Пленум вс очертил границы должного и возможного в обязательственном праве


В этой статье:
Рекомендуем!  Как развестись с мужем без его согласия в 2022 году: через суд или загс, если есть дети

Проект постановления ВС, отправленный на доработку, разъясняет положения общей части обязательственного права. Растолкованы в том числе нашумевшие новеллы ГК, по которым до сих пор почти нет практики: поэтому они вызывают трудности у судов.

Документ важный и своевременный, считают эксперты: в нем широко используется принцип добросовестности и защищается слабая сторона договоров (в том числе предпринимательских). Он ориентирует суды правильно применять принцип свободы договора и определяет пределы диспозитивности.

Есть в нем и разъяснения сугубо практического характера для нижестоящих инстанций: например, как присудить в рублях сумму, которая указана в валюте.

Сегодня, 10 ноября, Пленум Верховного суда обсудил и отправил на доработку проект постановления, посвященного толкованию общих положений Гражданского кодекса (вопросы в основном нашлись у Минюста). В документе говорится в том числе о новеллах ГК, которые вступили в силу год с лишним назад в рамках так называемой «реформы обязательственного права».

Некоторые из них оказались сформулированы неудачно и нуждались в толковании, признал на заседании Пленума зампреда Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства профессор Евгений Суханов.

В ходе подготовки проекта велись бурные дискуссии и обсуждения, но в итоге удалось сформировать взвешенные подходы, сообщил Суханов.

В постановлении во многом сохраняются позиции Верховного и Высшего арбитражного судов, заявил зампреда АС Уральского округа Сергей Соловцов.

По его словам, документ поможет судам, которые в применении новелл не могут опереться ни на доктрину, ни на практику, потому что их попросту еще нет.

В таком случае у них две альтернативы – формальный подход или более широкий, с учетом принципа добросовестности, сказал Соловцов.

По словам докладчика, судьи Верховного суда Сергея Асташова, все разъяснения находятся на стыке теории и практики, учитывается общий или специальный характер норм, их диспозитивность.

«В постановлении очень часто используется формулировка – если в договоре не указано иное», – привел пример Асташов.

Также он считает, что востребованными окажутся положения касательно факультативных и альтернативных обязательств, которые ранее разъяснялись только в теории.

Проект постановления успели оценить и эксперты «Право.ru».

Он дает толкование многим спорным положениям, причем преимущественно ограничительное: учитываются специальные и императивные нормы ГК, а также закона о банкротстве, говорит партнер «Инфралекс» Артем Кукин.

По его словам, ВС продолжает широко использовать принцип добросовестности и ссылаться на ст. 10 ГК, которая этому посвящена. «Это позволяет, в частности, истолковать ряд положений об обязательствах в пользу защиты банковских заемщиков», – уточняет Кукин.

Многие положения проекта говорят о приоритете принципов справедливости и добросовестности над свободой договора, отмечает старший юрист Nektorov, Saveliev & Partners Константин Галин.

Он предполагает, что суды могут начать смешивать доказательства недобросовестности контрагента и простой экономической неэквивалентности встречных представлений, которая допустима с точки зрения свободы договора.

Как договориться о порядке исполнения

Что говорится в постановлении: Ст. 309.1 ГК позволяет кредиторам по однородным требованиям «разделить» их между собой и определить, кто, когда и какое исполнение получит. Если должник не участвовал в этом соглашении – для него новых обязанностей не возникает.

Какой бы порядок удовлетворения требований не утвердили кредиторы, они не могут отказаться принять надлежащее исполнение должника. В случае такого отказа кредитор считается просрочившим.

 Если должник, наоборот, не исполнил обязательство или исполнил ненадлежащим образом, то за это не может отвечать кредитор, который должен был передать исполнение.

Ст. 67.2 ГК регламентирует корпоративные договоры. Постановление разрешает включать в них право любого из участников на односторонний отказ.

Также в проекте есть разъяснения касательно исполнения обязательства по частям, которое по общему правилу недопустимо (ст. 311 ГК). Есть исключения, одно из которых сформулировал ВС. Как гласит проект его постановления, денежные обязательства по своей природе могут исполняться по частям, и кредитор не вправе от этого отказаться.

Что говорят юристы: Ст. 309.1 ГК подвергают критике, потому что она позволяет кредиторам договариваться «за спиной» у должника, говорит Кукин из «Инфралекс».

Он считает, что разъяснения ВС направлены на смягчение негативных последствий, которые возможны в результате тайных договоренностей.

Проект исходит из необходимости защиты прав должника, а также публичных интересов, особенно в процессе банкротства, подчеркивает Кукин.

