Как найти ошибки суда в размере назначенного наказания?


Юридическая энциклопедия «МИП» » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Как найти ошибки суда в размере назначенного наказания?

Получить заключение эксперта по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности в два клика

Содержание

Вы столкнулись с судебной или следственной ошибкой ?

Пересмотрим решение в вашу пользу!

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

  • Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.
  • После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.
  • Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны — сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 — 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых «громких» дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Как найти в приговоре ошибку в размере наказания – судебная практика

Как известно, при назначении наказания суд руководствуется внутренним убеждением, но в пределах санкции статьи. При этом пределы санкции – максимальный и минимальный размер наказания – зависят от многочисленных факторов, имеющихся в каждом конкретном деле. Именно совокупность этих факторов и определяет в итоге размер наказания.

Для удобства будем называть пределы санкции «верхней» и «нижней» планкой (соответственно, максимальный и минимальный размер наказания) и оперировать в данной статье для наглядности будем одним видом наказания – лишением свободы.

«Калькулятор» расчета

Закон дает суду своего рода «калькулятор» назначения наказания – правовой механизм, в котором с учетом понижающих и повышающих коэффициентов меняются верхняя и нижняя планки и определяется итоговое наказание. Случается, что суд не всегда тщательно применяет этот «калькулятор». Детальное знание механизма определения размера наказания и дает возможность найти ошибку в приговоре.

Хотя не существует таблицы для расчета влияния конкретных смягчающих на размер наказания, для группы обстоятельств, все же предусмотрен специальный механизм учета. Например, это нижеперечисленные обстоятельств, ограничивающие верхнюю «планку» наказания.

Данную группу мы называем особо «сильными» смягчающими обстоятельствами, поскольку они:

  • существенно значимы для размера наказания;
  • их учет защитник может проверить, только для этих обстоятельств имеется арифметический механизм учета, с конкретизированными указаниями (ограничения в 2/3 и или 1/2 от максимального срока).

Понижающие коэффициенты

Напомним эти так называемые коэффициенты, понижающие верхнюю планку наказания:

  • ч. 3 ст. 66 УК, покушение на преступление – наказание не может превышать 3/4 срока;
  • п.»и» ч. 1 ст. 61 УК, явка с повинной, активное способствование, медицинская помощь, возмещение вреда, заглаживание вреда – наказание не может превышать 2/3 срока;
  • ч. 1 ст. 65 УК, вердикт присяжных о снисхождении – наказание не может превышать 2/3 срока;
  • ч. 5 ст. 62 УК, особый порядок (глава 40 УПК) – наказание не может превышать 2/3 срока;
  • ч. 4 ст. 62 УК, досудебное соглашение, если санкция предусматривает смертную казнь или пожизненное лишение свободы – наказание не может превышать 2/3 срока;
  • ч. 2 ст. 66 УК, приготовление к преступлению – наказание не может превышать 1/2 срока;
  • ч. 2 ст. 62 УК, досудебное соглашение (глава 40.1 УПК) – наказание не может превышать 1/2 срока
  • ч. 5 ст. 62 УК, дознание в упрощенной форме (глава 32.1 УПК) — наказание не может превышать 1/2 срока

При назначении наказания суд учитывает вышеуказанные обстоятельства и понижает верхнюю планку наказания, причем при наличии нескольких из этих коэффициентов, они плюсуются.

Вс о случайных и намеренных ошибках судей

Как ранее сообщала «АГ», 27 декабря Президиум ВС РФ утвердил Обзор судебной практики № 5 за 2017 г. Как уже сообщалось, Обзор содержит 60 правовых позиций Судебных коллегий ВС РФ по делам в различных отраслях права, разъяснения по ряду вопросов, возникающих в судебной практике, а также обзор практики международных правовых органов.

