Каким образом защищаться по уголовному делу в случае оговора?


В этой статье:

20 марта 2021

К сожалению, психологическое и физическое давление продолжают оставаться излюбленными приемами правоохранителей, позволяющим им добиться получения признательных показаний от граждан.

Об этом, например, свидетельствует статистика Европейского Суда по правам человека: так, по данным отчета за 2020 год, из 185 рассмотренных жалоб россиян в ЕСПЧ было удовлетворено 173 обращения. Причем чаще всего российские власти нарушали ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающую пытки и бесчеловечное отношение к кому бы то ни было.

Противозаконных средств добычи признательных показаний довольно много. Достаточно часто задержанные жалуются на избиения, применение электрошокеров, удушение, оставление на длительный срок без еды и воды, угрозы причинения вреда здоровью или необоснованного привлечения к ответственности.

В условиях жесткого прессинга гражданин готов подписать любые документы и сознаться в любом преступлении. При этом данные таким образом показания закрепляются посредством назначенных адвокатов, не соблюдающих Кодекс профессиональной этики адвоката и выполняющих чисто декоративные функции.

Что делать, чтобы не допустить принуждения к даче показаний?

Чтобы обезопасить себя от возможного насилия со стороны правоохранителей, обязательно заручитесь поддержкой адвоката при аресте.

Если у задержанного гражданина нет номера адвоката, он может позвонить родственникам и попросить им найти защитника: право на телефонный звонок в течение первых трех часов закреплено в ст.14 ФЗ «О полиции». Адвокат немедленно прибудет по названному вами адресу.

Практика показывает, что правоохранители не рискуют оказывать давление на задержанного во время дачи им объяснений в присутствии защитника.

До приезда адвоката:

  1. При задержании полицией не применяйте насилие по отношению к правоохранителям. Во-первых, в этом случае действия задержанного можно подвести под статью 318 УК РФ, а во-вторых, возникшие телесные повреждения полицейские смогут объяснить тем, что гражданин сопротивлялся или нападал на правоохранителей.
  2. Вежливо объясните полицейским, что вы не будете давать объяснений до приезда адвоката. Не рекомендуется общаться с правоохранителями даже на отвлеченные темы – опытные следователи незаметно для гражданина смогут получить нужную информацию.
  3. Не подписывайте никаких документов. Доказано, что человек, находящийся в стрессовой ситуации, не способен в полной мере понимать значение и смысл написанного.

Если вас заставили дать ложные показания

К сожалению, не всегда задержанному удается срочно вызвать уголовного адвоката. Что делать, если вы уже дали показания под угрозами или пытками?

  1. Если физическое воздействие было, обязано зафиксируйте данный факт. Например, если гражданин был отпущен из отдела, незамедлительно пройдите медицинское освидетельствование. Если задержанный был доставлен в ИВС или СИЗО, пройти медосмотр можно уже там.
  2. Подготовьте заявление в территориальный отдел управления СК по тому району, где применялось насилие. Укажите ФИО, звания сотрудников полиции, применявших незаконные методы воздействия, данные свидетелей, которые могут подтвердить ваши слова, а также иную важную информацию, попросите затребовать данные с камер видеонаблюдения. К заявлению следует приложить медицинскую документацию. Правоохранителей можно привлечь к уголовной ответственности по целому ряду статей: ст.286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), ст.302 УК РФ («Принуждение к даче показаний») , ст.303 УК РФ («Фальсификация доказательств и результатов ОРД») и т.д.

Как быть с самими признательными показаниями, данными под давлением? В этом случае сторона защиты может заявить следователю, дознавателю или прокурору ходатайство о признании какого-либо доказательства (например, показаний) недопустимым. Должностные лица могут сделать это и по собственной инициативе, но чаще всего этого не происходит.

Доказательства можно признать недопустимыми и в судебном процессе. Помощь адвоката в суде будет заключаться в подготовке и подаче соответствующего ходатайства в порядке ст.235 УК РФ.

 Бремя опровержения доводов стороны защиты возлагается на сторону обвинения (прокурора), но на практике Вам придётся самому доказывать допущенное в отношение Вас нарушение закона. Следует учитывать, что суды крайне критически относятся к подобным заявлениям, рассматривая их как попытку уйти от ответственности.

В случае, если признательные показания под давлением даны в присутствии защитника по назначению следует проверить, как было обеспечено участие адвоката, не был ли адвокат допущен в обход автоматизированной информационной системы распределения дел по назначению, а при установлении подобных фактов необходимо обратиться с жалобой в адвокатскую палату для их фиксации и привлечения адвоката-нарушителя к дисциплинарной ответственности (палаты довольно жестко реагируют на подобные факты, лишая адвоката, нарушившего установленный порядок, статуса).