Как договориться об изменении обязательств

Что говорится в постановлении: При одностороннем отказе от обязательства или его изменении (ст. 310 ГК) необходимо действовать разумно и добросовестно, учитывая права и законные интересы другой стороны.

Нарушители этого правила рискуют потерять право на судебную защиту, а одностороннее изменение или прекращение договора может быть признано ничтожным.

В том числе суд отказывает во взыскании части процентов по кредитному договору «в случае одностороннего, ничем не обусловленного непропорционального увеличения банком процентной ставки».

Кроме того, применяя ст. 310 ГК, надо помнить, что общие положения о договоре могут устанавливать иные правила о договорных условиях отказа или изменения обязательств.

Например, в публичном договоре между сторонами-«предпринимателями» право на односторонний отказ может получить лишь та сторона, для которой заключение договора не было обязательным.

По словам судьи ВС Ивана Разумова, это правило продолжает тенденцию на защиту слабой стороны.

При применении ст. 310 ГК РФ следует учитывать, что общими положениями о договоре могут быть установлены иные правила о возможности предоставления договором права на отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий.

Что говорят юристы: Нельзя обусловить платой отказ от договора, если это предусмотрено императивной нормой закона, уверен ВС. Это устраняет неопределенность новеллы п. 3 ст.

310 ГК и согласуется с разъяснениями ВАС о свободе договора, одобряет Алена Бачинская из АБ S&K «Вертикаль».

Но, как показала практика, судам бывает трудно отнести норму к императивной или диспозитивной – некоторые получают противоположные трактовки, говорит адвокат.

Как договориться о плате за отказ от обязательств

Что говорится в постановлении: Право на односторонний отказ или изменение «предпринимательского» обязательства можно договориться обусловить платой. Но это невозможно, если такое право императивно следует из закона, гласит постановление. Также оно запрещает условие об оплате, если односторонний отказ или изменение договора вызваны нарушением обязательств.

Постановление расставляет события в хронологическом порядке: если иное не указано в законе или договоре, с момента отказа или изменения условий первоначальное обязательство прекращается или изменяется, и возникает новое – по выплате определенной денежной суммы.

Кроме того, в случае отказа от исполнения обязательства должник не считается просрочившим, пока не убедился, что исполнение принимается надлежащим лицом.

Что говорят юристы: Последнее разъяснение полезное и направлено на защиту должника, считает Кукин. Проверка полномочий лица, получающего исполнение, доверенности и т. д., часто требует времени, поясняет юрист. Кредитора надо стимулировать помогать в этом должнику, на что и ориентирует проект, объясняет Кукин.

Как третьему лицу исполнить обязательство за должника

Что говорится в постановлении: Кредитор по денежному обязательству не должен проверять, на основании чего третье лицо платит за должника. По общему правилу деньги нельзя истребовать у получателя как неосновательное обогащение. Исключения – если должник тоже перечислил средства. Или суд признал переход прав несостоявшимся.

В частности, это возможно в том случае, если третье лицо действует недобросовестно и желает причинить вред кредитору или должнику. Например, в ходе банкротства третье лицо погасило лишь основной долг должника, чтобы «подешевле» получить дополнительные голоса на собрании кредиторов.

Если же третье лицо не исполнило обязательство, которое на него возложил должник, то отвечает именно он, гласит постановление.

Банки, курсы и расчеты

Что говорится в постановлении: Место исполнения по денежным «безналичным» обязательствам – это место нахождения банка, который обслуживает кредитора.

Средства считаются уплаченными, когда зачисляются на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора, либо банка, который является кредитором.

Если контрагентов обслуживает один банк, то значение имеет время, когда деньги поступили на счет кредитора.

Часть разъяснений касается споров вокруг договоров, где суммы указаны в иностранной валюте или условных единицах. Если это условие признано недействительным, то соглашение в целом «сохраняется», если можно предположить, что его заключили бы и без такого условия. При этом валютой платежа считается рубль.

Постановление содержит подробную инструкцию для судов о том, как соблюсти процессуальные тонкости перевода сумм валют и условных единиц, которые надлежит оплачивать в рублях.

Так, в решении нужно указывать орган, который устанавливает курс, момент, на который он действует, и так далее. Если курс определяется на дату решения или раньше, суд должен сам пересчитать сумму и указать ее в рублях.

По словам Асташова, в подготовке этой части проекта участвовали представители Центробанка.

Что говорят юристы: Инструкцию для судов считает очень полезной Илья Дедковский из «КИАП».