  • Среди прочего в документе содержатся и две позиции, сформулированные Дисциплинарной коллегией ВС РФ, рассмотревшей жалобы судей на решение о лишении их статуса по результатам рассмотрения дисциплинарных производств.
  • Рассмотрев одно дело, Дисциплинарная коллегия сформировала позицию, согласно которой неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания.
  • А по итогам рассмотрения второго дела коллегия пришла к выводу о том, что недобросовестное отношение судьи к исполнению профессиональных обязанностей, грубое нарушение уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дела привели к искажению фундаментальных принципов судопроизводства, нарушению прав и законных интересов граждан, умалению авторитета судебной власти.
  • Как отметил советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, совокупный анализ извлечений из судебных актов, приведенных в этой части Обзора, может пролить свет на сложный вопрос дисциплинарного производства – за какие процессуальные и материально-правовые ошибки судей при рассмотрении различных категорий дел может быть назначено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения статуса судьи.

«Сложность данного вопроса обусловлена отсутствием четких критериев определения – какие из указанных нарушений, как указал КС, “очевидно несовместимы с высоким званием судьи, явно противоречат социальному предназначению судебной власти, носителем которого является судья”.

Конечно, приведенная позиция Конституционного Суда не может считаться конкретным критерием, а устанавливает лишь общие границы определения нарушений, за которые судья может быть досрочно лишен статуса», – пояснил адвокат, добавив, что анализ приведенных в Обзоре примеров из судебной практики позволяет наполнить этот критерий более четкими условиями.

В первом примере судья неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и допустил ошибку при применении норм материального права.

Верховный Суд РФ, проанализировав содержание этой ошибки, пришел к выводу, что она является ординарной при рассмотрении такого рода дел, а именно исков о признании права собственности, и посчитал, что за эту ошибку лишение статуса судьи является явно несоразмерным нарушению.

Суд сформировал тезис: «неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания».

«Анализ этого важного тезиса позволяет конкретизировать критерий “ошибки, которая очевидно несовместима с высоким званием судьи”: такая ошибка должна быть (а) умышленной, то есть когда судья знает, что неправильно применяет норму права, и, несмотря на это, осознанно идет на такое применение, и (б) нетипичной (нехарактерной, выбивающейся из числа других ошибок), которые возникают при рассмотрении определенной категории дел. Умышленное неправильное применение нормы права в совокупности с “эксклюзивностью” нарушения формирует такое отношение к судье, при котором его статус очевидно несовместим с высоким званием судьи», – заключил Евгений Рубинштейн.

В отличие от первого примера, во втором случае Верховный Суд РФ посчитал законным и соразмерным наказание в виде лишения статуса судьи, как раз применив вышеуказанный критерий. Судья был лишен статуса за то, что принял решение об условно-досрочном освобождении лица, не отбывшего установленный срок, при этом рассмотрев заявление с нарушением правил подсудности.

«В этом деле особое значение сыграло то, что судья самостоятельно, без наличия к тому каких-либо оснований перевел осужденного из мест лишения свободы в СИЗО, которое находилось в территориальной подсудности суда, и, таким образом, сформировал видимость надлежащего определения подсудности.

При таких обстоятельствах Верховный Суд посчитал, что ошибка, допущенная судьей, является умышленной (судья не мог не знать о том, что важнейшее условие для применения норм об УДО заключается в отбытии осужденным определенного законом срока наказания в зависимости от тяжести преступления), и тот сам создал условия для видимости надлежащей территориальной подсудности, которая также была ошибочной. Умышленный характер действий судьи с неординарностью допущенной ошибки привели Дисциплинарную коллегию Верховного Суда к выводу, что такое поведение судьи несовместимо с его статусом», – пояснил эксперт.

По мнению Евгения Рубинштейна, для адвокатского сообщества сформулированные Дисциплинарной коллегией ВС РФ позиции могут являться ориентиром при разрешении вопроса о необходимости и целесообразности подачи жалобы в отношении судьи. Также они могут помочь с определением и обоснованием позиции о допущенной судьей ошибке, которая может повлечь за собой дисциплинарное взыскание.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян в свою очередь полагает, что приведенные в Обзоре подходы Дисциплинарной коллегии могут быть полезны для адвокатского сообщества также и в том, чтобы сформулировать понятные критерии назначения различных мер дисциплинарного воздействия в отношении адвокатов: когда это может быть предупреждение, а когда – лишение статуса.

Вккс рассказала о наказании за исправление решения и техническую ошибку — новости право.ру

Судья Магаданского областного суда Антон Кречетов участвовал в рассмотрении гражданского дела. При этом представителем одного из ответчиков – комитета по управлению мунимуществом – был его родной брат Алексей Кречетов.

