Пленум ВС разъяснил, как разрешать споры с иностранным элементом


Пленум Верховного суда принял постановление о разрешении таможенных споров. В центре внимания – защита декларантов.

Чиновники не могут исправлять свои ошибки в административных процедурах с помощью судебного процесса, классификация товаров должна быть прозрачной и предсказуемой, а свою позицию участникам внешнеторгового оборота разрешили доказывать с помощью международной практики. Главное из новых разъяснений – в нашем материале.

Зачем нужны новые разъяснения?

Пленум Верховного суда подготовил проект постановления, посвящённый спорам по Таможенному кодексу Евразийского экономического союза.

ВС принял новый документ на замену схожих разъяснений 2016 года, потому что новый кодекс вступил в силу в 2018 году.

Это сложный нормативно-правовой акт, который содержит 465 статей и 300 отсылок к другим нормам, и понятно, что суды применяют и толкуют его по-разному. Новое постановление должно помочь сделать практику более единообразной.

Вместе с принятием нового постановления утратили силу разъяснения Пленума ВС от 12 мая 2016 года № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства».

Одна из ключевых идей нового проекта, как подчёркивали в Верховном суде, заключается в том, что судебное разбирательство не должно подменять административную процедуру таможенного контроля. То есть таможенный орган не должен рассматривать судебный процесс как способ исправить свои ошибки во время контрольных мероприятий.

Таможенная стоимость

Первый большой «блок» разъяснений ВС – о вопросах определения таможенной стоимости товаров. Пленум подчёркивает: таможенная стоимость ввозимых товаров и сведения, относящиеся к её определению, должны основываться на «достоверной, количественно определяемой и документально подтверждённой информации».

При этом судам следует исходить из презумпции достоверности документов и сведений, представленных декларантом в ходе таможенного контроля. А бремя опровержения этих сведений лежит на таможенном органе, а не наоборот.

Согласно разъяснениям, таможенная стоимость, определяемая исходя из установленной договором цены товаров, не может считаться количественно определяемой и документально подтверждённой. Декларанту нужно представить доказательства совершения сделки, по которой он приобрел товар, в любой не противоречащей закону форме.

Применённая сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с её более низким уровнем в сравнении с ценами на такие же товары или её отличия от цен, установившихся на внутреннем рынке. При этом отличие цены, указанной декларантом, от «рыночных» цен можно использовать как один из признаков недостоверного определения таможенной стоимости.

  • Одно из главных правил: лицо, ввозящее на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных товаров, должно обладать документами, подтверждающими действительное приобретение товара по такой цене.
  • Классификация товаров
  • Вторая часть постановления регламентирует вопросы, возникающие при классификации проходящих через таможню товаров по ТН ВЭД (Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности).

«Участники внешнеэкономической деятельности вправе ожидать, что классификация товаров, имеющая значение, в том числе, для определения размера таможенных платежей, будет носить объективный, предсказуемый и прозрачный характер», – указывает ВС.

А потому при разрешении споров, вызванных неоднозначностью возможных вариантов классификации товаров, суды могут принимать во внимание рекомендации и разъяснения по классификации, данные Всемирной таможенной организацией.

Но не во всех случаях: если Россия отказалась от применения разъяснений по отдельным товарам, судам их тоже учитывать не нужно.

В обоснование правильности выбранного варианта классификации товаров участники внешнеэкономической деятельности и таможенные органы также вправе ссылаться на международную практику классификации ввезённых товаров в странах, использующих Гармонизированную систему описания и кодирования товаров от 14 июня 1983 года. Суду можно предоставлять классификационные решения, принятые таможенными органами других стран и международными организациями, содержащие аргументацию классификации и иные подобные доказательства.

«При этом указанные доказательства не имеют для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с иными доказательствами, обосновывающими правильность классификации товара в соответствии с ТН ВЭД», – подчёркивает Пленум ВС.

Возврат таможенных платежей

У участников внешнеторгового оборота есть возможность в административном порядке вернуть переплаты по таможенным пошлинам и налогам.

При этом ВС подчёркивает: срок рассмотрения таможенным органом обращения декларанта об изменении или дополнении сведений, заявленных в декларации на товары, касающихся размеров подлежащих уплате таможенных платежей, не может превышать 30 календарных дней со дня подачи декларантом обращения.