Иногда на практике возникают сложности со взысканием, например, валютной неустойки, не в твердой сумме, а по день исполнения решения суда – непонятно, на какую дату пересчитывать неустойку в рубли, рассказывает Дедковский. Разъяснения ВС смогут решить эту проблему, если постановление примут, надеется он.

О законных процентах по ключевой ставке по ст. 317.1 ГК и порядке погашения

Что говорится в постановлении: П. 1 ст. 317.1 ГК допускает начисление процентов на сумму денежного обязательства.

Но аналогичное условие – об уплате процентов на аванс или предоплату – можно предусмотреть в договоре и для должника по неденежному обязательству. По словам докладчика Асташова, разъяснения касаются только новой редакции ст. 317.

1 ГК, а не прежней, которая «прожила» около года и имела прямо противоположный смысл (об изменении нормы см. «Депутаты незаметно изменили правила расчета процентов в ГК»).

Если сумма основного долга в срок не уплачена, то на нее начисляются два вида процентов: и законная неустойка (например, по ст. 395 ГК), и проценты за пользование деньгами (например, по ст. 317.1).

Также постановление решает вопрос «сложных» процентов – начисления платы за пользование деньгами на такие же проценты за предыдущий срок. По общему правилу, это не допускается, если речь не идет о договорах банковского вклада или «предпринимательских» соглашениях.

«Однако, если иное не установлено законом или договором, неустойка или проценты по ст. 395 ГК начисляются за просрочку уплаты процентов за пользование денежными средствами», – уточняется в документе ВС.

Он толкует и ст. 319.1, которая устанавливает порядок погашения требований по однородным обязательствам. Если среди них есть обеспеченные и необеспеченные, приоритет получают именно последние.

Разъясняет он и порядок погашения требований, если сумма недостаточна. Как устанавливает ст. 319 ГК, проценты гасятся прежде основного долга, но это не относится к «штрафным» начислениям, например, по ст. 395 ГК. Последние идут в зачет после основного долга, если иное не предусмотрено законом, гласит проект постановления.

Что говорят юристы: Последнее разъяснение умерит аппетиты банков, считает Кукин из «Инфралекс». Несмотря на практику ВАС, они упорно включали в кредитные договоры с гражданами условия о том, что штрафные санкции взыскиваются в первоочередном порядке. Разъяснения ВС смогли бы поставить точку в этом вопросе, надеется Кукин.

Исполнение обязательств: солидарные должники и депозит нотариуса

Что говорится в постановлении: Согласно ст. 324 ГК, солидарный должник не может ссылаться в защите от кредитора на то, что кредитор отказался от иска к другому солидарному должнику или простил ему долг. Вместе с тем по общему правилу поручитель вправе ссылаться на то, что кредитор простил долг должнику или отказался от иска к должнику (п. 1 ст. 364 ГК).

Если суд удовлетворил требования кредитора к одному из должников, то нельзя отказать в иске к другому должнику, если кредитор не получил исполнение в полном объеме. В этом случае суд просто указывает на солидарный характер обязательства в резолютивной части, ориентирует проект постановления.

Проект также предлагает правила исполнения судебных актов в отношении солидарных должников. Поэтому он будет полезен и судебным приставам.

ВС нашел применение принципу добросовестности и в исполнительном производстве.

Если один из солидарных должников исполнил обязательство, то кредитор должен сообщить об этом приставу, чтобы отозвать документы в отношении других должников (если они не объединены в сводное производство).

Кроме того, в проекте содержится разъяснение п. 3 ст. 327 ГК, который позволяет должнику забрать имущество из депозита нотариуса. ВС ограничивает эту возможность. Он предлагает запретить нотариусу возвращать денежные средства и ценные бумаги должнику, если от кредитора поступило заявление об их получении.

Что говорят юристы: Последнее положение – важнейшее, уверен Кукин из «Инфралекса». ВС ограничивает возможность возврата должнику имущества, внесенного в депозит нотариуса. Сейчас п. 3 ст. 327 ГК, позволяющий должнику забрать имущество из депозита нотариуса, вызывает у юриста недоумение.

С проектом постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» можно ознакомиться здесь.

Суды не вправе игнорировать правовые позиции из обзоров Президиума ВС

26 октября на IX Юридическом форуме для практиков «Главные правовые события года» ведущий эксперт «Системы Юрист» и преподаватель МГЮА Роман Масаладжиу рассказал о наиболее значимых, по его мнению, разъяснениях Пленума ВС о применении АПК в кассации и апелляции. Напомним, соответствующие постановления были приняты 30 июня 2020 г. В своем выступлении эксперт выделил по пять позиций из каждого документа.

Топ-5 в апелляции

Пленум ВС разъяснил применение АПК РФ в апелляцииДокумент заменит собой аналогичное Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2009 г.