Судья настаивал: ни личной заинтересованности в исходе рассмотрения спора, ни частных жалоб у него нет.

Однако комиссия Совета судей Магаданской области по реализации мероприятий противодействия коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий решила: у Кречетова имелись основания для информирования сторон о наличии обстоятельств, которые могли поставить его в ситуацию конфликта интересов. При этом сведений об информировании участников заседания о родстве в протоколе не содержится, самоотводы и отводы не заявлялись. Поэтому ККС Магаданской области привлекла судью к дисциплинарному наказанию в виде замечания. 

Получила замечание за исправление решения

Судья Оренбургского областного суда Елена Ярыгина после вынесения и оглашения апелляционного определения внесла в него изменения в части взыскания штрафа. Затем она несвоевременно изготовила и выдала стороне определение по делу. За это председатель Оренбургского областного суда обратился с представлением о привлечении Ярыгиной к дисциплинарной ответственности.

Судьи ВККС рассказала про наказание за оскорбление коллег и долги по ЖКХ

ККС Оренбургской области напомнила: изменение резолютивной части апелляционного решения после его оглашения без проведения судебного заседания и удаления суда в совещательную комнату противоречит ч. 1 ст. 193 ГПК. Кроме того, установлено, что мотивированное апелляционное определение не содержит указания на дату его составления.

Судья Ярыгина заявила, что признает изложенные в представлении нарушения, осознает и сожалеет о допущенной ошибке, сделала для себя выводы. В итоге ККС наказала Ярыгину замечанием.   

Предупредили за освобождение от наказания

Судья Канавинского районного суда Нижнего Новгорода Иван Кучин освободил осуждённого от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью.

При этом Кучин не принял во внимание, что в судебном материале отсутствуют ходатайство и сведения о невозможности самостоятельного обращения осуждённого в суд.

Представления начальника учреждения, исполняющего наказание, тоже нет. Характеристика на осуждённого без подписи лица, ее составившего.

ККС Нижегородской области обратила внимание: Кучин не проверил, когда наступила болезнь, есть ли у осуждённого многочисленные взыскания, какое поведение во время отбывания наказания.

Впоследствии освобожденному от наказания осуждённому было предъявлено новое обвинение.

В итоге коллегия пришла к выводу о наличии достаточных оснований для привлечения Кучина к ответственности и наказала его предупреждением. 

Наказали за исправления в приговоре

Мировой судья судебного участка № 7 судебного района г. Черкесска Карачаево-Черкесской Республики Хусеин Семенов, провозглашая приговор, обнаружил в нем ошибки и удалился из зала суда. После внесения исправлений он вернулся и дочитал. Впоследствии приговор был обжалован и отменен.

Судьи ВККС рассказала про наказание за фальсификации и сокрытие доходов

Сам Семенов пояснил, что он прервал оглашение приговора на несколько минут из-за острого бронхита, поднялся в кабинет, принял лекарство, затем спустился в зал и продолжил оглашение приговора. Никаких исправлений судья, по его словам, не вносил. Копия приговора была вручена сторонам в установленный законом срок. 

Согласно апелляционному постановлению, основаниями к отмене приговора по уголовному делу явились процессуальные ошибки и неточности, допущенные секретарем судебного заседания при изготовлении протоколов. Свою невнимательность при проверке этих протоколов судья объяснил состоянием здоровья.

ККС Карачаево-Черкесской Республики пришла к выводу: основанием для отмены приговора стало несоответствие содержания копий проколов, выданных стороне защиты, подлинным протоколам судебных заседаний, имеющимся в материалах дела.

Также в деле отсутствовали части протоколов судебных заседаний, потерпевшей и ее представителю не предоставили права участвовать в судебных прениях, в протоколах не было сведений об изложении государственным обвинителем обвинения.

Поэтому коллегия наложила на мирового судью взыскание в виде предупреждения.     

Привлекли за низкие показатели работы

Судья Муромского городского суда Владимирской области Людмила Белова ежегодно нарушала сроки рассмотрения значительного количества гражданских дел (ст. 154 ГПК).