В п.12 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года № 55 указано, что если подсудимый изменит или откажется от признательных показаний по мотивам того, что они были даны под давлением, суд обязан запустить механизм проверки этого заявления. На практике такая проверка обычно сводится к вызову следователей или оперативников, принимавших участие в тех или иных действиях.

Если подсудимый сообщил не просто о давлении, о применении физической силы в отношении себя (то есть фактически о преступлении), то суд должен отложить судебное разбирательство и направить заявление руководителю следственного органа для проверки. Здесь-то и потребуются свидетельские показания, медицинские заключения и прочие доказательства.

Итак, если гражданина заставили дать показания под давлением или угрозой, это не значит, что шансов защититься нет. Грамотный адвокат сумеет обратить ситуацию в вашу пользу, добившись признания тех или иных доказательств недопустимыми и привлечения представителей властных структур к уголовной ответственности.

Каким образом защищаться по уголовному делу в случае оговора?

Борьба с оговором в уголовном процессе (ч. 2 ст. 162 УК РФ — разбой)

Omnia pro tempore, nihil pro veritate. — Всё ради обстоятельств, ничего ради истины. (О тех, кто меняет свои убеждения в зависимости от ситуации.

)

Мои старые клиенты попросили спешно помочь в защите их родственника, задержанного за разбой.

В этом деле многое зависит от первоначальных показаний и я, к счастью, успел приехать в РУВД до того как мой подзащитный — Д. начал давать их официально.

Со слов потерпевшей — Кристины З. ситуация развивалась следующим образом. Около 23 ч., когда она была дома одна, позвонили в дверь квартиры. Посмотрев в глазок Кристина увидела Д.- хорошего знакомого ее сожителя. Без опаски открыв дверь потерпевшая увидела, что с Д. стоят еще два незнакомых ей парня. Все прошли в квартиру.

У одного из парней в руке оказался пистолет, он сказал, что сожитель Кристины — Б. должен им денег и, угрожая пистолетом, потребовал отдать им долг. Денег у Кристины не оказалось, тогда Д. с товарищами забрали у нее, принадлежащий ей большой цветной телевизор и прихватили еще ее женскую сумочку. Она знает также, что Д. является лицом наркозависимым и имеет судимость за наркотики.

Классический вариант разбоя, плюс заведомо криминальная личность подозреваемого. Для милиции все уже было ясно. Д. обрисовал мне ситуацию совсем по другому. Он с тремя приятелями решили приобрести и употребить героин. Д. позвонил своему знакомому Б., знающему где купить. Б.

прибыл со своей сожительницей Кристиной, взял у приятелей деньги и уехал, а сожительницу оставил, как гарантию своей честности. Компания в подъезде одного из домов честно ждала Б. несколько часов. Когда пацаны наконец поняли, что Б. их «кинул», они предложили Кристине вернуть им деньги. Д.

, на правах хорошего знакомого, знал, что в квартире, которую снимали Кристина с сожителем, есть новый телевизор, недавно ими приобретенный. Он предложил его продать и возвратить свои деньги. Кристине деваться было некуда и она согласилась. Приехали, забрали телевизор, увезли, продали, вернули свои деньги, оставшиеся отдали Кристине.

У одного из парней был пневматический пистолет и он показывал его всем, Кристине им не угрожал. Женскую сумочку у потерпевшей украли неизвестные еще в подъезде — она ее повесила на перила и забыла.

Д. сказал мне, что он не хочет давать показания о том, что Б. отдали деньги для покупки наркотиков, так как не хочет усугублять и без того сложную ситуацию.

Он хочет дать показания, что деньги отдали на покупку сотового телефона. Мое мнение было такое — чтобы бороться с чужим враньем, мы сами не должны врать ни в одной мелочи, а для состава ст. 228 УК РФ одного намерения купить героин, без наличия такового, будет маловато. Так что, решили «резать» голую правду, а наши оппоненты пусть врут, и посмотрим чья возьмет.

Допрошенный Б., с чистой совестью, косвенно подтвердил показания Кристины и пояснил, что Д. в обозначенный день он в глаза не видел и денег у него и компании не брал. Д. действительно звонил ему на сотовый, но в указываемое Д. время Б. был у своих знакомых- мужа с женой, которые могут это подтвердить.Указанные Б. свидетели, действительно, подтверждали его показания. Кристина на очной ставке с Д., холодной, нерушимой скалой, стояла на своих показаниях. В общем, на начальной стадии следствия ч. 2 ст. 162 УК РФ для нас вырисовывалась в полном объеме, и позиция обвинения выглядела крепко и грозно. Нам же предлагалось поднять руки и смириться с «доказанными» фактами.«Потерпевшие» были уверенны. что легко можно выдвигать лживую версию события и, что эта версия также легко будет удержана. Они представления не имели, что каждая мелочь имеет огромное значение и, что если против них начнет работать специалист, много лет занимающийся изучением мелочей, то их позиция также легко может и разрушиться.

