Несносный дом. Верховный суд защитил хозяйку дачи, которую хотели снести из-за газопровода


Несносный дом. Верховный суд защитил хозяйку дачи, которую хотели снести из-за газопровода

Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Семья Калакуцких, дом которой по иску «Газпром трансгаз Томск» четыре года назад постановил снести Томский районный суд, дошла до Верховного суда РФ и добилась отмены решения. Дело должно быть пересмотрено.

Напомним, вопрос о сносе домов в Корнилово, расположенных в защитной зоне магистрального газопровода, тянется с начала 2016 года.

Власти Томского района просили «Газпром трансгаз Томск» перенести газопровод в иную территориальную черту, на что компания ответила несогласием. Со стороны «Газпрома», властей и владельцев домов было подано несколько исков.

В итоге жители Корнилово и администрация района суды проиграли; было снесено три дома. Позже компания подала иски о сносе еще на четырех собственников. Все они были удовлетворены.

В октябре 2017 года в «Газпроме» сообщили, что на тот момент суд удовлетворил восемь исков о сносе 11 строений в Корнилово, которые расположены вблизи газопровода-отвода. В компании утверждали, что местные власти, а также собственники земельных участков знали о нахождении там газопровода еще до начала строительства домов.

«Дома важнее трубы»: томичи просят запретить снос домов из-за близости к газопроводу

Одной из семей, снести дом которых постановил суд Томского района по иску «Газпром трансгаз Томск», стала многодетная семья Калакуцких. Как рассказала адвокат томичей Кристина Еремина, суд вынес решение о сносе их дома в 2016 году, после чего началась чреда хождения семьи по судам.

«В июле 2016 года было вынесено первое решение о сносе этого дома и с того момента до настоящего времени семья оспаривает судебные акты. Они живут в этом доме до настоящего времени, каждый раз с опаской, что приедет техника и его снесет. Но люди не сдаются», — рассказала Кристина Еремина.

После многочисленных разбирательств длиной в четыре года семья с адвокатом подали жалобу в Верховный суд РФ.

«Первоначально мы подали жалобу в Верховный суд и нам отказали.

Удалось решить эту ситуацию после подачи жалобы на имя председателя Верховного суда, который посчитал, что наши доводы заслуживают внимания, отменил определение суда и назначил два заседания — о пересмотре по новым обстоятельствам решения Томского районного суда о сносе жилого дома и о выселении семьи Калакуцких из этого жилого дома. В итоге решение Томского районного суда о том, что людей необходимо выселить и дом снести, отменено, дело отправлено на новое рассмотрение. Отмечу, что законодательство изменилось и теперь позволяет либо сохранить данный жилой дом, либо компенсировать убытки людям. И суд услышал людей. Также позицию свою изменила Генпрокуратура, если раньше прокуроры считали, что семью нужно выселить на улицу, то вчера прокурор тоже нас поддержал», — рассказала адвокат семьи.

Эта семья пока стала единственной из находящихся в такой ситуации в Корнилово, которая дошла до ВС РФ. Заседание, где суд отправил дело на пересмотр по новым обстоятельствам, прошло 22 сентября.

«Теперь дело будет направлено в суд первой инстанции и будет решаться вопрос сохранения данного дома, а если сохранить его не удастся, то семья должна получить компенсацию, потому как в противном случае людей оставляют без всего. Думаю, в течение месяца уже должна быть назначена дата рассмотрения дела», — отметила Кристина Еремина.

Также она рассказала, что в ближайшее время в Европейский суд по правам человека будет направлена жалоба от владелицы другого дома в Корнилово Натальи Матюгиной, которая оказалась в аналогичной ситуации.

Анастасия Кирсанова

Несносный дом. Верховный суд защитил хозяйку дачи, которую хотели снести из-за газопровода

Важное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучила жалобу дачницы, которой велели быстро и за свой счет снести эту самую дачу из-за близости подземной газовой трубы. С подобными проблемами в последние годы столкнулись многие граждане, которые годами спокойно работали на своих приусадебных участках, а потом вдруг оказались в точно такой же ситуации.

Ценность этого решения Верховного суда в том, что он подробно разъяснил, в первую очередь своим коллегам, нормы права, которые должны применяться, если частные постройки оказываются в опасной близости к газовым коммуникациям.

Наша история началась в Нижегородской области. Там в суд обратилось некое общество с ограниченной ответственностью. В его иске, ответчицей по которому значилась местная жительница, содержалось требование к гражданке-ответчице снести за свой счет свой же садовый домик вместе с хозяйственной постройкой, которые расположены на ее дачном участке в садоводческом товариществе.

В обоснование иска коммерсанты заявили, что дом с сараем стоят «в зоне минимально допустимых расстояний от газопровода-отвода к газораспределительной станции на расстоянии 104,6 метра от оси газопровода-отвода». Сразу оговоримся, допустимое расстояние — 150 метров.

