности привлечен.

Не стоит сообщать следователю, что вы отказываетесь давать показания. Однако, если ситуация для вас непонятна, ответ на вопрос не может быть дан без подготовки и может повлечь риски для вac или близких родственников, лучше не давать показания, ссылаясь на статью 51 Конституции.

Совет седьмой — отвечайте кратко и по существу

При допросе следователя не бойтесь уточнять вопросы и отвечайте только на поставленный вопрос. Внимательно слушайте вопросы следователя. Убедитесь, что вы поняли вопрос. Не стесняйтесь переспрашивать и просить уточнить вопрос, если вы что-то не поняли, или если вопрос вам кажется слишком общим, абстрактным. Всегда старайтесь сохранять спокойствие и иметь ясную оценку происходящего. 

В случае, если следователь просит изложить интересующие его обстоятельства в свободной форме, отвечайте кратко и лаконично. Не высказывайте предположений и своего мнения, в ответах касайтесь только фактов. Анализируйте каждое свое слово, исходя из возможных рисков. 

Допрашиваемое лицо в ходе следственного действия вправе использовать имеющиеся у него документы и записи. Вы можете использовать проект имеющейся у вас позиции в ходе допроса свидетеля, пояснив следователю, что таким образом вы более точно воспроизводите прошедшие события.

В идеале — чтобы ваши показания были дословно изложены в протоколе следственного действия, а следователь будет выступать лицом, которое будет записывать подготовленную заранее позицию. Помните, если у вас что-то не спросили, а вы что-то не ответили, то это не значит, что вы солгали.

Совет восьмой — не бойтесь отвечать “не помню”  

На допросе следователя не стесняйтесь отвечать на вопросы «не помню». Особенно это касается «скользких» тем, а также тех вопросов, на которые вы именно сейчас не готовы ответить. Это позволит вам выиграть время и подготовиться к правильному ответу. Задавать вопросы и продумывать их заранее — это обязанность следователя. 

Совет девятый — изучите протокол

Не допускайте произвольной интерпретации ваших слов со стороны следователя. Внимательно изучите протокол допроса свидетеля перед его подписанием. Все должно быть изложено именно так, как вы сказали, в тех же формулировках. 

Если что-то упущено или вы хотите что-то добавить, то требуйте внесения изменений в протокол до подписания. Если следователь отказывается их вносить, впишите дополнения собственноручно в конце протокола — в графе «Замечания к протоколу».

Совет десятый — не спешите ставить подпись

Никогда не подписывайте протокол допроса, не прочитав его.На допросе следователя свидетель имеет право протокол прочитать, в подтверждение правильности изложенных в протоколе показаний свидетель подписывает каждый лист протокола.

Даже если следователь уверяет вac, что в протоколе допроса все записано с ваших слов, даже если вы торопитесь, даже если вас подгоняют и требуют как можно быстрее подписать протокол (особенно в данном случае), не подписывайте его, не прочитав. Помните, что протокол допроса свидетеля является доказательством по уголовному делу. Все, что вы скажете на допросе, может быть использовано для обвинения вас либо иного лица в преступлении.

Всегда просите копию протокола допроса в качестве свидетеля. Следователь её давать не обязан, но вправе, а вы можете попросить об этом. Вы имеете право перед подписанием протокола переписать текст своего допроса собственноручно.

Что следователь делать не вправе?

Законом не предусмотрен вызов на допрос по телефону. Исключение составляет только тот случай, если вы заранее  дали на это письменное согласие. Если следователь утверждает, что повестка вам была направлена, лучше не уклоняться от явки на допрос. 

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов. Продолжение допроса может быть осуществлено после перерыва не менее чем на один час. Общая продолжительность допроса не должна превышать 8 часов в течение дня.

Проведение следственных действий в ночное время (после 22.00) возможно лишь в случаях, не терпящих отлагательств. Однако продолжение допроса в ночное время возможно с согласия допрашиваемого лица. Прежде чем давать такое согласие следователю, проанализируйте целесообразность этого действия.

Внимательно следите, чтобы время, указанное в протоколе допроса, соответствовало фактическому времени допроса. В случае несоответствия укажите это в графе «замечания».

При допросе в ночное время суток или при допросе продолжительностью более 8 часов используйте следующие формулировки: «Я устал, не могу давать показания в ночное время», «Продолжительность моего допроса составляет более 8 часов, я устал, не могу давать дальнейшие показания».

Помните: при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер. Следователь может быть привлечен к уголовной ответственности за принуждение свидетеля к даче показаний (ст. 302 УК РФ). В ходе проведения допроса следователь не имеет право угрожать свидетелю (в том числе, лишением свободы).

Всегда вносите замечания в протокол допроса и ведите не афишированную аудиозапись. 

Если вам необходима квалифицированная помощь адвокатов — обращайтесь в Правовой центр ПАСМИ (пишите — pravo@pasmi.ru, звоните — 8 (495) 998-20-40.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях чиновников и правоохранителей — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».  

Не верьте следователю — он теперь не за вас

Можно ли верить следователю? — спрошу я прохожих. Нет, — скажет один, — он мент, а ментам верить нельзя. Нет, — скажет второй, — он коррупционер и взяточник. Нет, — скажет третий, — он слуга «кровавого гэбэшного режима».

Какие сознательные граждане! Все-то они знают. Таких не проведешь. Вот только раз за разом проводят… Почему?

Быть может, потому, что мент — он тоже человек, как мы все, и потому врет не всегда. И не все они взяточники. А уж до «кровавого режима» ему — примерно как нам с вами. И потому верить ему хочется, люди вообще склонны верить в лучшее. 

А еще жив в нас образ Дяди Степы — милиционера, да и просто доброго полицейского, который призван защищать нас. А иначе зачем он нужен? 