, которое признано не подлежащим применению

Пятое место – право апелляционного арбитражного суда направить дело по подсудности в суд общей юрисдикции (п. 28 Постановления Пленума № 12).

Строго говоря, заметил Роман Масаладжиу, право направить дело в общую юрисдикцию появилось у арбитражных судов еще год назад в ходе «процессуальной революции». Теперь же ВС конкретизировал это правило применительно к апелляции.

«Верховный Суд постепенно отходит от прежней модели, когда нарушение правил о подведомственности было безусловным основанием к отмене судебного акта», – пояснил юрист. Теперь ошибка в компетенции суда таковым основанием не является.

Четвертое место – разъяснение о порядке представления новых доказательств в апелляцию (п. 29 Постановления Пленума № 12). Для этого нужно заявить ходатайство до начала рассмотрения жалобы по существу и обосновать невозможность представить доказательства ранее.

По мнению Романа Масаладжиу, здесь два важных момента. Первый – эти правила для всех участников процесса, а не только для того, кто подал жалобу в апелляцию. Второй – теперь не получится заявить о новых доказательствах после начала рассмотрения жалобы по существу.

Третье место – если апелляция мотивировала принятие новых доказательств, то кассация не вправе переоценивать этот вывод (п. 29 Постановления Пленума № 12). В п. 26 действовавшего ранее Постановления Пленума ВАС от 28 мая 2009 г. № 36 было сказано, что принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены его постановления.

Спикер отметил, что применялось это разъяснение несколько иначе: суды обращали внимание на то, мотивировала апелляция принятие новых доказательств или нет. Если нет, постановление отменяли.

Теперь уже в постановлении Пленума ВС разъяснено, что кассация не вправе отменить постановление апелляции по причине принятия новых доказательств, если апелляция мотивировала свой вывод, пояснил Роман Масаладжиу.

Второе место – введение режима повышенной готовности является основанием для восстановления срока на апелляционное обжалование (п. 15 Постановления Пленума № 12).

«Мы можем ссылаться на режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в регионе, если обоснуем, что мы из-за этого режима вовремя не узнали о судебном акте, который хотим обжаловать, либо не смогли вовремя подать апелляционную жалобу», – указал эксперт.

Он также отметил, что на практике стороны ссылаются на карантин в организации и даже на трудности в подготовке жалобы из-за перевода сотрудников на «удаленку». Такие причины суды тоже считают уважительными. Но если срок пропущен еще до начала пандемии, то ссылаться на обстоятельства, связанные с ней, конечно, бесполезно, напомнил Роман Масаладжиу.

И первое место – указание неверного срока на обжалование в судебном акте также является основанием для восстановления пропущенного срока на апелляционное обжалование (п. 15 Постановления Пленума № 12). «Мне импонируют разъяснения высших судов, когда стороны освобождаются от ответственности за ошибки суда. И это как раз один из таких случаев», – объяснил свой выбор юрист.

В Постановлении Пленума ВАС № 36 такого разъяснения не было. Роман Масаладжиу отметил, что при ВАС была другая практика: «Суды в то время исходили из того, что все сроки на подачу апелляционных жалоб указаны в законе. И заявитель всегда может этот закон посмотреть. Поэтому ошибка в указании срока никак не может ввести заявителя в заблуждение. Верховный Суд эту позицию пересмотрел».

Топ-5 в кассации

ВС разъяснил правила рассмотрения арбитражных дел в кассацииСоответствующее постановление принято в режиме веб-конференции с несущественными изменениями

Пятое место – Верховный Суд разрешил приостанавливать исполнение решений по искам о признании права (п. 23 Постановления Пленума № 13).

«Все мы привыкли, что приостановление касается лишь решений по искам о присуждении (например, о взыскании денег, об истребовании имущества). ВС расширил наше понимание», – указал Роман Масаладжиу.

В частности, можно приостановить исполнение решения о признании права собственности или о признании обременения отсутствующим.

Эксперт заметил, что решения о признании не исполняются судебными приставами, но в некоторых случаях исполняются регистрирующими органами. В этом смысле приостановление допустимо.

«Я бы, конечно, предложил Верховному Суду другой подход. Здесь можно было обойтись, мне кажется, и своего рода обеспечительными мерами. В частности, запретом на отчуждение имущества.

Но Верховный Суд избрал именно такой путь, и мы должны иметь это в виду», – указал спикер.

Четвертое место – до подачи кассационной жалобы необходимо исчерпать возможности апелляционного обжалования (п. 2 и 4 Постановления Пленума № 13). Эксперт пояснил, что, хотя такой вывод и следует из АПК, ВС разъяснил дополнительные моменты.