Если спор о возврате переплат доходит до суда и тот признаёт, что у декларанта есть право получить свои деньги назад, то на эти деньги должны начисляться ещё и проценты «в целях компенсации потерь, причинённых незаконным изъятием денежных средств у участников внешнеэкономической деятельности». Проценты начисляются со дня, следующего за днём внесения таможенных платежей в бюджет, и до даты фактического возврата денег.

Кроме того, плательщик имеет право на возврат денежных средств, ранее внесённых в счёт уплаты предстоящих таможенных пошлин. Согласно общему правилу, этим правом можно воспользоваться в течение трёх лет со дня последнего распоряжения об использовании авансовых платежей.

Другие спорные вопросы

Таможенные органы вправе провести контроль за товарами даже после того, как они были выпущены с таможни.

Но проведение мероприятий таможенного контроля после выпуска товаров «не должно быть направлено на преодоление законной силы судебных актов, которыми ранее разрешён спор о правильности исчисления таможенных платежей в связи с имевшимися между декларантом и таможенным органом разногласиями», подчёркивает Пленум ВС.

Если суд уже разрешил спор в пользу декларанта, то таможенники не должны продолжать мешать декларанту.

Уточняется и вопрос о процессуальных сроках. Пропуск установленных законом сроков обращения в суд влечёт утрату таможенным органом права требовать взыскания задолженности, подчёркивает Пленум ВС. Если срок был пропущен по уважительным причинам, то он может быть восстановлен по ходатайству таможенников. Внутренние организационные причины уважительной причиной для пропуска срока не являются.

Таможенные споры с участием граждан

Последний по порядку, но не по значению блок разъяснений – о таможенных спорах с участием граждан.

Среди прочего Пленум ВС разъясняет, какие товары признаются «товарами для личного пользования», и советует не перепродавать их.

И хотя установление факта последующей продажи товаров лицом, переместившим его через таможенную границу, само по себе не свидетельствует об использовании такого товара не в личных целях, систематическая – более двух раз – продажа товара, ввезённого для личного пользования, может стать основанием для отказа в освобождении от уплаты таможенных пошлин либо для отказа в применении порядка уплаты таможенных пошлин, установленного в отношении товаров для личного пользования.

Если таможенники выяснят, что гражданин перепродаёт купленные в зарубежном интернет-магазине вещи, то его могут заставить заплатить таможенные пошлины.

Взыскание таможенных платежей, процентов и пеней с физических лиц, а также взыскание товаров – всё это происходит в судебном порядке, поясняет ВС.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ по вопросам международного частного права: что это было?

09 июля 2019 года Пленум Верховного Суда РФ принял постановление (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.

2019 № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации»), в котором разъяснил особенности применения норм международного частного права.

Постановление обобщает судебную практику рассмотрения различных категорий споров с иностранным элементом за несколько последних десятилетий.

Фактически Верховный Суд РФ подтвердил ответы на ряд вопросов, которые ранее затрагивались в ходе разрешения споров в международном коммерческом арбитраже, а также рассматривались в научной доктрине.

О чем конкретно пишет Верховный Суд РФ в Постановлении? Ниже освещены наиболее значимые и интересные положения.

Об иностранном элементе

Состав иностранного элемента не ограничивается только субъектом и объектом правоотношения. Иностранным элементом также может являться «совершение за рубежом действия или наступление события (юридического факта)», например, заключение договора поставки между российскими контрагентами в иностранном государстве.