Так, за пять месяцев 2016 года 5,3% дел было рассмотрено в срок более трех месяцев. В 2017 году 25% гражданских дел рассмотрено в сроки свыше установленных.

За девять месяцев 2018 года 34% дел рассмотрено в сроки свыше установленных.

Основными причинами длительного рассмотрения дел стали недостаточная оперативность судьи в принятии процессуальных решений на разных стадиях судопроизводства (неоднократные подготовки, в том числе после назначения судебных заседаний); длительное неназначение экспертиз по делам; несвоевременное привлечение новых участников процесса; необоснованные отложения судебных заседаний.   

Качество рассмотрения гражданских дел судьей Беловой находится на низком уровне: в 2017 году – 77%, а в 2018 году – 70% при среднеобластном качестве 84% и качестве по суду 81%.

Также ежегодно ниже среднего областного показателя остается качество вынесенных Беловой определений: в 2017 году – 67% при среднем показателе по области и по суду 79%, в 2018 году – 71% при среднем областном показателе и показателе по суду 83%.

За такие низкие показатели ККС Владимирской области наказала Белову предупреждением. 

Предупредили за отказ выдать материалы

Мировой судья судебного участка № 6 Советского района г. Астрахани Ирина Аминова отказалась выдавать по запросу следователя оригинал протокола об административном правонарушении и акт медицинского освидетельствования.

Сначала судья ответила, что материалы направлены для обобщения судебной практики в другой суд, хотя к тому моменту они уже вернулись. На повторный запрос судья ответила, что выдача оригиналов документов возможна при наличии возбужденного уголовного дела.

При этом, согласно Инструкции по судебному делопроизводству в аппарате мирового судьи, дела выдаются для ознакомления в помещении судебного участка на основании письменного заявления при предъявлении должностным лицом мотивированного письменного запроса.

За нарушение этой инструкции ККС Астраханской области наказала Аминову предупреждением.  

Понес ответственность за использование статуса судьи

Судья Дербентского районного суда Алисовбет Алекперов письменно обратился к министру МВД и генпрокурору с заявлением о противоправных действиях со стороны начальников махачкалинских МВД на транспорте, которые выразились в протекционизме по работе в части присвоения сотрудникам специальных званий.

В заявлении Алекперов пишет, что, занимая должность судьи, он неоднократно лично оказывал содействие в ходе рассмотрения направленных СО Махачкалинского ЛУ уголовных дел, им же неоднократно давались соответствующие процессуальные консультации.

При этом его сын, который работает следователем СО Махачкалинского ЛУ МВД на транспорте, ущемлен в правах и под различными предлогами не получил очередного специального звания майора. 

Судьи ВККС рассказала про наказание за низкие показатели и нарушение гостайны

В соответствии с законом о статусе судей и нормами Кодекса судейской этики категорически запрещается использовать статус судьи в личных целях при обращении в различные органы и к должностным лицам. Хотя сын судьи уволился из СО Махачкалинского ЛУ МВД на транспорте, а Алекперов признал свою ошибку, ККС Республики Дагестан наказала его предупреждением.

Получила замечание за техническую ошибку

В ПК «САД» была размещена резолютивная часть решения, которая не соответствовала фактически принятому решению. Судья АС Ставропольского края Любовь Быкодорова пояснила, что случилась техническая ошибка, она на следующий же день удалила неверную резолютивку и опубликовала новую, текст которой соответствовал полному тексту решения.

Судья сообщила, что в дальнейшем примет все меры, чтобы не допустить аналогичных ситуаций. Тем не менее у участников процесса возникла правовая неопределенность в отношении принятого судом акта и его исполнения, а также были сомнения в его достоверности, правильности действий судьи, ее компетентности и беспристрастности.

Поэтому ККС Ставропольского края наказала Быкодорову замечанием. 

Освободили от наказания за недостоверные сведения

Председатель Тындинского районного суда Амурской области Владимир Капустянский указал в справке о доходах своей супруги за 2017 год недостоверные сведения. Согласно документу, ее зарплата по основному месту работы составила 96 006 руб., при этом в действительности от работодателя поступили еще 44 443 руб.