Дачница с требованием о сносе не согласилась. Но Павловский городской суд Нижегородской области встал на сторону коммерсантов и удовлетворил их иск. Спустя три месяца судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда подтвердила, что считает решение коллег правильным.

Ответчица добилась того, чтобы ее дело изучил Верховный суд РФ. Добиваться пришлось с трудом, так как был пропущен процессуальный срок для подачи кассационной жалобы. Но в итоге все прошло нормально, и определением заместителя председателя Верховного суда срок был восстановлен.

Изучив материалы дела, обсудив все приведенные доводы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ заявила, что жалоба дачницы «подлежит удовлетворению» потому, что самые грамотные судьи страны увидели в деле «существенные нарушения норм права». Причем такие нарушения допустили и городской, и областной суды.

Вот что увидел в этом споре Верховный суд РФ. Ответчица владеет участком в шесть соток на территории старого садового товарищества.

Земля у нее — сельскохозяйственного назначения и предназначена как раз для ведения садоводства и огородничества. На участке расположены небольшой домик и хозяйственная постройка, проще говоря, сарай.

Эти постройки возведены на расстоянии 105 метров от оси газопровода-отвода.

Этот газопровод-отвод, если верить документам, лежащим в деле, был введен в эксплуатацию в 1973 году и ведет он к газораспределительной станции. В 2014 году по договору аренды наш истец — общество с ограниченной ответственностью — получил во временное пользование трубу и является по документам газоэксплуатирующей организацией этого объекта.

Местный городской суд, когда рассматривал этот иск, решил, что садовый домик и сарай — самовольные постройки и они должны быть снесены за счет их хозяйки, поскольку стоят на расстоянии 105 метров от оси газопровода, а по нормам должны стоять в 150 метрах.

Когда Верховный суд разбирался с этим спором, он начал с Конституции и напомнил про 18-ю статью. В ней сказано, что права и свободы человека являются непосредственно действующими.

Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

К таким правам относится и охраняемое законом право частной собственности (статья 35 Конституции РФ).

Подзаконные нормативные акты такую меру ответственности, как снос дома, устанавливать не могут

В 55-й статье Основного Закона говорится, что права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральным законом, но лишь в той мере, в которой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Далее Верховный суд процитировал Гражданский кодекс (статья 4). Там сказаны важные вещи, имеющие непосредственное отношение к нашей ситуации. В 4-й статье ГК говорится следующее: акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после их введения в действие.

Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в тех случаях, когда это прямо сказано в этом законе. К отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, закон применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулирует 422-я статья Гражданского кодекса.

В нашем случае дом и сарай дачницы были построены в 1991 году.

А местный суд, рассматривая иск бизнесменов о сносе построек, привел 222-ю статью Гражданского кодекса и Закон «О газоснабжении в Российской Федерации» от 31 марта 1999 года.

Местный суд не принял во внимание, что эти нормы не действовали на момент, когда женщина строила дом и сарай. А в приведенных городским судом нормах нет ни одного слова, что они имеют обратную силу.

Другого закона, предусматривающего возможность сноса строений, принадлежащих гражданину на правах собственности, местные суды не указали. А подзаконные нормативные акты такую меру ответственности, как снос частной собственности, устанавливать не могут.

И еще важный момент, о котором сказал Верховный суд. Местные нижегородские суды сослались на то, что истцы неоднократно уведомляли органы местного самоуправления Павловского района и автобусный завод о необходимости соблюдения минимально допустимых расстояний до газопровода.

Но почему-то свои требования ООО предъявило не к юридическим лицам, которых предупреждало, а к собственнику построек.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, местный суд должен был поставить на обсуждение вопрос — знала или должна была знать ответчица об ограничениях, которые существуют в отношении ее участка. Это называется процессуальными требованиями, и они судом не выполнены.

Вышестоящий областной суд должен был устранить нарушения, которые сделал городской суд, но этого не случилось. Поэтому дело о сносе дома и сарая придется пересматривать, решил Верховный суд.

 Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск № 36(7794)

Кс рассмотрел жалобу из-за дачи у газопровода — новости право.ру

5 октября Конституционный суд рассмотрел жалобу Юрия Тихонова. Его обязали снести дачу, построенную без согласования с организацией, которая эксплуатирует объект газоснабжения вблизи постройки.

Тихонов полагает, что невозможность оспорить это требование по новым обстоятельствам после того, как квалифицирующим признаком по таким делам стала недобросовестность, противоречит нормам Конституции.

История вопроса

Тихонов владеет шестью сотками в садовом товариществе под Сергиевым Посадом и домиком 1975 года постройки, двумя хозпостройками и забором. В 2017 году Сергиево-Посадский суд обязал снести все это за свой счет, так как дача Тихонова расположена в охранной зоне газопровода под управлением «Газпром Трансгаз Москва».

