Наказывается ли воспрепятствование предпринимательской деятельности по УК РФ?


Наказывается ли воспрепятствование предпринимательской деятельности по УК РФ?

Адвокат Антонов А.П.

УК РФ предусматривает не только общеизвестные преступления (убийство, кражу, мошенничество), в основном направленные на защиту граждан и их основных прав, но и множество составов, основной целью которых является регулирование отношений, связанных с предпринимательской деятельностью. Как правило, они не столь широко известны, но все равно необходимы гражданам, если они собираются начать предпринимательскую деятельность.

Один из таких составов — воспрепятствование предпринимательской деятельности — ст.169 УК РФ. Под воспрепятствованием понимаются три вещи:

  • неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации;
  • неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи;
  • ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы;
  • необоснованное вмешательство в хозяйственную деятельность.

Субъектом данное преступления может быть только должностное лицо, то есть оно должно не только числиться в государственном или муниципальном органе или учреждении, но и иметь реальные властные полномочия — выносить обязательные для исполнения постановления, выдавать разрешения и т.п.. Уголовные дела возбуждаются не в отношении всего органа в целом, а в отношении конкретного лица, которое принимало решение.

В качестве примеров таких преступлений можно привести следующие случаи.

По одному из уголовных дел в Нижегородской области юридическое лицо заключило с муниципальным органом контракт на установку оборудования наружного освещения. Однако во время монтажных работ муниципальный орган в одностороннем порядке изменил условия договора в части технических характеристик кронштейнов светильников и их конструкции. Из-за этого юридическое лицо понесло существенные убытки.

Рекомендуем!  Статья 173-2. Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица

Также примером воспрепятствования предпринимательской деятельности является неисполнение решения суда.

Например, по одному из уголовных дел в Якутии юридическому лицу было отказано в выдаче разрешения на строительство торгового центра, хотя были предоставлены все необходимые документы.

Отказ был обжалован в арбитражный суд, который признал действия государственного органа незаконным. Несмотря на наличие вступившего в законную силу решения суда, разрешение на строительство так и не было выдано, что послужило основанием для возбуждения уголовного дела.

Однако здесь ситуация является спорной. УК РФ содержит похожую норму. предусматривающую ответственность за злостное неисполнение должностным лицом вступивших в законную силу решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению (ч.2 ст.315 УК РФ).

Основное отличие между этими двумя преступлениями заключается в злостности неисполнения судебного акта.

Злостность является оценочным понятием, то есть ни в одном законодательном акте не определено, в течение какого именно периода времени нужно не исполнять судебный акт, чтобы действия могли быть квалифицированы как злостные.

Также воспрепятствование предпринимательской деятельности граничит со ст.

286 УК РФ — превышение должностных полномочий (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства).

Однако здесь решение спорной ситуации состоит в том, что ст.169 УК РФ является специальной по отношению к общей норме — ст.286 УК РФ, то есть она более конкретна. Соответственно, если действия должностного лица квалифицируются по ст.169 УК РФ, вменить ему еще и ст.286 УК РФ нельзя.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Прокурор разъясняет — Прокуратура Оренбургской области

Об ответственности за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности

Охрана складывающихся в сфере предпринимательской деятельности общественных отношений, в зависимости от характера посягательства, обеспечивается посредством использования возможностей гражданского,  административного и уголовного отраслей права.

При этом уголовная ответственность в данной сфере может наступить за недопущение, ограничение или устранение конкуренции, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст.

178 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.

315 УК) и иными составами, предусмотренными Особенной части Уголовного кодекса  РФ, в зависимости от конкретных обстоятельств.

В статье 169 УК РФ установлена уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности, в том числе за неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Повторное воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности влечет ответственность по ч. 2 ст. 169 УК РФ.

Нормы уголовного закона о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности направлены прежде всего на охрану предпринимательских отношений по осуществлению производственно-хозяйственной деятельности.

Преступления в предпринимательской сфере, совершаемые непосредственными участниками коммерческих правоотношений, в подавляющем числе случаев характеризуются наличием у виновных корыстного мотива.

Деяния лиц, непосредственно не вовлеченных в предпринимательскую деятельность, которые совершают общественно опасные действия (бездействие), наносящие ущерб предпринимательским отношениям, в ряде случаев могут приобретать характер преступных лишь при наличии у виновных корыстной мотивации.

При воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности лицо может руководствоваться мотивами личной неприязни, мести, ложного понимания государственных или общественных интересов и т.п.

Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица — это незаконное уменьшение правоспособности этих лиц.