, которые значатся как дополнительный взнос. Подтвердить суммарный доход в 2017 году по основному месту работы невозможно из-за ликвидации предприятия. Капустянский объяснил: 44 443 руб.

были выплачены его супруге в связи с ликвидацией организации, явный их источник не обозначен, супруга не поставила его в известность об этих поступлениях.     

ККС Амурской области подтвердила, что Капустянский указал в справке о доходах супруги недостоверные сведения, однако не нашла в этом признаков коррупционных проявлений и не стала налагать на судью дисциплинарное взыскание.

Пять причин судебных ошибок

Не так давно меня пригласили выступить на Ковалевских чтениях в Екатеринбурге. Это мероприятие  в основном посвящено проблемам уголовного права, но была и общая панель, посвященная судебным ошибкам. Тема моего выступления была такая: почему судьи арбитражных судов допускают ошибки при разрешении дел.

  • Ниже — текст моего выступления, переданный очень близко к тому, что я говорил. Автор текста — Екатерина Стихина 
  • За приглашение участвовать в таком интересном мероприятии — большое спасибо Denis Puchkov.
  • * * *

— Семь лет своей жизни я провел в судебной системе, работал в аппарате Высшего арбитражного суда, не понаслышке знаю судейский корпус и вправе рассуждать о причинах судебных ошибок, которые допускают в арбитражных судах при рассмотрении гражданских споров. Для себя я выделяю пять ключевых причин появления судебных ошибок, которые потом обсуждаются в вышестоящих инстанциях.

Первая: к сожалению, правила Арбитражного процессуального кодекса требуют, чтобы суд огласил резолютивную часть судебного акта сразу после окончания слушаний.

То есть стороны выступили, суд удаляется в совещательную комнату, потом выходит и провозглашает резолютивку. После этого суд должен в течение некоторого времени — которое установлено кодексом — написать полный текст судебного акта.

Раньше я довольно часто слышал от коллег-судей, что дел у них очень много, а времени мало. За день, например, нужно рассмотреть 15 больших сложных споров.  

Я успеваю полистать дело, у меня сложилось какое-то первое впечатление о нем, потом послушал стороны, удалился в совещательную сторону, вынес решение, огласил, — говорили судьи. — Начал отписывать решение, погрузился подробнее в детали, изучил документы… Черт! Я неправильно решил дело! Провозгласил неверное решение! Надо было отказывать в иске, а я его удовлетворил.  

Можно ли упрекать судью в такой ошибке? Я думаю, нет. Это общий порок того, как устроено рассмотрение гражданских споров в России. Дел слишком много, судей мало, нагрузка на них чересчур большая.

Кроме того, к огромному сожалению, процессуальные кодексы устанавливают краткие и неоправданные сроки для рассмотрения дел, в течение которых суд должен вынести решение. Это вообще стилистическая особенность именно российского гражданского процесса — устанавливать сроки для рассмотрения дел.

А ведь хорошее правосудие не может быть быстрым. И уж тем более хорошее правосудие не может быть поставлено в жесткие рамки процессуальных сроков для рассмотрения дел.

То есть первую проблему можно эффективно решить, отказавшись от принципа обязательности оглашения судебного акта незамедлительно после окончания слушаний. Судье нужно дать время подумать, почитать, походить, возможно, пообсуждать с коллегами те правовые вопросы, над которыми он рассуждает.  

Вторая причина ошибок связана с тем, что многие судьи, которые рассматривают гражданские дела, не всегда осознают отличия стандартов доказывания, которые есть в гражданском процессе и в уголовном. Так, уголовный процесс основан на стандарте доказывания «Вне всяких разумных сомнений». То есть не должно остаться никаких сомнений в том, что подсудимый виновен.

В гражданском процессе стандарт доказывания совсем другой — «Баланс вероятности». То есть скорее был факт, чем его скорее не было. Скорее да, чем скорее нет. Скорее директор действительно подписал этот договор, чем скорее не подписывал. Скорее товар был передан, чем не был.

Мы видим огромную проблему в том, что судьи, которые разбирают гражданские дела, допускают смешение стандартов доказывания. И в первую очередь — в делах о взыскании убытков.