В этом сюжете

В августе 2018 года в действие вступил Федеральный закон № 339-ФЗ, согласно которому не считается самовольной постройкой здание, возведенное с нарушением ограничений на использование земельного участка, если собственник не мог знать об этих ограничениях. Корреспондирующие изменения внесли в п. 1 ст. 222 Гражданского кодекса.

После этого Тихонов попросил суд пересмотреть решение по новым обстоятельствам. Все инстанции ему в этом отказали. Они сослались на закон «О газоснабжении», полагая, что к газопроводам критерий добросовестности не применяется.

По мнению заявителя, п. 6 ч. 4 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса, п. 1 ст. 222 Гражданского кодекса и ст. 32 ФЗ «О газоснабжении» в их правоприменении противоречат Конституции, так как лишают собственника признанных самовольными построек права на судебную защиту или компенсацию за снос их собственности.

«Домик кума Тыквы»

Представитель заявителя Григорий Вайпан напомнил, что его дачу в одном телерепортаже сравнили с «домиком кума Тыквы». Это сравнение справедливо: сказочный домик — это один из самых известных примеров властного произвола в отношении жилья беззащитных граждан.

Адвокат также отметил, что в постановлении КС по аналогичной проблеме от 2019 года суд указал, что такие споры — порождение правовых недостатков советской системы, когда общих реестров таких запретных зон просто не было. В результате большинство владельцев зданий в подобных зонах не знали и не могли знать об ограничениях.

В дальнейшем их не уведомляли о внесении таких данных в ЕГРН. Подход судов к делу Тихонова нарушает такие базовые правовые принципы, как:

  • принцип вины (ведь снос самовольных построек рассматривается как санкция);
  • принцип доверия к действиям государства (власти согласовали план поселка, разрешение дала тогдашняя газовая организация, но суды не придали значения этим фактам);
  • запрет обратной силы (в советском законодательстве запрет на строительство в охранных зонах возник только в 1979 году).

Вайпан также напомнил о двух обзорах практики Верховного суда от апреля и июня, в которых выражена аналогичная позиция.

Их опубликовали уже после обращения Тихонова в КС, но решение Конституционного суда в любом случае будет иметь значение для людей с аналогичной проблемой.

Ведь обзор практики ВС не дает оснований для пересмотра дел по новым обстоятельствам; поэтому адвокат попросил внести в постановление КС по этому делу специальную оговорку, которая позволит использовать его в интересах третьих лиц.

Нормы хорошие, правоприменение плохое

Сенатор Совфеда Ирина Рукавишникова полагает, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции. При этом их правоприменение в данном деле неверно. Так, закон о «О газоснабжении» не исключает установления вины лица, которое возвело спорную постройку.

Основания для признания здания самовольной постройкой после внесенных в 2018 году поправок изменились, что дает повод для пересмотра дела по новым обстоятельствам.

Действия судов в отношении Тихонова нарушили его права, но это не связано с проблемами самих норм, заявила Рукавишникова.

В этом сюжете

Полпред президента Александр Коновалов также указал, что ст. 222 ГК направлена не на произвол, а напротив, на защиту прав граждан.

Он также напомнил, что при первоначальном рассмотрении дела суд не обязан был устанавливать степень вины и осведомленности собственника, хотя это и было едва ли справедливо.

С тех пор в закон внесли изменения, которые обеспечили более взвешенный и справедливый подход к таким делам. Выводить законодательство о газоснабжении из-под действия новых норм ГК нет оснований, полагает Коновалов.

Представитель прокуратуры Вячеслав Росинский выразил надежду, что постановление КС по этому делу позволит судам в будущем избежать ошибочного правоприменения, как в этом деле. Он также указал, что самовольной постройку можно признать не только из-за расположения в охранной зоне, но и по другим обстоятельствам.

Если таких обстоятельств нет, а гражданин был не осведомлен об ограничениях, возлагать на него затраты по сносу и отказывать в компенсации нельзя.

Соответствующие подходы можно применять и к уже снесенным строениям, если виновность их владельцев не была установлена, и они могут претендовать на компенсацию, полагает Росинский.

Советник министра юстиции Дмитрий Коротков солидаризовался с остальными выступающими и отметил, что спорные нормы ГК и ГПК направлены именно на реализацию конституционных норм через поддержание баланса интересов сторон.

Конституционный суд вынесет решение по этой жалобе позднее.

Что изменилось в законе о самовольных постройках

Раньше такие строения могли снести, даже если они никому не мешали. Теперь права владельцев чуть лучше защищены, снести самовольный дом стало сложнее. Но это не значит, что можно строиться на чужой земле, нарушать нормативы и возводить здания, которые мешают соседям.