Например, отказ в предоставлении государственных льготных кредитов предпринимателям, поскольку они не зарегистрированы в качестве юридического лица, или приостановление лицензии всем формам предпринимательской деятельности, кроме открытых акционерных обществ.

Незаконное ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или организации может выражаться в разнообразных действиях, препятствующих самостоятельному осуществлению предпринимательской и иной деятельности. Например, установление необходимости согласования принимаемых ими управленческих (финансовых, хозяйственных и т.п.) решений или навязывание им таких решений, запрещение эксплуатации помещений и земельных участков.

Иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица может быть связано с любым неправомерным воздействием на них. Например, незаконное проведение проверок или изъятие документов.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением

Прямая ссылка на материал
Поделиться

Охрана складывающихся в сфере предпринимательской деятельности общественных отношений, в зависимости от характера посягательства, обеспечивается посредством использования возможностей гражданского,  административного и уголовного отраслей права.

При этом уголовная ответственность в данной сфере может наступить за недопущение, ограничение или устранение конкуренции, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст.

178 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.

315 УК) и иными составами, предусмотренными Особенной части Уголовного кодекса  РФ, в зависимости от конкретных обстоятельств.

В статье 169 УК РФ установлена уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности, в том числе за неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Повторное воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности влечет ответственность по ч. 2 ст. 169 УК РФ.

Нормы уголовного закона о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности направлены прежде всего на охрану предпринимательских отношений по осуществлению производственно-хозяйственной деятельности.

Преступления в предпринимательской сфере, совершаемые непосредственными участниками коммерческих правоотношений, в подавляющем числе случаев характеризуются наличием у виновных корыстного мотива.

Деяния лиц, непосредственно не вовлеченных в предпринимательскую деятельность, которые совершают общественно опасные действия (бездействие), наносящие ущерб предпринимательским отношениям, в ряде случаев могут приобретать характер преступных лишь при наличии у виновных корыстной мотивации.

При воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности лицо может руководствоваться мотивами личной неприязни, мести, ложного понимания государственных или общественных интересов и т.п.

Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица — это незаконное уменьшение правоспособности этих лиц.

Например, отказ в предоставлении государственных льготных кредитов предпринимателям, поскольку они не зарегистрированы в качестве юридического лица, или приостановление лицензии всем формам предпринимательской деятельности, кроме открытых акционерных обществ.

Незаконное ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или организации может выражаться в разнообразных действиях, препятствующих самостоятельному осуществлению предпринимательской и иной деятельности. Например, установление необходимости согласования принимаемых ими управленческих (финансовых, хозяйственных и т.п.) решений или навязывание им таких решений, запрещение эксплуатации помещений и земельных участков.

Иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица может быть связано с любым неправомерным воздействием на них. Например, незаконное проведение проверок или изъятие документов.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением

Разъяснение законодательства «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности»

  • Разъяснение законодательства
  • «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности»
  • Статья 169 УК РФ — «воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности» введена в новый уголовный кодекс РФ и даже претерпела ряд изменений, в том числе и в пакете президентских поправок, направленных не только на смягчение наказаний за экономические преступления,  но и на усиление ответственности должностных лиц за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности.  

Но, по мнению многочисленных экспертов, ст. 169 УК РФ в Челябинской области не работает, в том числе и по причине недостаточной осведомленности представителей малого и среднего бизнеса о  такой возможности защиты своих прав.

  1. Для преступлений, воспрепятствующих законной предпринимательской деятельности, характерно наличие специального субъекта — должностного лица.  
  2. Преступления, совершаемые специальным субъектом, как правило, могут совершаться и в процессе регистрации предпринимательской деятельности, и в последующем при ее осуществлении.
  3.  Уже при оформлении необходимых документов предприниматель может испытывать трудности:  умышленное затягивание  процесса регистрации со стороны органов, осуществляющих государственную регистрацию, выдачу лицензий и прочее.

  Так,  приговором Челябинского областного суда к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима приговорен бывший мэр г. Карабаша.

 Чиновник был задержан с поличным  при получении взятки от директора коммерческой фирмы.

Деньги предназначались для решения вопроса о выделении земли под строительство на территории детского оздоровительного лагеря «Орленок», расположенного возле памятника природы — озера  Увильды.

 На этом примере мы видим, что статья 169 УК РФ конкурирует  и со ст. 285 и ст. 286 УК РФ, а в ряде случаев и с иными нормами о должностных преступлениях.