Наша судебная практика на протяжении полутора десятков лет пришла к тому, что стандарт доказывания в делах о взыскании убытков был, по сути, задран до того же стандарта, что используется в уголовных делах. Итог очень простой: истец никогда не может доказать убытки.

И получается, что самый главный иск в арбитражном суде, иск кредитора о возмещении причиненных ему убытков, — практически проигрышная история. 

Если посмотреть судебную статистику по спорам о взыскании убытков, особенно на их удовлетворяемость, она смехотворна! Такого не может быть в нормальном развитом правопорядке.  

Третья причина судебных ошибок — это относительно невысокая культура структурирования судебных текстов. Как устроено решение по гражданскому делу сегодня в России: это, как правило, сплошной текст. В лучшем случае мы увидим разделение на абзацы, но никаких частей типа «позиция истца», «позиция ответчика», «позиция суда».

Если мы возьмем, например, акты вышестоящих судебных инстанций, то тоже не увидим деления на блоки: позиция нижестоящего суда; причины, по которым вышестоящий суд не согласился с нижестоящим. Суды просто вываливают на нас сплошной текст на 10-15-20-30 страниц, в котором нет элементарной культуры письменной речи — разделения на смысловые блоки!

А когда ты пишешь такой текст, то ошибиться намного легче. Проще пропустить какие-то аргументы, которые были выдвинуты стороной, замолчать их. И наоборот: если в тексте вы указываете: «У истца было пять аргументов», и дальше, как судья, анализируете: «Первый не подходит потому-то, второй отклоняется по такой причине», то вероятность ошибки намного меньше.

Мы до сих пор не научились писать судебные акты правильно и красиво, и это, в том числе, порождает то, что судьи невнимательно относятся к аргументам сторон, просто иногда замалчивают их, и поэтому допускают ошибки. 

Четвертая причина тоже связана с культурой письменной речи, а именно, с культурой написания судебных актов с содержательной стороны.

К огромному сожалению, суды боятся открытых рассуждений. Очень редко когда судья имеет смелость написать: «Свидетель такой-то сказал то-то, но я ему не доверяю, потому что он нервничал, у него бегали глаза. Поэтому те показания, что он дал, скорее всего, недостоверны». Наши судьи не пишут судебные акты от первого лица — я.

Такая деперсонализация, деидентификация судебных актов просто приводит к тому, что судья отстраняется от результата своего творчества, своего детища, и не так тщательно относится к тому, как этот акт будет выглядеть, как будут воспринимать его читатели. (Например, я когда пишу решения по делам, где я выступаю в качестве арбитра, я всегда пишу текст от первого лица «я полагаю», «мне представляется», «меня не убедило» и т.д.).

Давайте возьмем средний акт по гражданскому делу! Что это такое? Это изложение обстоятельств дела, дальше вы увидите 10-15 абзацев, где будут просто процитированы нормы Гражданского кодекса.

Например, «в соответствии со статьей 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом».

Как будто мы не знаем, что написано в статье 309 ГК! Зачем это писать? Какой смысл в простом цитировании нормативных актов?  

И мы видим пулеметную очередь из абзацев-цитат законов и дальше: «На основании изложенного суд решил». А где логика? Где рассуждения? Как мы поймем, что суд действительно вывел из неких законоположений какое-то умозаключение? 

Есть исключения из этого правила, конечно. Но, к сожалению, подавляющее большинство текстов, которые сегодня выносят суды по гражданским спорам, на мой взгляд, не очень убедительны.   

И последняя причина ошибок, которые могу допускать судьи, кроется в принципе рекрутинга судейского корпуса.

Не секрет, что основной источник пополнения штата судей в арбитражных судах — это помощники, бывшие секретари судебных заседаний. И, по большому счету, карьера судьи такова: секретарь — помощник — судья.

При рекрутинге судей очень опасливо относятся к юристам, которые пришли извне, не работавшим в судебной системе.

Мне, например, неизвестны случаи, когда судьями арбитражных судов становились люди, имеющие за плечами практический опыт работы юрисконсультами или адвокатами.