  • О применении иностранного права к правоотношениям между двумя российскими субъектами
  • Выбор иностранного права в качестве применимого возможен даже если стороны правоотношения – российские физические лица/организации, предмет спора находится в РФ и имеющие значение для спора действия сторон произошли в РФ.
  • Но нельзя забывать об ограничении иностранного права действием любых императивных норм российского законодательства вне зависимости от их квалификации в качестве норм непосредственного применения.
  • На практике это будет означать, что даже если правоотношение полностью связано с российским правопорядком, но по соглашению сторон оно подчиняется, например, французскому праву, императивные нормы российского права будут применяться вне зависимости от выбора сторонами иностранного права в качестве применимого.
  • О принципе наиболее тесной связи
  • В отсутствие выбора применимого права и невозможности определения характерного исполнения (Под характерным исполнением понимается решающее исполнение для содержания того или иного договора, например, исполнение обязанностей продавцом по договору купли-продажи) принцип наиболее тесной связи указывает применимое право по тому, насколько правоотношение связано с определенным правопорядком.
  • Раньше было довольно трудно однозначно определить, как именно устанавливается тесная связь с конкретным правопорядком.
  • Верховный Суд РФ решил эту проблему, установив следующие критерии тесной связи:
  1. место жительства и гражданство физического лица;
  2. основное место деятельности и место учреждения юридического лица;
  3. место нахождения обособленного подразделения юридического лица — участника договора;
  4. место нахождения объекта правоотношения;
  5. место исполнения обязательства;
  6. применение какого права позволит реализовать общепризнанные принципы гражданского права и его отдельные институты (например, защиту слабой стороны, запрет злоупотребления правом и др.).

Важно отметить, что наличие тесной связи следует устанавливать на момент заключения договора, а не позднее (в процессе его исполнения, после расторжения и т.д.).

Об императивных нормах и нормах непосредственного применения

Императивные нормы и нормы непосредственного применения соотносятся как общее и частное соответственно.

Императивная норма приравнивается к норме непосредственного применения, когда она защищает «публичный интерес, связанный с основами построения экономической, политической или правовой системы государства».

К числу норм непосредственного применения относятся, например, нормы, устанавливающие ограничения оборотоспособности определенных объектов гражданских прав, обстоятельства, препятствующие заключению брака иностранным гражданином на территории РФ и т.п.

Стоит отметить, что при таком определении норм непосредственного применения довольно трудно установить грань между нормой непосредственного применения и публичным порядком. Последний включает в себя фундаментальные правовые начала (принципы), составляющие основу построения экономической, политической, правовой системы РФ.

Об автономии воли сторон

Верховный Суд РФ подтвердил автономность заключенного соглашения о применимом праве. Это означает, что в случае недействительности договора соглашение и/или оговорка о применимом праве продолжает действовать.

Действительность, равно как и заключенность соглашения о применимом праве определяется исходя из выбранного в данном соглашении права. Иными словами, применимое право регулирует как сам договор, так и отношения по выбору применимого права.

Подтверждается возможность выбрать «нейтральное» право.

Это так называемое «softlaw», например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts) Европейские принципы договорного права (Principlesof European Contract Law), Модельные правила европейского частного права (Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law).

Определить применимое право можно в любой момент, но не позднее момента предъявления иска по спору.

О пророгационных и арбитражных соглашениях

Соглашение о подсудности споров судам определенной страны или арбитражу не приравнивается к соглашению сторон о выборе применимого права. Так, например, выбор сторонами Арбитражного института при Торговой палате г. Стокгольма для разрешения споров из договора не будет автоматически означать применение права Швеции.

Об основном месте деятельности юридического лица

В Постановлении устанавливается четкое разграничение в контексте определения основного места деятельности юридического лица и определения его личного закона. Так, основное место деятельности приравнивается к месту управления деятельностью юридического лица. Оно не всегда совпадает с местом его учреждения, по которому определяется личный закон юридического лица.

Уточняются условия, при одновременном наличии которых юридическое лицо, оспаривающее сделку, не может ссылаться на свой личный закон:

  1. Сделка была совершена за пределами места учреждения юридического лица;
  2. Право места совершения сделки не предусматривает ограничение, заявленное представителем юридическим лицом;
  3. Другая сторона в сделке не знала и заведомо не должна была знать об этом ограничении.

Об источниках международного частного права

Международный договор с материально-правовыми нормами исключает применение каких-либо коллизионных норм. В отсутствие такого договора, следует руководствоваться коллизионными нормами международных договоров.

При этом специальный международный договор превалирует над общим договором.

Если международным договором не предусмотрен коллизионный порядок определения применимого права, применяются внутригосударственные коллизионные нормы.

Иными словами, в случае, например договора международной купли-продажи, сначала будут применяться нормы Венской конвенции о договорах международной купли-продажи 1980 года («Венская конвенция»).

В части не урегулированных Венской конвенцией вопросов, можно применять коллизионные нормы международного договора для определения применимого права, а при отсутствии такого международного договора – национальные коллизионные нормы.