Поэтому необходимо понимать, что сфера применения статьи — отношения, возникающие в связи с осуществлением должностными лицами разрешительной, контрольно-надзорной, фискальной и иных функций регулирования предпринимательской деятельности, в частности, в области принятия решений, проведения проверок, заключения соглашений, возложения поручений, лицензирования, контроля за соблюдением правил торговли, оказания услуг, производственной деятельности, налогообложения и взимания различных сборов, кредитования, обслуживания государственными структурами.

Так, диспозиция ч. 1 ст. 169 УК РФ, составляющая объективную сторону данного состава преступления, содержит в себе следующие квалифицирующие признаки воспрепятствования законной предпринимательской деятельности должностными лицами:

  • — неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации;
  • — неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи;
  • — ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности;
  • — незаконное ограничение самостоятельности субъектов предпринимательской деятельности;
  • — иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя (или коммерческой организации).
  • Однако все вышеперечисленные действия (бездействие) могут считаться деяниями только в том случае, если они совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

 Мотивом данного преступления со стороны должностного лица могут быть месть, стремление добиться определенных услуг, неверно понятые интересы службы, желание продемонстрировать свою власть и значимость и т.п.

Преступление является оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в ч. 1 ст. 169 УК РФ действий (бездействия), независимо от того, повлекли ли они последствия, на достижение которых были направлены.

Отсутствие практики по ст. 169 УК РФ свидетельствует о том, что предприниматели  предпочитают «решать свои вопросы» с чиновником, а не обращаться с соответствующим  заявлением в правоохранительные органы, что, конечно, не дает возможность в полной мере раскрыть антикоррупционный потенциал данной статьи.

Первый заместитель

прокурора г.Челябинска

советник юстиции                                                                             Д.С. Бояринов

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ)

Объект данного преступления – свобода и гарантии осуществления экономической деятельности. Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 23 ГК РФ). Юридическое лицо подлежит государственной регистрации (ст. 49 и 51 ГК РФ).

Отдельными видами деятельности, перечень которых определен законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Оно подлежит государственной регистрации в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований понимается занятие подобной деятельностью лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, выполнение которых лицензиатом является обязательным.

Часть 1 ст. 169 УК РФ определяет признаки преступления, содержащего формальный состав, и признается таковым вне зависимости от наступления последствий.

Объективная сторона деяния может выражаться в следующих формах преступного воспрепятствования со стороны должностных лиц:

  • 1) неправомерном отказе в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица;
  • 2) уклонении от их регистрации;
  • 3) неправомерном отказе в выдаче специального разрешения (лицензии) на определенную деятельность;
  • 4) уклонении от его выдачи;
  • 5) ограничении прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица;
  • 6) незаконном ограничении самостоятельности либо ином незаконном вмешательстве в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица.

Неправомерный отказ в государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя – преступное нарушение общего порядка регистрации субъектов предпринимательской деятельности.

Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 134-Φ3 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» регламентирует и существенно ограничивает полномочия должностных лиц по осуществлению регулирования предпринимательской деятельности и контроля за ней.

Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» устанавливает необходимый перечень документов, представляемых при государственной регистрации, и устанавливает срок для регистрации – не более пяти рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган (ст.

9 Закона). Юридическое лицо регистрируется по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа, указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации, а случаях отсутствия такого органа – но месту нахождения иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства. В ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» указаны случаи, когда возможен отказ в государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя в законном порядке.

Во всех остальных случаях отказ в государственной регистрации является неправомерным. Формы представляемых документов и требования к их содержанию установлены постановлением Правительства РФ от 19 июня 2002 г.

№ 439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей».

Основаниями отказа в регистрации могут быть непредставление определенных указанным Законом документов, необходимых для государственной регистрации, либо представление их в ненадлежащий регистрирующий орган. Неправомерным может быть отказ в регистрации без объяснения причин, по личным мотивам (личная неприязнь, месть, ненависть и др.), из-за неявки заявителя на регистрацию и т.п.

Уклонение от регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя – это затягивание под любым незаконным предлогом решения этого вопроса, завуалированный отказ в их государственной регистрации: отказ в принятии документов под предлогом загруженности работой, незаконное продление сроков регистрации, умышленная утрата учредительных документов и др.

Неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности нарушает положения российского законодательства. Основной нормативный акт, определяющий перечень таких видов деятельности, – Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Право на осуществление определенной деятельности возникает с момента получения лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Неправомерный отказ в выдаче лицензии может выразиться в отказе ее выдать без обоснования причин, отказе на основании сфальсифицированного отрицательного заключения экспертов и др.