Вот как теперь обстоит дело с самовольными постройками.

Или купили участок с разрешенным использованием под жилищное строительство, а построили там дом, а потом власти взяли и поменяли назначение — теперь это водоохранная зона. И дом уже вне закона.

Так могло быть с разными ограничениями. Вот рядом с садовым товариществом не было дороги, электростанции или газопровода, и дачи стояли себе годами. А потом раз — и дачам тут стоять уже не положено.

Так же и с коммерческой недвижимостью: киосками, павильонами, ангарами, гаражами.

Если собственник не мог знать о каких-то ограничениях по поводу строительства на своем участке и что-то построил, то, даже если такие ограничения потом обнаружатся, самовольной постройка не считается. К ней нельзя будет применить такие же нормы, как к самовольным строениям — например, снос за счет собственника.

Раньше такой нормы в гражданском кодексе вообще не было, и люди теряли имущество. Было и по-другому: собственники участков обращались в суд, чтобы признать столб линии электропередачи самовольной постройкой и убрать его со своего участка. В общем, проблем хватало, а точных норм закона — нет.

Самовольной постройкой нельзя распоряжаться на свое усмотрение. Например, продавать, дарить или сдавать в аренду — на нее вообще нет права собственности. Построить на своем участке дом — еще не значит стать его собственником. Нельзя прийти в Росреестр и автоматически оформить права собственности на дом или дачу только потому, что они на вашем участке. Тут ничего не изменилось.

Раньше. Самовольную постройку сносили, причем почти всегда за счет того, кто ее построил. Так и было написано: подлежит сносу. Построили без документов или разрешений — сносите свой дом или узаконьте его.

С 4 августа. Теперь о сносе самовольных построек написали подробнее. По умолчанию, такую постройку нельзя использовать. Это значит, что построенный без разрешения киоск нельзя использовать для торговли.

А вот о сносе теперь не так категорично. Самовольную постройку могут снести, а могут привести в соответствие с требованиями застройки. Но все это за счет того, кто построил или пользуется участком. Сносить или приводить в соответствие — почти всегда решает суд. Иногда — местные власти.

И раньше, и сейчас это нужно делать через суд. Собственником самовольной постройки становится владелец участка, где она находится.

Нельзя построить дом на чужой земле и признать в суде свое право собственности на него.

Если земля принадлежит родителям, и дети построили там дом, то собственниками дома могут стать только родители. Или нужно разделять участок, получать новый адрес — и только тогда оформить дом на настоящих владельцев. На все это нужно много времени и денег, поэтому лучше учесть такие нюансы до начала строительства.

Узаконить можно не любую самовольную постройку, а только ту, что отвечает всем этим требованиям.

Постройка соответствует параметрам застройки. Например, на участке под ИЖС можно построить максимум три этажа. А иногда строят пять и даже продают в таких домах квартиры.

Если купить квартиру в таком доме на этапе строительства, можно никогда ее не получить. Соседи обратятся в суд, и разрешение на строительство многоквартирного дома аннулируют. В лучшем случае заселятся только те, кто купил квартиру до третьего этажа. Причем станут они не собственниками квартиры, а собственниками доли в доме. Потом будет много проблем с продажей.

Если вам предлагают такую квартиру и говорят, что скоро узаконят дом, вам врут. Ничего не узаконят, а если и получится так сделать, соседи оспорят, и стройку запретят. Закон о дольщиках тут не сработает.

Постройка не нарушает ничьи права и никому не мешает. Нельзя строить дом и занять часть участка соседа, а потом идти в суд, чтобы узаконить летнюю кухню, веранду или баню — якобы кто строил, тот и хозяин.

  • Так не получится: придется сносить, реконструировать или договариваться с соседями.
  • Теперь есть возможность узаконить самовольную постройку, даже если нет документов о праве собственности на участок.
  • Например, если что-то построили на муниципальной или государственной земле, теперь такую постройку можно узаконить и стать ее собственником, — но только если постройка отвечает всем требованиям, а в договоре на использование участка нет ограничений.

Тот, кто стал собственником самовольной постройки, должен возместить расходы на ее возведение. Такое условие было и раньше. Например, если кто-то построил на чужом участке дом, а потом владелец участка его узаконил и получил в собственность, можно доказать, что на самом деле строительство оплачивал не он — пусть возмещает расходы.

Например, решения администрации достаточно, если:

  1. До начала строительства нужно было обязательно оформить участок в собственность, но этого не сделали.
  2. Постройка находится на участке, где нельзя строить такую недвижимость.

Бывает, что без сноса не обойтись, и администрация принимает решение — сносить. Сносить должен тот, кто строил, или все сделают за него, а потом выставят счет. Срок для сноса установят с учетом вида постройки, но это будет максимум год.