О защите прав потребителей при покупке товаров в интернет-магазине

Верховный Суд РФ четко указал условия применения императивных норм страны места жительства потребителя для защиты его прав при приобретении товаров в интернет-магазинах:

  1. Производитель осуществляет деятельность по месту жительства потребителя или
  2. Деятельность производителя направлена на территорию проживания потребителя.

О направлении деятельности на потребителей соответствующей страны свидетельствуют следующие факторы:

  1. Потребитель может ознакомиться с сайтом на национальном языке;
  2. Цена товара указана в национальной валюте потребителя;
  3. Телефон для связи с производителем указан с кодом страны проживания потребителя;
  4. Владелец сайта заказывал услуги для повышения цитируемости его сайта у пользователей сети «Интернет» в месте проживания потребителя.

В целом, Постановление детально отвечает на многие вопросы части третьей Гражданского кодекса РФ, подтверждая некоторые уже существующие в правоприменительной практике и научной доктрине позиции относительно применения норм международного частного права. Детальный анализ Постановления позволяет сделать вывод, что разъяснения Верховного Суда РФ будут способствовать единообразной правоприменительной практике при разрешении споров, осложненных иностранным элементом.

Пленум ВС по «интеллектуалке»: главное

Пленум Верховного суда принял обсуждаемое в юридическом сообществе постановление с разъяснениями об интеллектуальной собственности. «Результат многолетней работы всей судебной системы» включает в себя почти сотню страниц и две сотни пунктов, поэтому «Право.ru» вместе с экспертами в интеллектуальной собственности рассказывает о разъяснениях, которые могли остаться незамеченными.

«Принятие нового постановления Пленума – позитивный момент в сфере регулирования интеллектуальной собственности. Постановление подводит итоги законодательного регулирования и правоприменительной практики последних лет в сфере интеллектуальной собственности», – подчеркивает Анастасия Кольцова, юрист патентно-адвокатского бюро Гардиум.

«Несмотря на то, что постановление в большей мере закрепляет сложившуюся за последние годы практику, его принятие, безусловно, окажет положительное влияние на дальнейшее развитие судебной практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности, приведет ее к единообразию по многим вопросам», – указала юрист практики защиты интеллектуальной собственности Lidings Розалина Тер-Аветикян.

Некоторое время назад споры об авторстве изобретений относились к компетенции судов общей юрисдикции, но при этом в ряде случаев Суд по интеллектуальным правам все же рассматривал эти споры в делах о признании патента частично недействительным в связи с неправильным указанием автора. Теперь же Пленум предлагает четко отнести эту категорию споров к спорам, которые должны быть рассмотрены Судом по интеллектуальным правам, разъяснил Алексей Залесов, управляющий партнер патентно-правовой фирмы А. Залесов и Партнеры. 

Залесов также обратил внимание на пункт, согласно которому, в случае если в одном заявлении соединено несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам, одно из которых подлежит рассмотрению Судом по интеллектуальным правам, а другое – иным арбитражным судом первой инстанции, то дело рассматривает именно СИП.

«Можно сделать осторожный вывод о том, что сюда относятся также ситуации, в которых в споре об авторстве изобретения также заявлены требования о взыскании вознаграждения за создание и использование изобретения – эти требования также должны быть рассмотрены Судом по интеллектуальным правам», – подчеркнул эксперт.

Если заявитель ошибся с подсудностью спора, то суду не нужно прекращать производство, вместо этого следует передать материалы в надлежащий суд. Это позволит заявителям экономить время и деньги – по заветам «процессуальной революции»

Верховный суд достаточно подробно разъяснил спорные вопросы, касающиеся расчета и снижения компенсации.

В частности, закреплена ранее сложившаяся в практике концепция «единой экономической цели», в соответствии с которой использование объекта интеллектуальной собственности различными способами признается одним нарушением, если все эти способы связаны указанной «единой экономической целью», рассказал юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям Качкин и Партнеры Андрей Алексейчук.

Кроме того, ВС закрепил позицию о необходимости обоснования соответствующими доказательствами размера компенсации, выбранного в пределах от 10 000 до 5 млн руб., причем размер компенсации должен быть обоснован как истцом, так и судом. Раньше истец был освобождён от этой обязанности, подчеркнула Анастасия Кольцова.