  • Уклонение от выдачи лицензии имеет место, когда у заявителя без оснований не принимают документы на лицензирование, требуют представления документов, не предусмотренных законом, и др.
  • Ограничение прав и законных интересов юридического лица или индивидуального предпринимателя означает создание препятствий для осуществления отдельных прав одним хозяйствующим субъектам за счет создания преимуществ другим субъектам или незаконное уменьшение правоспособности юридических лиц.
  • Незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя – это незаконное применение льготного налогообложения, принудительный вывод из числа учредителей неугодных лиц и др.
  • Воспрепятствование окончено в момент совершения действия или с момента наказуемого бездействия.
  • Субъект преступления – должностное лицо, использующее служебное положение.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 169 УК РФ, – прямой умысел.

Квалифицирующими признаками деяния согласно ч. 2 ст. 169 УК РФ являются:

  • – совершение преступления в нарушение вступившего в законную силу судебного акта;
  • – причинение крупного ущерба.

В примечании к данной статье определено понятие крупного размера, крупного ущерба, дохода либо задолженности в крупном размере – превышающем 1 млн 500 тыс. руб. и особо крупного – 6 млн руб.

Примечание распространяет свое действие на всю гл. 22 УК РФ, за исключением ст. 174, 174.1, 178, 185–185.8, 193, 194, 195, 199, 199.1 УК РФ.

Состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 169 УК РФ, материальный.

С субъективной стороны отношение к наступившим последствиям может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной формой вины.

Евгений Сивков: воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности

Очень важная статья

Что бы и кто ни говорил о необходимости снижения административного давления на бизнес, единственным действенным способом борьбы с этим явлением может считаться привлечение чрезмерно ретивых чиновников к уголовной ответственности. Для этого в УК РФ имеется специальная ст. 169 «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности». Как работает эта норма уголовного права? Рассмотрим на конкретных примерах.

  • Ответственность по ст. 169 наступает за следующие деяния:
  • — неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации;
  • — неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи;
  • — ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы;
  • — незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица.

Сразу скажу, что статья эта работает плохо, применяется с трудом. Это объясняется сложностями толкования текста данной статьи, проблемами, возникающими при разграничении со смежными уголовными и административными составами.

Незаконное вмешательство

  1. Итак, как нужно понимать следующие легальные формулировки:
  2. — незаконное ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица;
  3. — незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство.

Ведь такие деяния должностного лица могут проявляться в виде нарушений при проведении проверок, при выдаче разрешений, а также путем непосредственного вмешательства в деятельность хозяйствующего субъекта. Кроме того, может возникнуть и конкуренция с нормами административного права, например, со ст. 19.6.1 КоАП.

Строго говоря, по ст. 169 УК РФ можно квалифицировать проверку, проводимую вне плана.

Нужно учесть и то, что чиновники зачастую объясняют свои действия публичными интересами, которые они отстаивают, ссылаются на незнание норм закона, на неумение грамотно их применять.

Ситуация осложняется отсутствием руководящих разъяснений Пленума ВС РФ по применению рассматриваемой нами статьи. Следователям и прокурорам приходится самостоятельно нарабатывать практику (на это в свое время указала Генпрокуратура РФ, указывая прокурорам ПФО на необходимость применения ст. 169 УК в отношении чиновников, грубо нарушающих права предпринимателей).

Как следствие, в том же ПФО число зарегистрированных по ст. 169 преступлений за три года (с 2014 по 2016 годы) выросло с 16 до 39, а число лиц, привлеченных к ответственности – с 5 до 13.

Прокуроры все чаще применяют полномочия по п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК, вынося мотивированные постановления по фактам нарушения закона чиновниками. Обобщая имеющуюся практику, можно сделать вывод, что общественной опасностью преступления, предусмотренного ст.

169 УК, следует считать способность причинения вреда бизнесмену либо прочие последствия, вызывающие затруднения при ведении предпринимательской деятельности обычными способами. То есть это формальный состав преступления, признак общественной опасности не требует действительного причинения ущерба.

Достаточно только реальной опасности его причинения.

Типичные примеры

Муниципальный чиновник отказывает ИП в рассмотрении его заявления о преимущественных правах на аренду земельного участка, а затем передает в аренду этот участок другому лицу без проведения конкурса. Возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 169 УК. Суд выносит обвинительный приговор.

В то же время в ПФО на протяжении 2016 года не было возбуждено ни одного дела по неправомерному отказу в госрегистрации ИП или юрлица, по уклонению в такой регистрации; по неправомерному отказу в выдаче лицензии (уклонению от выдачи).