Первый – право на апелляцию считается исчерпанным тогда, когда она вынесла постановление по итогам рассмотрения жалобы по существу. То есть, например, если жалоба была обездвижена и подавшее ее лицо вовремя не устранило недостатки, право на кассацию не возникает.

Второй – тем лицам, которые не участвовали в деле, также нужно сначала обращаться в апелляцию. Это новое разъяснение, заметил Роман Масаладжиу, раньше такие лица могли обращаться сразу в кассацию.

При этом, добавил он, в гражданском и административном судопроизводстве пока еще действуют прежние правила.

Третье место – сторонам разрешили приводить новые доводы в кассации (п. 29, 30 и 32 Постановления Пленума № 13). Однако, отметил Роман Масаладжиу, не получится заявить доводы о тех обстоятельствах спора, которые нижестоящие суды не исследовали. Кроме того, доводы должны быть именно правового характера, а информацию о них необходимо заранее направить участвующим в деле лицам и суду.

Второе место – кассация не вправе направить дело на пересмотр из-за процессуальных упущений сторон (п. 31 Постановления Пленума № 13). Стороны часто просят направить дело на пересмотр фактически из-за того, что сами забыли совершить какие-то процессуальные действия, пояснил спикер. ВС же говорит о том, что возврат дела возможен, только если будет обнаружена ошибка нижестоящего суда.

Наконец, первое место – правовые позиции из обзоров практики, утвержденных Президиумом ВС, обязательны (п. 28 Постановления Пленума № 13).

Теперь отказ от учета такой правовой позиции в силу прямого указания ВС – основание для отмены апелляционного акта.

По мнению Романа Масаладжиу, для арбитражных судов это означает повышение роли решений Судебной коллегии по экономическим спорам ВС, поскольку в обзоры, как правило, попадают именно ее определения.

Новое постановление Пленума ВС РФ о прекращении обязательств

  • Информационное письмо № 773
  • Юридическая фирма Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP (ранее в России – Goltsblat BLP) информирует, что 11 июня 2020 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации (далее – «Пленум») принял Постановление № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств» (далее – «Постановление»).
  • Постановление содержит разъяснения, посвященные отдельным основаниям прекращения обязательств, и во многом подтверждает ранее высказанные Верховным Судом Российской Федерации (далее – «ВС РФ») и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее – «ВАС РФ») позиции.
  • Разъяснения Пленума в первую очередь будут актуальны для компаний, столкнувшихся с затруднениями в ходе исполнения договоров или невозможностью их исполнения на согласованных условиях (в том числе со стороны контрагентов) на фоне кризиса, связанного с пандемией COVID-19 и принятыми ограничительными мерами (такими как закрытие границ, запрет на проведение массовых мероприятий, специальный режим работы объектов розничной торговли и многие другие меры по борьбе с COVID-19).
  • Общие положения
  • Стороны вправе прекратить как договорные, так и внедоговорные обязательства, а основания прекращения могут являться односторонней сделкой, соглашением или вовсе не зависеть от воли сторон.
  • Отдельные основания прекращения обязательств
  • Отступное

Согласно Постановлению отступным может быть не только уплата денежных средств и передача иного имущества, указанные в ст. 409 ГК РФ, но и иное предоставление (например, выполнение работ, оказание услуг).

Согласно разъяснениям соглашение об отступном может быть сконструировано по моделям, предполагающим, что:

  1. должник предоставляет отступное в момент заключения соглашения; или

  2. должник не предоставляет отступное в момент заключения соглашения и вправе как исполнить первоначальное обязательство, так и предоставить отступное.

    Постановление в продолжение позиции ВАС РФ1 устанавливает презумпцию квалификации такой модели обязательства в качестве факультативного, позволяющего должнику заменить предмет исполнения по основному обязательству предметом, установленным в соглашении об отступном, и не позволяющего кредитору требовать исполнения обязательства по соглашению об отступном при его непредоставлении в установленный срок2. При этом стороны вправе договориться о том, что исполнение по такому соглашению будет представлять собой альтернативное обязательство, предоставляющее по общему правилу кредитору право выбора предмета исполнения, если должник не осуществил свой выбор в пределах установленного срока3.

При структурировании корпоративных сделок по российскому праву следует обратить внимание на следующее:

  1. Соглашение об отступном, по которому в качестве отступного передаются доли в ООО, должно быть заключено в нотариальной форме вне зависимости от формы соглашения, из которого возникло основное обязательство.