Нашу стратегию я видел в следующем:

  • абсолютно не врать самим (пусть даже кажется, что в ущерб себе);
  • ситуацию проработать до мелочей (детальный анализ действий всех фигурантов);
  • на этих «мелочах» «ловить» «потерпевших».

Причем, первоначальные показания, которые мы дали, ни на запятую не изменились до самого завершения дела. Главное, нам нужно было доказать, что Б. и Кристина, действительно, в обозначенное время были с Д. в подъезде дома. Это могли подтвердить трое товарищей Д., бывших тогда с ним, но вот незадача, — они, узнав, что Д. арестовали, своей очереди дожидаться не стали и подались в бега. Показания Д. могли подтвердить жильцы подъезда, в котором компания торчала около 3-х часов, она не могла остаться незамеченной. Д. описал мне дом, подъезд. Ну и я, жаждая поскорей добиться справедливости, провел поквартирный обход жильцов подъезда. Как ни странно, но оказалось, что никто эту теплую компанию не видел. (Впоследствии оказалось, что Д. ошибся с номером подъезда). А у меня возникали сомнения насчет правдивости рассказа Д. Я нашел возможность выйти на парня, подтверждавшего «алиби» Б., так как Д., оказывается, тоже был с ним знаком. Я смог вытащить его на разговор. Парню я обрисовал последствия данных им показаний и то, что Д. из-за этого может получить по разбою лет, этак, семь. Парень сказал, что он не знал о последствиях своих показаний, что Б., по дружбе, уговорил его так сказать, объяснив, что плохо от этого никому не будет. В общем, парень согласился изменить показания, рассказав правду. Я объяснил, что за дачу первоначально ложных показаний при последующей даче правдивых, проблем с законом у него не будет.

Чтобы у следователя не возникло желание послать уже нашего свидетеля подальше, мы написали заявление о желании изменить показания в двух экземплярах, чтобы на одном следователь расписалась в получении, если же, говорю, откажется подписывать, подадите заявление через канцелярию.

Следователь, конечно, не обрадовалась этому заявлению, но вынуждена была передопросить этого свидетеля и его жену. Таким образом, мы создали маленькую брешь в обороне неприятеля.

Я давно уже обратил внимание на такую вещь,- если осознаёшь свою правоту, руки не опускаешь и, целенаправленно, продолжаешь делать свое дело, то ситуация, в большинстве случаев, потихоньку, начинает складываться в нашу пользу, а бывает, что и не потихоньку!

Солнечной улыбкой в ненастный день судьба подкинула нам сильный козырь, — нашего главного врага — Б. «закрыли» в СИЗО за грабеж. Д. по каким-то своим каналам первым узнал об этом и, не скрывая своей радости, сообщил об этом мне. СИЗО характерно тем, что истинные обстоятельства дел для «сидельцев» открываются очень быстро и подробно, громоздкая процедура суда им для этого не нужна. Ну и деятельность Б. в отношении своего хорошего знакомого Д. без внимания не осталась. Я так думаю, что Б. подробно объяснили- «что такое хорошо и что такое плохо», потому, что он вдруг, самозабвенно, начал заваливать через канцелярию СИЗО нашего следователя заявлениями о том, что ранее он давал лживые показания и жаждет рассказать правду. В конце концов следователь допрашивает Б. и получает еще одно доказательство правдивости показаний моего подзащитного. Я разрабатывал другие варианты вывода Б. «на чистую воду», но если удача сопутствует нам, облегчая борьбу, то этому можно только порадоваться.

Уже под давлением новых обстоятельств, на очной ставке со своим сожителем Кристина вынуждена менять показания и соглашаться с тем, что Б., действительно, взял деньги на покупку наркотиков у Д. и его товарищей, оставив ее, как гарант, в подъезде дома и, что сумка ее была украдена неизвестными в этом подъезде.

Правда угрозу пистолетом она оставила, но теперь уже говорила, что оружием ей угрожали на улице, по пути к ее дому.Ценность показаний потерпевшей начала заметно падать. Следствие стало впадать в прострацию, поэтому для спасения ситуации дело было передано более опытным коллегам в СЧ (следственную часть) УВД области. Следователь СЧ первым делом направил в СИЗО запрос о том — не вызывал ли я Б.