Дело в том, что подобные правонарушения настолько прозрачны, что чиновники, как правило, не рискуют применять эти очевидные для следствия и прокуратуры способы давления на бизнес, выбирая более изощренные методы, такие, как придирки и необоснованные требования по необходимой документации.

Совершить преступление, предусмотренное ст.

169 УК, можно путем сокращения способности предпринимателя заниматься не запрещенной законом экономической деятельностью, перемещать товары и финансовые средства, оказывать услуги, заключать сделки.

Но чиновники могут также ограничить конкуренцию на рынке в пользу конкретных хозяйствующих субъектов, создавая затруднения для других участников определенного сегмента рынка.

Типичные способы ограничения конкуренции должностными лицами органов власти: уклонение от выдачи разрешений для ведения строительства ввиду регистрации субъекта на другой территории; требование отказа от заключения договоров с теми или иными субъектами; введение запретов на ведение тех или иных видов деятельности (продажу определенных видов товаров, оказание транспортных услуг на том или ином маршруте); создание препятствий для справедливого доступа к тем или иным (природным, финансовым) ресурсам, что, как правило, достигается отказом в доступе к аукционам, в аренде земельных участков, иного имущества.

Типичный пример. В Татарстане было возбуждено уголовное дело в отношении муниципального чиновника, который запретил подведомственным школам и детсадам покупать продукцию у ИП, хотя у того имелись заключенные по всем правилам контракты. В то же время подобные договоры стали заключаться с компанией, подконтрольной чиновнику.

Деяния, предусмотренные ст. 169 УК, могут иметь форму создания искусственных препятствий для ведения бизнеса.

  • Такие примеры неоднократно встречаются на практике: чиновники отказывают предпринимателям в аренде земельных участков, несмотря на наличие преимущественного права на приобретение имущества в собственность.
  • Чиновники могут вмешиваться в решение предпринимателя по выбору контрагента, в выработку условий заключаемого договора, в принятие управленческих решений.
  • Так, в Татарстане был осужден чиновник, потребовавший от предпринимателя передать заказ по проектированию строительного объекта указанному им юридическому лицу.
  • В аналогичном случае чиновник потребовал заключения договора с подконтрольной ему компанией на монтаж пожарной сигнализации.

Очень опасными могут стать ситуации, когда сотрудники правоохранительных органов оказывают давление на бизнес путем возбуждения уголовных дел. В том же ПФО по итогам 2016 года зарегистрировали семь подобных преступлений. Обычно такие случаи оказываются сопряженными с тем или иным должностным преступлением.

Так, в Чувашии было возбуждено уголовное дело в отношении полицейского офицера по совокупности следующих статей УК РФ: ч. 1 ст. 169, ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 292, ч. 2 ст. 213.

Речь шла об обысках, инициированных в офисах нескольких компаний, которые проводились под фиктивными предлогами.

Изъятие в ходе этих обысков оргтехники и документов привело к тому, что деятельность компаний была заблокирована.

Не всегда преступление

Как разграничить преступления по ст. 169 УК от деяний, преступлениями не являющимися? Дело в том, что некоторые правонарушения в силу невысокой общественной опасности не могут быть отнесены к преступлениям.

Такие несущественные нарушения не несут в себе угрозу ведению бизнеса обычными способами. Таким деянием может стать, например, незаконная проверка. Угроза должна носить вполне реальный характер.

Например, как в приведенном выше примере, изъятие документов, что препятствует функционированию производства. Это касается и таких действий, как выдача разрешений, подписание чиновником актов.

В то же время формулировка диспозиции ст. 169 УК, как я уже отмечал выше, носит формальный характер. Но на практике уголовные дела возбуждаются только при причинении ущерба, то есть составу преступления придают материальный характер.

Создает проблемы и субъективная сторона состава, предусмотренного ст. 169 УК. Необходимо доказать наличие в действиях чиновника вины в форме умысла, что не всегда легко.

Ведь должностные лица зачастую выносят решения на основании подзаконных нормативных актов, которые оставляют широкий круг вопросов на усмотрение правоприменителя. А потому следователи стараются возбуждать дела по ст.

169 УК только в том случае, когда деяния обвиняемого напрямую противоречат вступившему в законную силу судебному решению.

Позиция потерпевшего

Еще одна причина того, что дела по ст. 169 УК возбуждаются не слишком часто – пассивная позиция потерпевшей стороны. Это осложняет стороне уголовного преследования (следователю, прокурору) процедуру доказательства вины чиновника.