    При этом Постановление явно не учитывает предусмотренную возможность структурирования соглашения об отступном по модели факультативного или альтернативного обязательства, наделяющей должника правом выбора в отношении предмета обязательства, и (i) закрепленную Федеральным законом № 14-ФЗ от 8 февраля 1998 года «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – «Закон об ООО») идею о необходимости нотариального удостоверения лишь распорядительной сделки, направленной на непосредственное отчуждение долей в ООО, которая в такой модели соглашения об отступном может и вовсе не состояться, а также (ii) безусловную обязанность нотариуса по подаче заявления в регистрирующий орган в связи с переходом права на доли в ООО в течение установленного Законом об ООО срока. При буквальном толковании можно прийти к выводу, что в настоящий момент соглашение о предоставлении доли в ООО в качестве отступного можно структурировать только по модели соглашения об отступном с одним предметом исполнения, передаваемым сразу в момент заключения соглашения.

  2. При передаче взамен обязательства по уплате денег в качестве отступного имущества, в отношении которого действует преимущественное право покупки, лицо, права которого были нарушены такой сделкой, вправе воспользоваться средствами защиты, предусмотренными на случай нарушения преимущественного права.

    Таким образом, преимущественное право не действует при использовании отступного в целях прекращения неденежного обязательства.

    К сожалению, Постановление не уточняет характер преимущественного права, в отношении которого применяются разъяснения, вследствие чего суд при рассмотрении спора может с высокой долей вероятности распространить действие преимущественного права приобретения долей в ООО и акций в непубличных АО (если такое право предусмотрено уставом такого непубличного АО) другими участниками (акционерами) при передаче таких долей (акций) участником (акционером) в качестве отступного. Такая концепция опровергает подход ВАС РФ о нераспространении норм о преимущественном праве при передаче долей в ООО в качестве отступного4.

Зачет

Пленум уточнил условия осуществления зачета, которые по общему правилу должны существовать на момент совершения заявления о зачете. Согласно Постановлению:

  1. По активному требованию (требованию лица, заявившего о зачете) должен наступить срок исполнения, при этом не является необходимым наступление срока исполнения пассивного требования (требования против заявителя), если оно может быть исполнено досрочно.

  2. Требования должны быть встречными, то есть кредитор по активному требованию является должником по пассивному требованию.

  3. Требования должны быть однородными, то есть стороны после осуществления зачета должны оказаться в таком положении, как если бы их обязательства были прекращены исполнением.

    При этом требования могут возникать не из одного основания (например, можно зачесть требование о взыскании долга по договору против встречного требования о возмещении убытков из деликта или взыскании неустойки за просрочку в исполнении обязательства5).

Вместе с тем Пленум указал, что стороны вправе договориться о зачете требований, не являющихся встречными, установить автоматическое прекращение требований (в таком случае рекомендуем уделить внимание положениям договора о требованиях, подлежащих зачету, а также обстоятельствах, при наступлении которых производится зачет), либо предусмотреть, что обязательства могут быть прекращены зачетом при наличии волеизъявления всех сторон.

Постановление соответствует ранее высказанным позициям ВАС РФ6 и ВС РФ7 о моменте прекращения обязательств зачетом и поддерживает ретроактивный характер зачета.

На практике это означает, что обязательства считаются прекратившимися с момента, в который обязательства стали способными к зачету, а не с момента получения заявления о зачете.

Полагаем, что цель данного разъяснения – уравнять положение сторон в отношении установленных санкций за просрочку в исполнении обязательств, которые не должны применяться вплоть до получения стороной заявления о зачете.

Новация

Согласно Постановлению новация имеет место, если воля сторон направлена на прекращение существующего между ними обязательства другим обязательством).

В этом заключается принципиальное отличие новации от отступного, при котором новое обязательство не возникает, а у кредитора по общему правилу отсутствует право требовать от должника исполнения обязательства по заключенному соглашению об отступном.

Кроме того, при новации первоначальное обязательство прекращается в момент заключения самого соглашения, в то время как отступное прекращает обязательство в момент его предоставления.

Пленум подчеркивает, что в целях новации стороны должны согласовать новый предмет и (или) основание обязательства). Например, изменение размера долга или и (или) срока исполнения обязательства само по себе не является новацией.

Постановление также закрепляет презумпцию отступного, если из соглашения сторон не усматривается воля сторон осуществить новацию).

По общему правилу в результате новации прекращаются все дополнительные требования и обеспечения (в частности, обязательство по уплате неустойки).

При этом Постановление устанавливает возможность сохранения залога и поручительства в отношении новируемого обязательства, если поручитель или залогодатель, являющийся третьим лицом, прямо выразил согласие на сохранение обеспечения. Такое согласие может быть предоставлено до заключения соглашения о новации8).