Нет, и это очень важная поправка. Никакая администрация не может прийти к вам на участок и заставить вас снести дом, гараж, баню или дачу. Без суда можно принять решение о сносе построек только на муниципальных и государственных участках, а на ваших личных — нет.

Исключение только одно: постройка угрожает жизни и здоровью людей. Если ваш коттедж никому не вредит, снести его можно только по решению суда. А суд еще посмотрит, нужно его сносить, или можно договориться с соседями, или перестроить.

И вот еще особые условия, когда администрация не имеет права сносить чужую недвижимость без решения суда:

  1. Нет документов на земельный участок, если постройка на нем появилась еще до того, как вступил в силу земельный кодекс.
  2. Нет разрешения на строительство здания, которое построили до 14 мая 1998 года.

Иногда на постройку зарегистрировано право собственности, но ее все равно признают самовольной. Например, если выясняется, что не соблюдены какие-то требования по удалению от охранных зон, леса, газопровода, дорог или электросетей.

Теперь нельзя снести такую постройку, если совпадают условия:

  1. Участок предназначен для ИЖС или это садовый земельный участок. То есть там разрешено строить частные жилые дома.
  2. У собственника участка есть на него документы.
  3. Право собственности на жилое строение зарегистрировано до 1 сентября 2018 года.
  4. Параметры строения ничего не нарушают.

Если такой дом не только оформили, но и купили до 1 сентября 2018 года, сносить его не будут.

Если участок в собственности, его все равно могут забрать.

Раньше. Изъять могли только тот участок, на котором нужно что-то выращивать, а его забросили. Например, кто-то выкупил землю сельхозназначения, чтобы открыть там ферму и разбить сад, а потом перестал за ней ухаживать. Или землю дали для одной цели, а ее используют как-то иначе.

Дачи рядом с газопроводом сносить не будут. Пока. Так решил Верховный суд

В сложной ситуации оказались тысячи дачников в десятках регионов РФ: постановка на учёт газовых магистралей и увеличение охранных зон (до 150 метров) превратили их домики в самострой.

О том, как монополист судится с дачниками и добивается сноса, мы уже не раз писали. В большинстве случаев компания суды выигрывала, дачники теряли имущество, должны были сносить постройки за свой счёт и даже не имели права на компенсацию.

В 2017 году этот вопрос прозвучал в ходе прямой линии с президентом; Владимир Путин пообещал помочь. Правительство пыталось уточнить статус домиков, поневоле оказавшихся в охранной зоне.

В Ленобласти такие конфликты тоже случаются – см., например, дело о сносе построек в «Графской Славянке».

Теперь по этой болезненной теме высказался ВС, сообщает РАПСИ.

В одном из дел компания «Газпром трансгаз Нижний Новгород» потребовала от жительницы Пензы снести дачный домик и хозпостройки. Основание: нахождение частных владений в зоне минимально допустимых расстояний до газопровода. По мнению истца, это нарушает его права и охраняемые законом интересы, а также создаёт угрозу жизни и здоровью граждан.

Участок был куплен в 2008 году. Дачный массив 70 га выделили заводу «Пензхиммаш» ещё в 1956 году. Газопровод ввели в 1977-м, и тогда ему садовые постройки не мешали. А через 40 лет оказалось, что спорный домик расположен всего в 90 метрах от оси газопровода.

Районный и областной суды согласились с монополистом и признали домик самовольной постройкой.

Верховный суд указал, что акты гражданского законодательства «не имеют обратной силы», если иное прямо не предусмотрено законом.

ВС также сослался на позицию Конституционного суда РФ, который неоднократно отмечал, что недопустимо придание обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчинённой, слабой стороны в публичном правоотношении. Дело направлено в апелляцию на новое рассмотрение.

Другой случай также произошёл в Нижегородской области.

Газораспределительная станция «Павлово» построена и введена в эксплуатацию в 1973 году, а в 2013-м её внесли в госреестр объектов II класса опасности. И у владельцев садовых участков, предоставленных за 20 лет до признания станции опасной, начались проблемы.

Владелицу одного из участков обязали снести строения: расстояние до ГРС «Павлово» – 78 метров вместо 150.

В этом деле ВС также подчеркнул недопустимость придания правовым актам «обратной силы». И указал ещё на один важный нюанс: компании должны передавать органам власти данные о фактическом нахождении трубопровода и расположении охранных зон.

Чтобы в течение месяца газопровод можно было нанести на карту. Но это требование на региональном уровне было принято только в 2010 году. До этого момента сведений о газопроводе и ГРС у местной администрации (формально) не имелось.

И это дело также отправлено на пересмотр.

А вот далее возможны варианты.