Нередко бизнесмен руководствуется в своих поступках недоверием к правоохранителю и боязнью вызвать немилость местных и региональных властей. Таким предпринимателям можно дать совет: обращайтесь в Генпрокуратуру: businesspravo@genproc.gov.ru.

Подписывайтесь на мой канал: «Жизнь с налогами и без налогов» и будьте в курсе всех самых важных событий, связанных с налогами!Из-за постоянной блокировки моих сайтов и изъятия любой положительной информации обо мне из интернета есть смысл подписаться на меня в telegram:@Жизнь с налогами и без @esivkov_bot

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности: проблемы квалификации и применения



Статья посвящена комплексному исследованию состава ст.169 УК РФ. Анализу объективных и субъективных признаков. Дается характеристика понятия «иной деятельности», а также разбор понятия «должностного лица» применительно к исследуемому составу. Проблемы практического применения нормы и возможные пути их решения.

Ключевые слова: преступление, государственное регулирование, незаконное вмешательство, объективная сторона, субъект, субъективная сторона

В современном мире развитие экономики и предпринимательства является приоритетной задачей как общества, так и государства. Большое значение уделяется уголовно-правовой охране отношений в сфере порядка осуществления предпринимательской и экономической деятельности.

Одним из потенциально эффективных средств развития предпринимательской и иной свободной экономической деятельности является их уголовно-правовая охрана. Преступления в экономической сфере были помещены законодателем в гл. 21, 22, 23 Уголовного кодекса РФ (УК РФ).

С момента принятия существующего Уголовного кодекса прошло уже более 20 лет, но и сегодня в указанные главы вносится большое количество изменений. Статья 169 УК РФ, закрепленная в главе 22 УК РФ, представляет наибольший интерес для анализа и изучения, т. к.

с одной стороны, целесообразность ее наличия в действующем УК РФ вызывает многочисленные споры и критику, среди ученых юристов, с ругой — она одна из наиболее проблемных с точки зрения практического применения.

Статистика применения статьи на практике по стране за последние пять лет свидетельствует, о крайне низком ее использовании. В 2012–0, в 2013–1, в 2014–2, в 2015 году — 0.

В начале текущего года бизнес-омбудсмен Борис Титов сообщил, что в России выросло количество уголовных дел по статье «Воспрепятствование законной предпринимательской и иной деятельности».

Если раньше в год по стране возбуждалось два-три дела, то в 2016-м их было уже 72 [1], а в первом полугодии 2017 года количество возбужденных уголовных дел возросло на 60 %. Но отмеченная положительная динамика характерна лишь для трети регионов. В остальных регионах такие преступления вообще не выявлялись.

Среди них — Москва, Ставропольский край, Приморский край, Ростовская область и другие крупные регионы [2]. В Пермском крае за 8 месяцев текущего года возбуждено 13 дел, из которых еще не одно не направлено в суд.

  • Целью работы является уточнение признаков состава, выявление спорных положений, выяснение проблематики практического применения, установление критериев разграничения со смежными составами преступлений, предложение путей совершенствования уголовно-правовой нормы.
  • Объектом работы выступают общественные отношения, возникающие при воспрепятствовании законной предпринимательской и иной деятельности.
  • Предметом — объективные и субъективные признаки состава воспрепятствования законной предпринимательской и иной деятельности и соотношение их со смежными составами.
  • Задачами статьи являются:
  • – уточнить объект состава воспрепятствования законной предпринимательской и иной деятельности
  • – разобрать субъект состава воспрепятствования законной предпринимательской и иной деятельности
  • – проанализировать основные проблемы применения ст.169 УК РФ

Теоретическую основу исследования составляют отдельные стать и монографии С. Е. Нарышкина, А. И. Абрамовой, Н. А. Лопашенко, В. И. Комиссарова, А. Н. Сухаренко, Уголовный кодекс РФ, Конституция РФ и др.

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст.

169 УК РФ, проявляется прежде всего в том, что в результате его совершения гражданин или организация лишаются своего права или ущемляются в праве на осуществление свободной предпринимательской или иной. Е. А.

Рудовер придерживается точки зрения, согласно которой к объекту воспрепятствования законной предпринимательской или иной деятельности можно причислить нарушение общественных отношений в сфере деятельности должностных лиц [3].

Интересна на сей счет позиция Б. В. Волженкина и Н. А. Лопашенко. Так, по словам Б. В. Волженкина, данное преступление является посягательством на свободу предпринимательства, грубым нарушением установленных ст.8 и 34 Конституции гарантий предпринимательской деятельности. В свою очередь, Н. А. Лопашенко, преступление, предусмотренное ст.