Прощение долга

Постановление в продолжение позиции ВАС РФ подтверждает, что для квалификации действия кредитора в качестве дарения необходимо установить намерение кредитора передать имущество в качестве дара9.

Ранее ВАС РФ в качестве отсутствия такого намерения признавал взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (например, отсрочки платежа по другому обязательству).

Дополнительно к указанному критерию ВС РФ вводит понятие «экономический интерес». При наличии у кредитора такого интереса, прямо не связанного с прощением долга, намерение передать в дар отсутствует.

В уведомлении кредитора о прощении долга должны быть указаны условия, позволяющие идентифицировать обязанность, от исполнения которой освобождается должник. В ином случае применяется презумпция прекращения обязательства в полном объеме, включая требование об уплате неустойки.

Невозможность исполнения

Постановление закрепляет критерии, присущие невозможности исполнения обязательства для целей применения ст. 416 ГК РФ:

  1. объективность, то есть должник не может исполнить обязательства как лично, так и с привлечением третьих лиц в связи с наступлением обстоятельств, не зависящих от воли и действий должника;

  2. постоянный характер, то есть такая невозможность не должна являться временным препятствием.

Пленум напоминает о различии институтов невозможности исполнения и непреодолимой силы. В случае возникновения непреодолимой силы само обязательство не прекращается, если исполнение остается возможным после отпадения обстоятельств непреодолимой силы. При этом должник освобождается от ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Постановление также содержит общее правило о том, что в случае прекращения обязательства в силу невозможности его исполнения встречное обязательство также прекращается.

К сожалению, Пленум не упоминает о судьбе договора при отпадении принципа встречности между обязательствами. Ранее подход о прекращении договора при отпадении принципа встречности встречался в некоторых судебных актах10.

Ликвидация юридического лица

Постановление также затрагивает последствия исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего. Обязательства такого лица по общему правилу считаются прекращенными в силу ст. 419 ГК РФ.

Участники и кредиторы ликвидированного юридического лица не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями такого лица к его должникам. Соответствующие требования должны предъявляться на основании специальных норм ГК РФ о распределении обнаруженных обязательственных требований.

1   П. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ»

2   Соответствующее положение следует из п. 1 ст. 320.1 ГК РФ, закрепляющего нормы о факультативном обязательстве

3   П. 1 ст. 320 ГК РФ, абз. 3 п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»

4   Определение ВАС РФ от 16 апреля 2012 года № ВАС-4459/12 по делу № А65-5850/2011. При этом в судебной практике можно также встретить позицию, согласно которой преимущественное право приобретения акций в непубличном АО распространяется и на передачу акций в качестве отступного (см., например, Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19 декабря 2019 года по делу № А45-29123/2019)

5   Соответствующим положением ВС РФ пытается разрешить спорный вопрос о возможности зачета неустойки против других денежных требований. Ранее ВС РФ высказывался о невозможности такого зачета ввиду отсутствия признака бесспорности у требования о взыскании неустойки и неоднородности зачитываемых требований (см., например, Определения ВС РФ от 18 ноября 2016 года по делу № А40-165511/2014, от 24 июля 2017 года по делу № А41-108637/2015)

6   П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 года № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»

7   Определение ВС РФ от 16 августа 2018 года № 305-ЭС18-3914

8   П. 26 Постановления. В судебной практике также можно увидеть общую тенденцию прекращения акцессорных обеспечений в отношении новируемого обязательства (см., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2012 года № 09АП-36694/2011 по делу № А40-120395/09-42-531, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2016 № 13АП-18180/2016 по делу № А56-49002/2015/тр.5)

9   П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», п. 31 Постановления

10  См., например, Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 июня 2013 года по делу № А72-6795/2012, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 марта 2018 года № Ф04-193/2018 по делу № А45-8351/2017, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 3 апреля 2019 года № Ф10-785/2019 по делу № А14-24834/2017

Общие положения ГК РФ: ВС РФ разъясняет

Недавно было официально опубликовано очень важное постановление Пленума ВС РФ, в котором разъяснено применение судами раздела I «Общие положения» части первой ГК РФ.

В документе закреплены выводы, наработанные судебной практикой (например, о том, что нельзя отказать в иске о возмещении убытков, если не доказан их точный размер).

Кроме того, расширена инициатива судов, просматривается уход от формального равенства и продвижение к справедливости. ­Разберем наиболее важные выводы, сделанные ­Пленумом ВС РФ.

В последний день июня было опубликовано знаковое постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление). Рассмотрим и прокомментируем наиболее важные положения этого ­документа, а также расскажем, как они отразятся на работе компаний.