Просто узаконить «старые» постройки в охранных зонах вряд ли возможно: это будет означать, что требования безопасности – пустая формальность. Более логичный вариант – возложить расходы по сносу и переезду собственников на монополиста. (По аналогии с изъятием для госнужд.) В этом случае, надо полагать, количество исков резко сократится…    

Дома на трубы не поменяли. Верховный суд закрыл вопрос сноса домов у трубопроводов

Это история началась в 2010 году и не только в Перми. В СМИ есть упоминания о нескольких судебных исках, которые подавали представители крупных компаний к собственникам домов, которые, по мнению истцов, находились в охранных зонах трубопроводов. Первые иски прошли незамеченными, потому что суды выносили решения в пользу ответчиков.

Труба важнее

Но в 2014 году корпорации триумфально вернулись. В Перми на хозяев участков в микрорайонах Архиерейка, Запруд, Кислотные дачи, Голованово, деревни Адищево и СНТ «Ерепеты» подала в суд компания «Транснефть — Прикамье», были иски и от «Лукойла».

Причина обращения — дома и прочие строения пермяков находятся в границах минимально допустимых расстояний от оси магистрального нефтепровода и газопровода «Каменный лог — Пермь». Иски похожие. Истец утверждал, что ответчик нарушил нормы эксплуатации газопровода, когда возвел дачу/дом в зоне минимально-допустимых расстояний.

Также указывал, что нахождение дома в этой зоне угрожает безопасности его жителей. Требование — снести дома за свой счет.

Корпорации последовательно выигрывали процессы. Суды постановили, что около 400 домов должны снести собственники за свой счет. Но речь шла не только о 400 домах. Потенциально под сносы могли попасть владельцы 3 тыс. домов. Жильцы начали юридическую и политическую войну, которая продлилась в активной стадии года три, а в «холодной» — до настоящего времени.

В активной стадии в Перми собственники не только апеллировали к судам разных инстанций, но выходили на пикеты и митинги.

Отметим, что на начальной стадии власти разных уровней не стремились идти на диалог с собственниками участков, что и стало поводом к росту политической активности.

В 2015 году к процессу подключились некоторые муниципальные и краевые депутаты, тогда еще уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

Отметим, что ситуация со сносами домов в зоне трубопроводов касалась не только Прикамья. Процесс одновременно проходил во многих регионах страны.

В 2016 году появился проект новой редакции ФЗ «О магистральном трубопроводном транспорте нефти и нефтепродуктов…».

По нему собственник трубопровода мог самостоятельно все снести и потом требовать компенсацию затрат на снос «за счет лиц, осуществивших возведение указанных объектов».

Против проекта тогда высказалась ФАС.

Дмитрий Махонин, который в то время возглавлял профильное управление антимонопольного ведомства заявлял «это затрагивает права и интересы людей, к тому же очень часто речь идет о спорных случаях, которые должны решаться в судах», — и отмечал, что проблема носит общефедеральный характер. В том же году, власти края договорились с корпорациями о моратории на исполнение решения судов по сносу.

Пока действует мораторий

В 2017 году тема дошла до президентской прямой линии. Владимир Путин, отвечая на вопрос жительницы Челябинской области заявил, что требование сносить дома, построенные в 100-метровой зоне от газопроводов, является несправедливым: «Тех, кто уже построился в 100-метровой зоне, нужно оставить в покое, а запретить лишь новое строительство», — сказал президент.

3 августа 2018 года вышел ФЗ № 342, который сильно поменял ситуацию. Ключевые тезисы:

  • Если дом (склад, гараж и так далее) построен до дня ввода в эксплуатацию магистрального или промышленного трубопровода — сносить нельзя.
  • Если к зданиям или трубопроводам «реализованы технические и (или) технологические решения, в результате которых отсутствует угроза жизни и здоровью граждан и (или) безопасной эксплуатации трубопроводов» — сносить нельзя.
  • Если в отношении трубопроводов не установлены зоны минимальных расстояний в соответствии со статьей 106 ЗК РФ — сносить нельзя.

Фактически закон обязал собственников трубопроводов не только внести в Росреестр сведения о границах зон с особыми условиями использования территории, но и возмещать убытки в связи установлением таких зон.

Закон прямо закрепил, что уже существующие дома и иные объекты капитального строительства сносу не подлежат. Более того, законодатель также предусмотрел возможность пересмотра ранее принятых решений о сносе самовольных построек.

Фактически закон закрыл все вопросы по всем судебным искам и решениям после даты выхода, с 4 августа 2018 года.

Но вопрос с уже вынесенными судебными решениями оставался открытым. Все собственники с судебными решениями о сносе продолжали существовать в режиме неопределенности.

Осенью 2018 года Дмитрий Козак (тогда заместитель председателя правительства России) дал поручение Росреестру исключить ранее внесенные сведения о границах тех самых зон минимальных расстояний, то есть начался длительный процесс пересмотра границ трубопроводов, новых определений всех опасных зон и минимально допустимых расстояний, внесение их в кадастровый реестр. Он продолжается и сейчас, срок определен до сентября 2022 года.