169 УК РФ, относит «к посягательствам на общественные отношения по реализации принципа свободы экономической деятельности, а непосредственным объектом преступления считает гарантированные Конституцией права субъектов предпринимательской деятельности, нуждающиеся в уголовно-правовой охране от произвола должностных лиц, нарушающих соответствующие права» [4].

Таким образом, авторы, либо в качестве объекта выделяют только предпринимательскую деятельность, умалчивая об иной, указанной в ст. 169 УК РФ, либо, предусматривая и иную деятельность, лишают объект четкости очертания его границ.

«Однако если брать во внимание систему законодательства, регулирующую предпринимательскую или иную деятельность, то становится очевидным, что одной из отличительных особенностей ст. 169 УК РФ будут границы ее применения — предпринимательская и иная деятельность. Поэтому, понятие объекта преступления, предусмотренного ст.

169 УК РФ вытекает из понятия предпринимательской и понятия иной деятельности» [5], но это только одно из мнений.

Основным непосредственным объектом данного состава преступления будут являются общественные отношения, связанные с возможностью гражданина свободно осуществлять свое право на занятие предпринимательской или иной деятельностью. При рассмотрении основного объекта нельзя забывать о том, что при совершении преступления предусмотренного ст.

169 УК РФ в той или иной мере затрагиваются интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, кроме того, должностное лицо, действуя вопреки решению суда, о незаконности его действии(бездействия), посягает и на порядок осуществления правосудия.

Указанные отношения будут являться дополнительными непосредственными объектами.

В объект, охраняемый уголовным законом, входит и иная деятельность, поэтому встает вопрос, толкования данного вида деятельности.

По мнению автора, под иной деятельностью в исследуемом составе, следует понимать любую законную деятельность в экономической сфере. Основания для такого ограничительного толкования дает тот факт, что видовым объектом, закрепленным в гл.

22 УК РФ, являются общественные отношения при осуществлении экономической деятельности. Однако, следует признать, что деятельность юридических лиц может быть разной: коммерческой, некоммерческой, политической, благотворительной и т. п., но применительно к ст.

169 УК РФ под иным видом деятельности надо понимать «иную экономическую деятельность», взаимосвязь понятий «предпринимательской» и «иной экономической деятельности», закреплена в п. 1 ст.

34 Конституции РФ, где устанавливается право каждого на занятие предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью [6].

Упомянутые термины встречаются и в ст. 1 Арбитражного процессуального кодекса РФ где установлено, что правосудие в предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами Российской Федерации [7].

Возникает вопрос почему законодатель не конкретизировал иную деятельность, как деятельность, осуществляемую в экономической сфере? Хотя это следует не только из названия главы, но и из определения самого состава.

В судебной практике термин «экономическая деятельность» определяется Конституционным Судом РФ (КС РФ), как «инвестирования гражданами своих сбережений посредством заключения договоров банковского вклада в расчете на получения дохода в виде процентов по вкладу.

Такая экономическая деятельность предполагает финансовый риск, обоснованный тем, что деятельность кредитных организаций, принимающих деньги граждан и иных вкладчиков во вклады, представляет собой предпринимательскую деятельность», но можно заметить, что ясности толкования в формулировке нет [8].

О. М. Олейник рассматривает экономическую деятельность как «один из видов экономической активности человека, форму участия индивида в общественном производстве и способ получения средств для обеспечения жизнедеятельности его самого и членов его семьи» [9].

Е. П. Губина, П. Г.

Лахно, «для экономической деятельности характерно то, что она вытекает из существования товарного производства рыночной организации экономики; связана исключительно с процессом воспроизводства материальных благ, то есть носит товарный характер; воплощается в создании (производстве) продукции (товара), в выполнении работ, оказании услуг материального характера и (или) их распределении и (или) их использовании (распределении, обмене, потреблении)» [10].

Анализируя литературу и судебную практику высших судов можно сделать вывод, что принимаются попытки ввести понятие «экономической деятельности» в юриспруденции, но они к сожалению, не находят отклика со стороны законодателя.

Объективная сторона содержит 5 форм действий и 2 формы бездействия должностного лица: а) неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица; б) уклонение от их регистрации; в) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности; г) уклонение от его (ее) выдачи; д) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы; е) ограничение самостоятельности; ж)иное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица.

Законодатель, закрепив понятие «иное вмешательство» в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, не указывает при этом, что под ним понимать, тем самым, дав повод правоприменителям свободно толковать норму. Чтобы исключить свободное толкование нормы в примечании к статье следует конкретизировать понятие «иное вмешательство», тем самым, обеспечив единообразное и правильное применение закона.