«Пленум снимает споры по поводу возможности свободного использования произведений в информационных целях (применительно к ст. 1274 ГК) на сайтах в сети Интернет, не зарегистрированных в качестве СМИ», – рассказывает Анастасия Махнёва, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С.

По словам эксперта, это достаточно важное разъяснение, ведь большинство электронных массмедиа сегодня работают без регистрации СМИ.

Многие сетевые издания, ранее прошедшие госрегистрацию, в последующем часто отказываются от этого статуса, так как государство постоянно ужесточает контроль за СМИ.

«Фактически же и все электронные массмедиа – вне зависимости от юридического статуса – выполняют одну и ту же общественную функцию, поэтому справедливо, что для них устанавливается одинаковый режим в отношении авторских прав», – пояснила юрист.

Верховный суд указал, что признание правообладателя банкротом не является уважительной причиной неиспользования товарного знака. Таким образом можно прекратить охрану товарного знака, то есть аннулировать регистрацию.

Ранее, согласно сложившейся судебной практике, состояние банкротства являлось независящим от воли правообладателя обстоятельством и прерывало течение трехлетнего срока, по истечении которого можно прекратить правовую охрану. «Полагаю, что новые разъяснения не обеспечивают интересы кредиторов, уменьшая размер конкурсной массы», – комментирует Анна Коняева, руководитель группы компаний Центр правового обслуживания.

«Следует приветствовать разъяснение о том, что обязательственные отношения из договоров, переход или предоставление права по которым подлежит государственной регистрации, возникают независимо от государственной регистрации», – рассказывает руководитель практики разрешения споров в сфере интеллектуальной собственности «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Максим Лабзин.

В частности, по его словам, это разъяснение означает, что обязательства по оплате вознаграждения за передаваемое или представляемое право имеет юридическую силу до регистрации, а также то, что лицензиар не может запретить лицензиату использование объекта интеллектуальной собственности, ссылаясь на отсутствие регистрации распоряжения правом, если в договоре установлена возможность такого использования с даты подписания договора.

Пленум прямо указал: вопрос о сходстве до степени смешения не может быть поставлен перед экспертом, так как такая оценка дается судом, с точки зрения обычного потребителя товара, не обладающего специальными знаниями адресата товаров, для индивидуализации которых зарегистрирован товарный знак. Это касается и вопроса о сходстве товарного знака и доменного имени, подчеркивает Анна Коняева.

По словам Максима Лабзина, для установления вероятности смешения должны одновременно учитываться в первую очередь степень сходства обозначений и однородность товаров, но, кроме того, суд учитывает также и другие факторы.

Например, использование товарного знака, степень его известности и узнаваемости, степень внимательности потребителей соответствующего товара и ряд других. Также в качестве доказательств могут использоваться опросы потребителей.

В тексте Пленума остаточно много внимания уделяется вопросам служебных произведений и изобретений, а также совместному распоряжению исключительными правами на них, подчеркивает Анастасия Кольцова. Это позитивный момент для авторов, являющихся слабой стороной спора, которые на практике возникают достаточно часто, уверена она.

При этом указано, что при наличии спора между работником и работодателем о том, является ли конкретное изобретение, полезная модель или промышленный образец служебным, бремя доказывания лежит на работодателе.

Кроме того, изобретение может считаться служебным не только в том случае, когда в должностной инструкции конкретно прописано, что работник должен создавать изобретения в конкретной области, а когда факт создания изобретения в рамках трудовых обязанностей вытекает из совокупности иных обстоятельств.

Среди прочих положений – возможность прокурора обратиться в суд с заявлением в защиту нарушенных интеллектуальных прав работников как авторов служебных результатов интеллектуальной деятельности.

Ключевые слова и конкуренция

По словам старшего партнера патентно-правовой фирмы «А.

Залесов и партнеры» Ирины Озолиной, особый интерес и актуальность представляют собой разъяснения о том, что использование ключевых слов в рекламе в интернете, тождественных или сходных до степени смешения с принадлежащим другому лицу средством индивидуализации, может быть признано актом недобросовестной конкуренцией. При этом обязательно нужно учитывать цель такого использования.

Совместное продление патента

Согласно разъяснениям, заявление о продлении срока действия патента на изобретение или промышленный образец по ст. 1363 ГК или о досрочном прекращении срока действия патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец по ст. 1399 ГК может быть подано в порядке, определенном соглашением между патентообладателями, а при отсутствии такого соглашения – лишь совместно.