В марте 2019 года Совет Федерации предложил Верховному суду РФ обобщить всю судебную практику по этой проблеме с учетом закона 2018 года. Результаты этой работы, представленные в июне 2021, практически закрывают споры на тему сноса. Всего ВС в 24-страничном обзоре обозначил 13 позиций по спорам такого рода. Вот ключевые пункты:

  • не является самовольной постройка, возведенная в охранной зоне трубопровода или в пределах минимальных расстояний…если лицо не знало и не могло знать о действии ограничений…
  • объекты недвижимости, находящиеся в границах минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов, сведения о которых не внесены в ЕГРН (Единый государственный реестр недвижимости), сносу не подлежат;
  • снос зданий…, расположенных в границах минимальных расстояний… сведения о которых внесены в ЕГРН после возведения…возможен только при условии предварительного возмещения;
  • в случае сноса на основании решения суда, принятого до 4 августа 2018 года, … лицо, которое не знало и не могло знать о действии соответствующих ограничений…имеет право на возмещение убытков собственником такого трубопровода или органом государственной власти, органом местного самоуправления за счет соответствующей казны;
  • оснований для возмещения убытков, причиненных сносом здания, сооружения или другого строения, не имеется, если застройщик знал или должен был знать о недопустимости возведения спорного объекта на земельном участке;
  • …право на пересмотр судебных постановлений, вынесенных до введения нового правового регулирования, получили собственники строений, подлежащих сносу на основании ранее вынесенных судебных решений

То есть, трубопровод тоже может считаться «нелегальным», если информации о нем нет в ЕГРН. Если постройка занесена в ЕГРН — она легальна, если собственник не знал про трубопровод — постройку нельзя признать самовольной. Во всех этих случаях снос дома возможен только если компания выплатит компенсацию. Ну а все ранее вынесенные решения теперь подлежат пересмотру.

Скандал длиной 10 лет похоже закончился утверждением статус-кво. Собственникам домов эти 10 лет стоили нервов, денег. Чтобы решить проблему потребовались: много гражданской активности, вмешательство депутатов, сенаторов, ведомств, Верховного суда и президента. Добавьте к этому процесс изменения федерального законодательства, много работы юристов.

Кому-то покажется, что все было зря. Но надо понимать, разъяснения Верховного суда сегодня получают дополнительную актуальность. Закон о бесплатном подключении газа повлечет за собой увеличение количества газопроводов.

Важные изменения в правилах сноса самовольных построек

Сносить самострой будет сложнее.

Президент России 3 августа 2018 подписал Федеральные законы № 339-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и статью 22 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и № 340-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В гражданское законодательство внесены поправки в части признаков самовольной постройки, последствий её возведения и порядка её сноса, а также установлена ответственность собственников земельных участков за невыполнение решений о сносе. Новшества направлены на совершенствование правового регулирования вопросов, связанных с признанием зданий, сооружений, других строений самовольными постройками, принятием решений об их сносе или приведении в соответствие с установленными требованиями. Конкретизируются случаи принятия органом местного самоуправления решений о сносе самовольной постройки в целях исключения субъективизма и злоупотреблений.

Действовавшая ранее редакция ст.

222 ГК РФ позволяла органам местного самоуправления принимать решения о сносе самовольной постройки практически в неограниченных случаях, если самострой был возведён на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке для этих целей. Например, на практике получила распространение ситуация, когда балансодержатели линейных объектов требуют от граждан сноса зданий, которые являются их единственным жильем.

Кроме того, поправками вводятся нормы, направленные на защиту имущественных интересов лиц — приобретателей зданий, сооружений, других строений, право собственности на которые было зарегистрировано, в случае признания таких объектов самовольными постройками.

Принятые законы, с одной стороны, позволят в значительной степени пресечь наиболее распространенные нарушения в области градостроительной деятельности, с другой, позволят в большей степени защитить права и законные интересы добросовестных застройщиков и приобретателей объектов недвижимого имущества.

В ст. 222 ГК РФ теперь чётко указано, что не является самовольной постройкой: не является самостроем здание, сооружение или другое строение, возведённые или созданные с нарушением установленных в соответствии с законом ограничений использования земельного участка, если собственник данного объекта не знал и не мог знать о действии указанных ограничений в отношении принадлежащего ему земельного участка. Кроме того, из новой формулировки следует, что невозможно признание постройки самовольной, если она возведена с нарушением градостроительных или строительных норм и правил, которые утратили силу на момент выявления такой постройки.

Раньше такие строения могли снести, даже если они никому не мешали. Теперь права владельцев защищены лучше, поскольку снести самовольный дом стало сложнее.