Субъект преступления специальный — должностное лицо. Но в связи с тем, что законодатель не раскрывает понятие субъекта применительно к данной статье, встает логичный вопрос его трактовки.

В литературе встречается понятие должностное лицо — представитель власти. Содержание властных функции, а следовательно — и характер действий представителя власти, определяется, стоящими перед органом, который он представляет задачами.

Нормативное определение понятия представителя власти дается в примечании к ст. 318 УК РФ.

Основополагающим критерием, который позволяет выделить среди должностных лиц, тех, кто может стать субъектом преступления, является совершение ими при исполнении своих должностных обязанностей действий либо бездействия, имеющих юридическое значение.

Таким образом приходим к определению понятия должностного лица изложенного в примечании к ст.

285 УК РФ, где под выше указанными лицами понимаются лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти, либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Это позволяет сделать вывод о том, что логично, внести изменения в примечание к ст.285 УК РФ, закрепив там формулировку, которая позволила бы, применять его для других статей с аналогичным специальным субъектом.

Обязательным признаком для привлечения должностного лица к ответственности является использование им своего служебного положения.

Понятие «использование своего служебного положения», которое конструктивно связано не только с определением «должностное лицо», но и с понятием «государственный служащий».

Хотя формулировка определения «лицо, занимающее государственные должности» и дается законодателем в п. 2 и п. 3 примечания к ст. 285 УК РФ, тем не менее она требует уточнений.

Так, связь вышеупомянутых понятий, их конкретизация и, пожалуй, удачнее всего отражена в трудах Ю. Н.

Старилова, где он указывает, что правовое положение государственного служащего определяется прежде всего двумя понятиями: «должность в структурно-правовом смысле» и «должность в конкретно-функциональном смысле» [11, 156].

При этом надо иметь в виду, что государственный служащий не владеет занимаемой им должностью, она принадлежит государственной администрации. При этом в понятие «государственная служба» входит и понятие «муниципальная служба».

Для того, чтобы активнее использовать данную норму в правоприменительной практике, одним из возможных вариантов, будет вариант с закреплением в диспозиции статьи мотива преступления, т. е. опираясь на ст. 285 УК РФ возможно применить в качестве мотива следующую формулировку: «из корыстной или иной личной заинтересованности»

Кроме того, обязательным признаком должен стать результат. То есть состав может быть материальный, с наступления последствий в виде нарушения или ограничения прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы при осуществлении ими законной предпринимательской и иной деятельности.

Стоит отметить, что в данном случае не имеет значение было ли нарушение прав и интересов существенным или же нет, в качестве последствий важен сам факт нарушения. Исходя из всего выше перечисленного можно предложить следующую формулировку диспозиции ч.1 анализируемой статьи:

«Неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации, неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, а равно незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо из корыстной или иной личной заинтересованности, повлекшее нарушение или ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы при осуществлении ими законной предпринимательской и иной деятельности».

Статья 169 УК РФ относится к ст. 285 и 315 УК РФ как специальная норма к общей, однако, наказание за деяния, предусмотренные указанной статьей, в сравнении с смежными составами ст.

285 и 315 УК РФ значительно мягче, такое послабление уголовной ответственности за один из возможных видов должностного злоупотребления не как ни вяжется с государственной политикой по усилению борьбы с данным видом преступности.

Законодатель, установив уголовную ответственность, за деяния, предусмотренные ст. 169 УК РФ, подчеркивает важность защиты прав предпринимателей. Межу тем санкция ч.

1 указанной статьи не предусматривает такой меры наказания, как лишения свободы, а в соответствии с санкцией ч. 2, наказание в виде лишения свободы предусмотрено только до 3-х лет.

Все это вызывает большие вопросы потому как, преступление совершается должностным лицом, использующим при этом свое служебное положение.

Представляется, что санкция ч. 1 ст. 169 УК должна быть ужесточена указанием на возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок до трех с одновременным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок, или со штрафом в размере от ста до пятисот минимальных размеров оплаты труда.

Квалифицированное воспрепятствование законной предпринимательской деятельности следовало бы наказывать лишением свободы до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок или со штрафом в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда.

Подводя итог, следует обратить внимание на то, что для раскрытия всего потенциал применения анализируемой статьи, она нуждается в серьезной законодательной доработке. А существующее мнение некоторых исследователей, о необходимости декриминализации нормы. В случае если законодатель учтет его, приведет лишь к увеличению числа лазеек для ухода от наказания недобросовестных чиновников.

Литература:

Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

5 × 3 =