Я не хочу сказать, что помощники судей как судьи хуже, чем бывшие адвокаты. Я хочу просто подчеркнуть: когда карьерная лестница, по которой человек пришел к должности судьи и надел мантию, не содержит в себе опыта практической юриспруденции, такому судье при рассмотрении коммерческих споров будет сложно. Ведь он не знает коммерческой жизни.  

При том что в спорах, которые рассматриваются в арбитражных судах, поднимаются сложнейшие вопросы, связанные с банкротством, с привлечением к субсидиарной ответственности лиц, которые довели компанию до несостоятельности.

С оспариванием сделок, с привлечением к ответственности директоров, которые действуют во вред интересам компаний. На мой взгляд, крайне тяжело разрешать такие споры правильно, если у тебя нет практического бэкграунда.

 

Если ты не знаешь бизнес-жизнь изнутри, ее изнанку, не имеешь представления, принято ли в бизнесе делать то, что делал директор, можно ли совершать такие сделки в тех условиях, в каких находился он, как ты можешь выносить суждение о том, действительно ли глава компании действовал против ее интересов?! 

Поэтому, к огромному сожалению, ошибки в делах, связанных с непременным наличием бизнес-опыта у того, кто рассматривает спор, завязаны на технологию формирования судейского корпуса. А она сегодня является в России доминирующей. 

Материал написан на основе выступления на XVI Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения». http://ekb.dk.ru/news/pyat-prichin-strashnyh-oshibok-sudey-v-arbitrazhah-pochemu-vy-nikogda-ne-dokazhete-svoi-ubytki-237118065?fbclid=IwAR2vVi5ZT-g0YXhSXDN5K7jPbnW6BZvS6MnjTZKkNsk3ihRkXss6xMqFMZY

Типичные ошибки, допускаемые судами при вынесении приговоров

Косян, А. С. Типичные ошибки, допускаемые судами при вынесении приговоров / А. С. Косян. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 21 (207). — С. 369-371. — URL: https://moluch.ru/archive/207/50901/ (дата обращения: 21.03.2022).



  • В настоящее время существует немало научных трудов, связанных с вынесением приговоров судами и порядком его постановления.
  • Порядок вынесения приговора имеет существенное значение, поскольку его несоблюдение необратимо приведет к вынесению приговора с нарушением норм закона.
  • Изучив судебную практику, можно установить, так называемые «топ-нарушения», допускаемые судьями при вынесении приговоров.

Так, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29.04.

1996 N 1 «О судебном приговоре» при написании вводной части приговора необходимо указывать: 1) фамилию, имя, отчество подсудимого полностью; 2) дату и место рождения; 3) гражданство; 4) место регистрации и место фактического проживания; 5) место работы, место учебы, в случае отсутствия работы социальный статус, род занятий; 6) образование; 7) семейное положение, наличие детей, иждивенцев; 8) иные данные о личности, имеющие значение для дела; 9) наличие судимостей.

Так, если судимости у подсудимого сняты или погашены в установленном законом порядке, суд не вправе указывать их во вводной части приговора и, соответственно, учитывать при назначении наказания. Данное предписание императивно установлено в ч.6 ст.86 УК РФ, согласно которой погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УК РФ, связанные с судимостью.

Однако, несмотря на данное обязательное требование, установленное уголовным законодательством РФ, погашенные и снятые судимости из-за невнимательности судей часто включаются во вводную часть приговора, что при обжаловании сторонами в вышестоящий суд ведет к исключению их из вводной части приговора и соразмерному уменьшению назначенного судом наказания. Также имеют место случаи в судебной практике, когда во вводной части приговора указывается на отсутствие судимостей у подсудимого, а в описательно-мотивировочной части, при перечислении данных, характеризующих личность подсудимого, есть ссылка на наличие судимости.

Кроме этого судьи зачастую во вводной части приговора неверно указывают фамилии, имена, отчества подсудимых. И эти же ошибки в дальнейшем переносят и в иные части приговора.

Безусловным плюсом является то, что по смыслу разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» суды могут согласно ст.

399 УПК РФ разрешить вопросы, которые не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного, например об устранении ошибок, допущенных в приговоре при написании фамилии, имени, отчества или иных биографических данных осужденного, а также описок и арифметических ошибок, если они очевидны и исправление их не может вызвать сомнение.