Нет, появился новый механизм легализации самостроя. Такую постройку можно привести в соответствие с параметрами, установленными правилами землепользования и застройки, документацией по планировке территории или обязательными требованиями к параметрам постройки. Приведение в соответствие осуществляется лицом, возведшим самовольную постройку за свой счёт (в предусмотренных законом случаях — иными лицами). Данное нововведение позволит (в отличие от сноса) сохранить объект и ввести его в дальнейшем в хозяйственный оборот. По общему правилу решение о сносе самовольной постройки или её приведении в соответствие с установленными требованиями принимает суд. Органы местного самоуправления поселения или городского округа (муниципального района при условии нахождения самовольной постройки на межселенной территории) обладают таким правом теперь в отдельных случаях.

Например, органы местной власти могут принять решение о сносе или реконструкции при возведении, создании самостроя на земельном участке, в отношении которого отсутствуют правоустанавливающие документы и необходимость их наличия установлена в соответствии с законодательством на дату начала строительства такого объекта, либо самовольная постройка возведена или создана на земельном участке, вид разрешенного использования которого не допускает строительства на нём такого объекта и который расположен в границах территории общего пользования и в других случаях.

Если привести самовольную постройку в соответствие требованиям, то можно приобрести право собственности. Рассчитывать на это может лицо, у которого земельный участок находится в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании. Оформить постройку в собственность могут и те, кто получил землю во временное владение и пользование от государства для строительства. Приобретение постройки в собственность не должно противоречить закону или условиям договора.  Да, поправками скорректирован срок сноса и определён срок приведения самовольной постройки в порядок. Срок для сноса самовольной постройки и для приведения самовольной постройки в соответствие с установленными требованиями устанавливается с учётом характера самовольной постройки. При этом срок для сноса не может составлять менее чем 3 месяца и более чем 12 месяцев (в прежней редакции не было минимального срока, т.е. теперь можно не бояться внезапного сноса). Для приведения самостроя в соответствие с установленными требованиями определён срок не менее 3 месяцев и не более 3 лет. Такое решение не может быть принято в отношении объектов индивидуального жилищного строительства, построенных на земельных участках, предназначенных для ИЖС или расположенных в границах населенных пунктов и предназначенных для ведения личного подсобного хозяйства, и в отношении жилых домов и жилых строений, созданных соответственно на дачных и садовых земельных участках, при наличии одновременно следующих условий:

  • — права на эти объекты, жилые дома, жилые строения зарегистрированы до 1 сентября 2018 года;
  • — параметры этих объектов, жилых домов, жилых строений соответствуют предельным параметрам разрешенного строительства, установленным правилами землепользования и застройки, и (или) предельным параметрам таких объектов, жилых домов, жилых строений;
  • — эти объекты, жилые дома, жилые строения расположены на земельных участках, принадлежащих на праве собственности или на ином законном основании собственникам этих объектов, жилых домов, жилых строений.

Вводится норма об изъятии земельного участка (части земельного участка) у собственника, иного обладателя, не осуществившего в установленный срок снос или приведение самовольной постройки в соответствие с требованиями законодательства. Нет, это только те, что внесли в ГК РФ отдельным законом. В целях реализации положений гражданского законодательства о самовольных постройках соответствующие изменения внесены также в Градостроительный кодекс, Земельный кодекс и ряд иных нормативных правовых актов законом № 340-ФЗ.

В нём установлен порядок сноса объектов капитального строительства, особенности сноса самовольных построек или приведения их в соответствие с установленными требованиями, а также особенности сноса объектов капитального строительства, расположенных в зонах с особыми условиями использования территорий. Одно из новшеств — вводятся положения о членстве лиц, осуществляющих снос объектов капитального строительства в СРО в области строительства.

Рассматриваемые законы вступили в силу со дня их официального опубликования – 4 августа 2018 года. Гость, внимание! Закрываем набор на курс по всем ФСБУ В связи с окончанием сроков сдачи годового отчета набираем последнюю группу на комплексный курс повышения квалификации по всем новым ФСБУ: «Аренда», «Запасы», «ОС», «Капвложения» и «Документооборот».

На курсе узнаете, как новые стандарты влияют на налоги, научитесь избегать ошибок, поймете, что придется изменить в учете и как его настроить по-новому.

Занятия с 1 по 30 апреля. Места в группе пока есть.

Здравствуйте, спасибо за отзыв Стоматолог: возникший кризис сильно отличается от … Дожили. У страны был самый лучший финтех Стоматолог: возникший кризис сильно отличается от … Стоматолог: возникший кризис сильно отличается от … Налоговая нагрузка по видам экономической деятельн…

Рекомендуем!  Стороны договорились в суде. как выбрать между мировым соглашением и отказом от иска
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

2 + 20 =