«При таком ограничении случаев применения данного разъяснения оно весьма значительно ущемляет интересы совладельцев патентов на промышленные образцы, которые не смогли или забыли договориться о порядке продления, а потом у них возникли разногласия по этому вопросу», – подчеркивает Максим Лабзин.

Доменные споры

«Количество доменных споров увеличивается с каждым годом, вследствие чего возрастает и необходимость в разъяснении многих вопросов, возникающих при разрешении данной категории споров», – подчеркивает юрист практики защиты интеллектуальной собственности Lidings Розалина Тер-Аветикян.

В Пленуме презюмируется, что владельцем сайта является администратор доменного имени, адресующего на соответствующий сайт.

Правообладателям дают возможность через суд отменить регистрацию тождественного или сходного до степени смешения домена в интернете.

При этом нарушением исключительного права на общеизвестный товарный знак может быть не только использование доменного имени, но и сам по себе факт регистрации доменного имени, тождественного общеизвестному товарному знаку или сходного с ним до степени смешения.

«В остальных случаях – когда товарный знак не является общеизвестным – условием признания права на него нарушенным является, согласно общему правилу, использование доменного имени в связи с товарами или услугами, однородными тем, для которых товарный знак зарегистрирован», – объяснил Максим Лабзин.

Читать на Право.ru

«ВС разъяснил толкование условий договора»

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко оценила доработанное постановление Пленума Верховного Суда РФ, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм Гражданского Кодекса РФ о заключении и толковании договоров.

Пленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров.

Одна из экспертов «АГ» указала, что в принятом документе отсутствует имевшееся ранее указание на то, что договор долевого участия не относится к публичным договорам. При этом она отметила, что этот вопрос требует дополнительной проработки, поскольку влияет на возможность застройщика не заключать договор с каждым, кто к нему обратится.

25 декабря Пленум Верховного Суда принял постановление о некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора. Кроме того, в документе разъясняются вопросы о публичном, предварительном, рамочном, абонентском договорах, рассматриваются заверения об обстоятельствах, заключение договора в судебном порядке и вопрос о правовой квалификации договора.

Как ранее писала «АГ», проект документа рассматривался на заседании Пленума 14 декабря и был направлен на доработку.

Впрочем, старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко отметила, что большинство внесенных в текст изменений носит технический характер, уточнены и дополнены некоторые формулировки.

«Ряд положений исключен, поскольку их необходимо дополнительно проработать», – заметила Ольга Дученко.

Заключение договора

Так, в постановлении указывается, что договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. При этом Пленум ВС отметил, что если условие, названное существенным или необходимым, определяется диспозитивной нормой, то отсутствие соглашения сторон по нему не свидетельствует о том, что договор не заключен.

Также отмечается, что в случае, когда договор считается заключенным с момента передачи имущества, это не освобождает стороны от обязанности действовать добросовестно при ведении переговоров о заключении такого договора.

Указывается, что к переговорам о заключении реального договора в том числе подлежат применению правила ст. 434.1 ГК.

В частности, если в результате переговоров реальный договор не был заключен, сторона, которая недобросовестно вела или прервала их, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Адвокат КА «Адвокат» Максим Жмурков ранее отмечал важность п.

9 проекта, в котором указывается, что при заключении договора путем обмена документами для целей признания предложения офертой не требуется наличия подписи оферента, если обстоятельства, в которых сделана оферта, позволяют достоверно установить направившее ее лицо.

По его мнению, это положение проекта закрепляет взгляд на признание применения электронных каналов связи при заключении, изменении договоров и их одинаковой силы наряду с традиционными «бумажными документами».

Публичный договор

Также Пленум ВС РФ отметил, что к публичным договорам относятся не только указанные в п. 1 ст. 426 ГК РФ, но и иные договоры, прямо названные в законе в качестве таковых, например договор бытового подряда, водоснабжения или обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств.

Не относятся к ним кредитный договор и договор добровольного имущественного страхования. В проекте постановления в эту категорию входил и договор участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома.

Тогда же указывалось, что это не исключает в случаях, предусмотренных законом, возможности заключения таких договоров в обязательном порядке. Но данное положение было исключено.