Постановление посвящено толкованию поправок ГК РФ, принятых в 2013–2014 годах. С тех пор прошло уже достаточно времени, и суды успели выработать определенные позиции по рассмотренным Пленумом ВС РФ вопросам.

Поскольку при разработке изменений ГК РФ учитывались и выводы судов, в том числе ВАС РФ, по многим проблемам практика сложилась уже достаточно определенная.

Вместе с тем некоторые ­положения ГК РФ, внесенные ­поправками, ­выражены недостаточно ­определенно.

Особое внимание уделено принципу добросовестности, полномочиям судов и положениям о возмещении убытков.

Отметим, что разъяснения по последнему блоку изменений, которые вступили в силу 1 июня 2015 г., в Постановление не вошли.

Постановление охватывает нормы части I ГК РФ по самым разно­образным вопросам:

  • основные положения;
  • физические лица;
  • юридические лица;
  • объекты гражданских прав;
  • защита нематериальных благ;
  • общие положения о сделках;
  • недействительность сделок;
  • решения собраний;
  • представительство и доверенность.

Что такое добросовестность?

В п. 1 Постановления Пленум ВС РФ дает разъяснения по вопросам добросовестного поведения участников гражданских правоотношений.

Прежде всего, Пленум ВС РФ указал, что законы, содержащие нормы гражданского права, толкуются в системной взаимосвязи с принципом добросовестности участников гражданского оборота (п. 3 ст. 1, п. 5 ст. 10 ГК РФ). Разъяснения раскрывают добросовестность через должное поведение, т.е.

такое, на которое другая сторона вправе рассчитывать (например, полное и достоверное информирование контрагента об ­обстоятельствах, имеющих значение для складывающихся ­правоотношений).

Вместе с тем понятие добросовестности охватывает не только поведение, но и состояние. Например, наличие у лица информации о юридически значимых фактах. Так, согласно абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ лицо, полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительности; п. 1 ст.

302 ГК РФ содержит правила истребования имущества у приобретателя, который не знал и не мог знать о том, что приобрел имущество у лица, которое не имело право его отчуждать.

Поэтому толкование термина добросовестности, предложенное Пленумом ВС РФ, дает некоторые шансы вывести из-под него случаи ­недобросовестности, не охваченные одним только поведением.

Недобросовестность может определить суд

Добросовестность участников гражданского оборота играет очень важную роль для принятия объективных решений судами. Ведь на практике случается, что в ходе судебного процесса выявляются факты, ­указывающие на недобросовестность не только ответчика, но и самого истца.

Обычно сторона процесса признается судом недобросовестной по заявлению оппонента. Теперь судам предписано занимать активную позицию, если просматривается «очевидное отклонение» действий стороны от добросовестного поведения.

Суд должен вынести на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

В качестве примера можно привести мелкий шрифт некоторых условий договора по сравнению со всем остальным текстом.

Интересно, что Пленум ВС РФ употребил фразу «очевидное отклонение». Возникает вопрос, как быть в случае неявного злоупотребления правом. Видимо, в такой ситуации по своей инициативе суд не должен выносить на обсуждение данный вопрос. Это может сделать истец или ответчик.

Отметим, что при таком подходе может оказаться нарушенным принцип состязательности процесса, когда стороны несут риск последствий совершения или не совершения процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Если одна из сторон действует недобросовестно, а оппонент ничего не заявляет по этому поводу, то именно он должен принимать риски наступления неблагоприятных последствий, связанных с таким поведением.

И чтобы не нарушать принцип состязательности, Пленум ВС РФ ограничил предел вмешательства суда только явным ­злоупотреблением правом.

Но даже в случае очевидного отклонения от добросовестного поведения преградой дальнейшей активности суда будет заявление сторон о том, что они не видят недобросовестности в поведении друг друга.

Возможна ситуация, когда суд вынесет вопрос о добросовестности на обсуждение, но ни одна сторона не представит доказательств, подтверждающих злоупотребление правом одной или обеими сторонами процесса.

В таком случае признавать факт недобросовестности недопустимо во ­избежание нарушения принципа состязательности.

Последствия недобросовестности

Если недобросовестное поведение стороны будет установлено и доказано, суд имеет право полностью или частично отказать ей в защите принадлежащего ей права или применить иные меры защиты другой стороны от недобросовестного поведения, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Но в Постановлении опущена фраза «предусмотренные законом», т.е. Пленум ВС РФ допускает возможность применения нижестоящими судами мер, не предусмотренных ни одним ­нормативным правовым актом.

Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

11 + десять =