Разумеется, больше всего ошибок различного характера допускаются судьями в мотивировочной части приговора. Так, судьи при указании в приговоре выводов о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке нарушают предписания, установленные уголовно-процессуальным законодательством РФ, а именно ст. 316 УПК РФ [6].

Например, не учитывается мнение потерпевшего при принятии решения о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке, что влечет нарушение его прав и безусловную отмену приговора при апелляционном обжаловании в вышестоящий суд.

Кроме того, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке не допускается анализ доказательств и их оценка в приговоре.

Суды часто устанавливают неверную квалификацию преступления, что практически всегда влечет неверное назначение наказания.

Так, в Нижегородском областном суде в 2017 году изменены 2 приговора по ч.4 ст.159 УК РФ в части неверной квалификации, установленной судом [5].

Органом предварительного расследования обвиняемым было предъявлено обвинение как мошенничество, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, в особо крупном размере. Нижегородский районный суд г. Н.Новгорода осудил лиц с той же формулировкой обвинения.

Однако апелляционная инстанция исключила признак «с причинением значительного ущерба гражданину», поскольку он входит в квалифицирующий признак «особо крупный размер», и соразмерно уменьшила назначенное судом наказание.

Довольно часто суды назначают несправедливое наказание. Так, в Нижегородском районном суде в 2016 году был вынесен приговор лицу по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ [4].

Данное лицо совершило преступление в период отбывания 2 наказаний в виде лишения свободы условно по таким же корыстным имущественным преступлениям. Однако суд 1 инстанции при назначении наказания неправомерно применил положения ч.6 ст.

15 УК РФ, снизив категорию преступления, назначил вновь лишение свободы условно вместо реального лишения свободы. Указанное решение суда было обжаловано государственным обвинителем в связи с мягкостью назначенного наказания.

В Нижегородском областном суде доводы прокурора были поддержаны, осужденный был взят под стражу в зале суда апелляционной инстанции, ему назначили реальное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительном учреждении с отменой предыдущих условных осуждений в соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ.

Действующее законодательство требует верной трактовки судом и резолютивной части приговора.

Так, часто при применении положений ст.69 УК РФ суды вместо применения положений части 2 указанной нормы применяют часть 3, и наоборот. Или же вместо применения положений ч.5 ст.69 УК РФ применяют ст.70 УК РФ. Также в одном из мировых судов Нижегородского судебного района г. Н.

Новгорода в 2015 году имелся факт назначения судом наказания, не предусмотренного санкцией статьи [3]. Данный приговор был обжалован государственным обвинителем и отменен в Нижегородском районном суде г. Н.

Новгорода с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в ином составе суда.

Следует обратить внимание, что судом апелляционной инстанции довольно часто из–за нарушений, допущенных в протоколах судебных заседаний, отменяются или изменяются судебные решения нижестоящих судов.

К таким нарушениям необходимо, прежде всего, отнести отсутствие сведений о надлежащем извещении о дате и времени судебного заседания потерпевшего, подсудимого.

Приговор может основываться только на тех доказательствах, которые исследовались в судебном заседании, об этом, соответственно, может свидетельствовать только указание об этом в протоколе судебного заседания. Поэтому судьям необходимо тщательно и внимательно проверять их содержание.

Изучив практику рассмотрения Нижегородским районным судом г. Н.Новгорода уголовных дел, установлено, что в 2015 году имелся факт отмены уголовного дела в суде апелляционной инстанции из-за отсутствия в протоколе судебного заседания подписи председательствующего [3], чем грубо была нарушена ч.6 ст.259 УПК РФ [6].

  1. Приговор отменяется, если подсудимому не было предоставлено право участия в судебных прениях и последнего слова.
  2. Таким образом, необходимо анализировать и систематизировать судебные ошибки при вынесении приговоров для избежания их допущения в дальнейшем иными судьями.
  3. Литература:
  1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 N 1 «О судебном приговоре» // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.02.2012 N 3 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Судебная практика Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода за 2015 год.
  4. Судебная практика Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода за 2016 год.
  5. Судебная практика Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода за 2017 год.

Рекомендуем!  Заявление в суд о выдаче исполнительного листа: образец, как подать
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

3 + 15 =