  • Ольга Дученко отметила, что вопрос об отнесении договора долевого участия к публичным договорам требует дополнительной проработки, поскольку влияет на возможность застройщика не заключать договор с каждым, кто к нему обратится (даже при наличии возможности предоставить помещение).
  • Предварительный договор
  • В документе указывается, что отсутствие на момент заключения предварительного договора возможности передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, являющиеся предметом будущего договора, не может служить препятствием к заключению такого договора.

В п.

23 Пленум ВС отмечает, что если сторонами заключен договор, поименованный ими как предварительный, в соответствии с которым они обязуются, например, заключить в будущем на предусмотренных им условиях основной договор о продаже имущества, которое будет создано или приобретено в последующем, но при этом предварительный договор устанавливает обязанность приобретателя до заключения основного договора уплатить цену имущества или существенную ее часть, такой договор следует квалифицировать как договор купли-продажи с условием о предварительной оплате. Правила ст. 429 ГК к такому договору не применяются.

Отмечается, что для признания предварительного договора заключенным достаточно установить предмет основного договора или условия, позволяющие его определить.

В качестве примера Пленум ВС указал, что если по условиям будущего договора сторона обязана продать другой стороне индивидуально-определенную вещь, то в предварительный договор должно быть включено условие, описывающее порядок идентификации такой вещи на момент наступления срока исполнения обязательства по ее передаче. Отсутствие в предварительном договоре иных существенных условий основного договора само по себе не свидетельствует о его незаключенности.

В п.

26 проекта постановления отмечается, что исполнение такого договора может быть обеспечено задатком, неустойкой за уклонение от заключения основного договора. Задаток, выданный в обеспечение обязательств по предварительному договору лицом, обязанным совершить платеж по основному договору, зачисляется в счет цены по заключенному основному договору.

Если он выдан по предварительному договору лицом, которое не обязано к платежу по основному договору, заключение последнего влечет обязанность вернуть задаток, если иное не предусмотрено законом или договором или не следует из существа обязательства или сложившихся взаимоотношений сторон.

В проекте постановления указывается, что несовершение ни одной из сторон действий, направленных на заключение основного договора, в течение срока, установленного для его заключения, свидетельствует об утрате интереса сторон в заключении основного договора, в силу чего по истечении указанного срока обязательство по заключению основного договора прекращается.

Партнер АБ «Резник, Гагарин и партнеры» Сергей Косоруков отметил, что при сопоставлении двух приведенных пунктов возникает целый ряд вопросов.

Если по договору, предусматривающему заключение основного договора о продаже имущества, которое будет создано или приобретено в последующем, внесен задаток, то подлежит ли такой договор квалификации как предварительный или как договор купли-продажи с условием о предварительной оплате? Если на такую квалификацию влияет размер задатка в сравнении с ценой основного договора, то в каких случаях размер задатка может быть признан «существенной частью» цены основного договора для целей применения п. 23 проекта? По мнению адвоката, при формировании окончательного текста постановления было целесообразно разъяснить соотношение двух указанных пунктов, которые имеют важное практическое значение, однако этого в итоге сделано не было.

Рамочный договор

В отношении рамочного договора в постановлении указывается, что им могут быть установлены организационные, маркетинговые и финансовые условия взаимоотношений, содержаться условия договора, заключение которого опосредовано рамочным договором и предполагает дальнейшую конкретизацию таких условий посредством заключения отдельных договоров, подачи заявок и т.п., определяющих недостающие условия. Пленум ВС отметил, что условия рамочного договора являются частью заключенного впоследствии отдельного договора, если такой договор в целом соответствует намерению сторон, выраженному в рамочном договоре, и иное не указано сторонами или не вытекает из существа обязательства. Отсутствие в документе, оформляющем отдельный договор, ссылки на рамочный договор само по себе не свидетельствует о неприменении его условий.

Абонентский договор

В отношении договора с исполнением по требованию (абонентского договора) отмечается, что несовершение абонентом действий по получению исполнения или направление требования исполнения в объеме меньшем, чем это предусмотрено абонентским договором, по общему правилу не освобождает абонента от обязанности осуществлять платежи по абонентскому договору.

Положения о таком договоре не подлежат применению в случае неясности того, является ли договор абонентским. Положения ст. 429.4 ГК РФ также не подлежат применению.