И вот этот светлый прекрасный образ я сейчас буду разрушать самым беспощадным образом. Вернее, мы его оставим постовому полицейскому, а со следователя бесцеремонно сдерем. Потому что правильный ответ на вопрос «почему нельзя верить следователю» — по закону!

Гражданин, будь бдителен! С некоторых пор следователь законом, а не собственным нечестивым произволением, поставлен на противоположную тебе сторону. И теперь он не за, а против тебя. И это (еще раз) — по закону

Удивительное открытие

2002 год. На смену советскому еще Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР наконец-то, через 10 лет после кончины той самой РСФСР пришел Уголовно-процессуальный кодекс РФ. А я, вчерашний следователь и прокурор, а теперь адвокат, пришел на встречу к своему бывшему коллеге, оставшемуся в следствии. 

«А ты знаешь, что мы теперь по закону не должны быть объективными?» — с хитрым прищуром спросил он. Я не знал. Не прочитал еще новый УПК РФ. «В нем нет теперь принципа всесторонности, полноты и объективности,» — сообщил мне бывший коллега, еще сам, видимо, не совсем понимая значимость открытия. 

Этот принцип десятилетия входил в плоть и кровь профессиональных участников уголовного судопроизводства. И, конечно же, с принятием нового УПК в 2002 году он мгновенно выветриться не мог. Его следы мы до сих пор порой наблюдаем в решениях судов и правоохранителей. 

Но время делает свое дело… Законодательная основа заложена, программа запущена. И в следователях, «не испорченных» советским УПК, работает, я думаю, уже без ограничителей. 

Что было

При советской власти считалось, что государство должно служить народу. А каждый отдельно взятый чиновник должен был позаботиться о гражданине, попавшем в сферу его ответственности, как о родном. 

Уголовно-процессуальный закон при советской власти (и еще 10 лет после нее) был так устроен, что адвокат человеку и не был нужен. Обязанность позаботиться о гражданине была возложена на прокурора, следователя и судью. Виновного они должны были наказать, а невиновного отпустить. Как говорили герои фильмов про милицию, «следствие разберется».

Нас в университете под аккомпанемент идей о возрождении дореволюционной фигуры судебного следователя учили, что следователь — он этакий «предварительный» судья.

Он объективный и беспристрастный, выслушивающий все стороны (оперов с одной стороны, обвиняемого — с другой) и принимающий предварительное решение о судьбе человека: виновен или нет.

Суд это решение впоследствии проверяет, фактически выступая в роли апелляционной инстанции. То есть следователь — ни в коем случае не обвинитель. Он — объективный арбитр. 

Исходя из такого понимания следственной работы вчерашним студентам позволяли принимать вполне самостоятельные решения, чему иллюстрация — мои реальные истории прекращенных дел (первая, вторая, третья). А опыт именно следственной работы был незаменимым и обязательным для последующей карьеры юриста. Не пройдя этой школы, рассчитывать на продвижение было нельзя.

  • В уголовно-процессуальном законе такое положение следователя, поставленного вровень с прокурором и судьей, было закреплено в том самом принципе всесторонности, полноты и объективности (статья 20 УПК РСФСР):
  • Статья 20. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела 
  • Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.
  • Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого.
  • Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

И если мы вспомним, что во времена появления этого принципа адвокаты участвовали только в судебной части уголовного процесса, а на следствии их не допускали, то вот и получалось, что следователь тебе — и обвинитель, и защитник, и судья в одном лице. И это должен был быть объективный судья. 

Что стало

Как уже было сказано, в 2002 году этот принцип из закона незаметно исчез. А государство сняло с себя обязанность заботиться о человеке, попавшем в уголовно-процессуальную мясорубку. Почему сняло? Потому что у нас теперь общество свободных граждан, самостоятельно защищающих свои права. Мы больше не дети, а государство нам — не папа. 

Вместо патернализма в уголовно-процессуальный закон был введен принцип состязательности. Суд — арбитр, а состязаются две стороны: обвинение и защита. И следователь в этом состязании — не более, чем один из игроков команды обвинения

Теперь самое интересное… Обязанность быть объективным с него снята, как и обязанность собирать оправдывающие доказательства. Он собирает только улики, только доказательства виновности. Только обвиняет. 

А защищаться человек должен сам и с помощью своего адвоката. И бороться со следователем, самостоятельно собирая и представляя доказательства защиты, опровергая собранные следователем доказательства обвинения. А судья решит, кто победил. 

Следователь теперь действует односторонне — только в направлении обвинительного приговора.

При этом задней передачи у него нет, тормозов тоже — и то, и другое выломано еще на стадии его изготовления: только вперед! Хочешь его остановить — победи его. Не смог победить — твои проблемы.

В обществе самостоятельных свободных людей каждый сам несет ответственность за свои поступки. В том числе и за поражение в уголовно-процессуальном поединке. 

Вывод

Дорогие друзья, товарищи, братья и сестры, «перепрошивайте» свои мозги. Проведите ревизию запылившихся в вашей голове мифов из прошлого, а историю про Дядю Степу перенесите в раздел «Сказки. Былины». Мы давно живем в другой стране.

Послесловие

— Вы это написали для продвижения адвокатских услуг? — Нет, только с просветительскими целями с подачи своего подзащитного — человека зрелого, самостоятельного, умного, образованного, зарегистрированного на Праворубе и давно лишившегося большей части иллюзий, и тем не менее в течение года нашей совместной работы, которая сейчас продолжается, пребывавшего в плену соответствующих заблуждений. Оказывается, «а мужики-то и не знают…»

Рекомендуем!  Верховный Суд разъяснил, как и когда можно изменить режим отбывания наказания
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

2 × пять =