Заверения об обстоятельствах

Разъясняет постановление и заверения об обстоятельствах. Так, в п. 34 указывается, что если сторона договора заверила другую сторону об обстоятельствах, непосредственно относящихся к предмету договора, то последствия недостоверности заверения определяются правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ и иных законах, а также ст. 431.

2 ГК РФ, иными общими положениями о договоре и обязательствах. Если же заверение предоставлено относительно обстоятельств, непосредственно не связанных с предметом договора, но имеющих значение для его заключения, исполнения или прекращения, то в случае недостоверности такого заверения применяются ст. 431.

2 ГК РФ, а также положения об ответственности за нарушение обязательств.

В документе отмечается, что заверение может также быть предоставлено третьим лицом, обладающим правомерным интересом в том, чтобы между сторонами был заключен, исполнен или прекращен договор, с которым связано заверение.

Постановление дополнилось положением о том, что пока не доказано иное, наличие у предоставившего заверение третьего лица правомерного интереса в заключении, изменении или прекращении сторонами договора предполагается.

Говоря о данных разъяснениях, Ольга Дученко отметила, что проблема применения заверений об обстоятельствах является актуальной для практики, поскольку после появления общей нормы о них было неясно, как решать конфликт между новеллой и специальными нормами о договорной ответственности. Она подчеркнула, что это разъяснение является положительным для практики, поскольку суды получат ориентир, которым смогут руководствоваться.

Заключение договора в судебном порядке

Пленум ВС указал, что на рассмотрение суда могут быть переданы разногласия, возникшие в ходе заключения договора, при наличии обязанности заключить договор или соглашение сторон о передаче разногласий на рассмотрение суда. Такой спор подлежит рассмотрению в том же порядке, что и спор о понуждении к заключению договора.

Указывается, что если разногласия возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, то суд отказывает в удовлетворении требования об их урегулировании, если только ответчик по такому иску прямо не выразит согласия на рассмотрение спора судом. Однако если во время рассмотрения спора о заключении договора одна сторона осуществляет предоставление, а другая сторона его принимает, то пропуск сроков на обращение в суд не является основанием для отказа в удовлетворении иска.

  1. Толкование договора
  2. В отношении толкования условий договора в постановлении указывается, что, если условие договора допускает несколько разных вариантов толкования, один из которых приводит к недействительности договора или к признанию его незаключенным, а другой не приводит к таким последствиям, по общему правилу приоритет отдается тому варианту, при котором договор сохраняет силу.
  3. Из итогового документа убрали положение, согласно которому если стороны распространили на свои отношения действие определенных одной из них или иным лицом стандартных правил, не являющихся обязательными для другой стороны, но заключенный договор содержит какое-либо отдельное условие, изначально противоречащее таким действовавшим в момент его заключения стандартным правилам, то предполагается, если не доказано иное, что стороны отдали приоритет данному условию.
  4. При неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон иным образом толкование условий договора осуществляется в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.
  5. Правовая квалификация договора

В постановлении закрепляется, что при квалификации договора для решения вопроса о применении к нему правил об отдельных видах договоров необходимо, прежде всего, учитывать существо законодательного регулирования соответствующего вида обязательств и признаки договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом, независимо от указанного сторонами наименования квалифицируемого договора, названия его сторон, наименования способа исполнения и т.п.

***

Комментируя разъяснения Пленума в целом, Сергей Косоруков ранее отметил, что оценивает их положительно: в них, с одной стороны, разрешается ряд конкретных практических вопросов применения норм ГК о заключении и толковании договора, а с другой стороны, указывается судам на все более широкое применение общих правил о добросовестности при решении таких вопросов. Максим Жмурков выразил солидарное мнение, указав, что ждет расширения практики применения этих положений.

По мнению Ольги Дученко, документ содержит ряд разъяснений, имеющих существенное значение для формирования единообразной судебной практики, касающихся положений, появившихся в ГК РФ относительно недавно, однако во многом повторяет предыдущие правовые позиции как упраздненного ВАС РФ, так и ВС РФ.

Материал опубликован на сайте «Адвокатской газеты» 25.12.2018

Рекомендуем!  Верховный суд научил восстанавливать пропущенный процессуальный срок
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

19 + одиннадцать =