для беседы и не моих ли это рук дело — резкая смена показаний Б., но, увы, он должен был разочароваться. Для себя я давно уже сложил впечатление о Б. и разговаривать с ним не стал бы никогда. Уже в СИЗО, задержанным за другое преступление, был обнаружен следствием один из товарищей Д. по этому делу, он был осторожно допрошен лишь свидетелем и, разумеется, полностью подтвердил показания Д.

 Полная честность наших показаний давала свои плоды! (Кстати, его в СИЗО после этого я навестил)

По сути, против нас оставались лишь показания Кристины, уже измененные после уличения во лжи. Суд же продолжал продлять содержание Д. под стражей, несмотря на серьезную пробуксовку обвинения и наши горячие возражения, подкрепленные кассационными жалобами. СЧ УВД области, умея видеть перспективу, сама дело в суд направлять не рискнула, вернув его в РУВД. А РУВД все также по обвинению Д. по ст.162 ч.2 УК РФ, упрямо, отправило дело в суд. (Пускай там сами разбираются)Перед началом суда мне удалось, наконец, найти и побеседовать еще с двумя товарищами Д., бывших с ним в тот злополучный день. Я объяснил им, что они нужны мне в суде как свидетели, что если мы не докажем, что в действиях Д. нет разбоя, то и их самих впоследствии привлекут за разбой. Конечно, без особого энтузиазма, но они согласились и в суде были допрошены оба. Третий парень из компании находился в СИЗО, как я указывал, по другому делу, поэтому с его доставкой в суд и допросом проблем не было. Таким образом, мы собрали максимально возможное количество показаний, опровергающих показания Кристины. После первого судебного дня по делу, судья предложил мне и обвинителю провести кулуарную беседу. Это был хороший знак. Умные судьи, видя слабость обвинения, выясняют для себя позиции сторон и ищут «золотую середину».  … прокуратура здесь видела грабеж, я видел оправдательный приговор, а судья — самоуправство ( ч. 1 ст. 330 УК РФ).

Я же не видел здесь самоуправства потому, что, во-первых: по документам хозяйкой этого злосчастного телевизора была не Кристина, а ее тетка, оформившая на себя кредит по нему и, по документам, выплачивавшая деньги.

Следовательно, эта тетка и должна быть признана по делу потерпевшей, так как именно ей причинен ущерб, а никак не Кристина, ну а раз это не сделано, то и разговаривать не о чем; аво-вторых: кто сказал, что телевизор у Кристины забрали самоуправно? Кристина? А разве можно ей верить?Но, это были мои амбиции, и я должен был принять во внимание, что судья, при большом желании, может «подтянуть» здесь разбой или грабеж, так как показания Кристины хоть и изменялись в процессе следствия, но на разбой, вполне, могли потянуть, а внутреннее убеждение суда по поводу оценки доказательств — дело очень темное. К тому же, мы знаем, что от нашего правосудия можно ожидать всего…, и доказывай потом в кассации — есть тут разбой или нет. Моему же подзащитному, вообще, не нужен был никакой оправдательный приговор, он хотел лишь поскорее выйти на свободу. И я должен был все это учитывать.

Судья же должен был принять во внимание, что по не устроившему меня приговору, я могу подать серьезную и аргументированную жалобу, благо оснований для этого — хоть отбавляй, и побороться во второй инстанции, вообще, за оправдательный приговор. Ну а прокуратуре было главное поскорей сбросить с плеч это дело, вдруг ставшее таким неприятным, и не умудриться получить по нему оправдание. Поэтому, чтобы нервы друг другу не мотать мы заключили джентльменское соглашение: если Д. будет осужден не за разбой, а за самоуправство по ч. 1 ст. 330 УК РФ, предусматривавшей максимальное наказание — арест до шести месяцев (а Д. отсидел уже семь), то мы не жалуемся. Такая развязка, в принципе, устраивала всех, в особенности моего подзащитного, который близко познакомившись со всей непреклонностью «системы», взявшей его в оборот, настраивался уже на длительное лишение свободы.

Кристина же совсем не желала присутствовать в суде, поэтому, аж за два месяца до судебного разбирательства, вообще, уехала из города.

Ну а мы с большим удовольствием согласились огласить все ее показания, чтобы «порадовать» слух судьи и прокурора разительными противоречиями между ее первоначальными и заключительными показаниями.

Суд признал, что доказательств для разбоя нет, что опираться на показания потерпевшей, которая добросовестно меняла их при возникновении новых доказательств, нельзя.В основу приговора были положены показания Д., выстоявшие в семимесячных испытаниях.

P.S.  В этом деле суд, в общем, оказался лишь формальным этапом, — весь главный объем невидимой работы защиты был сделан на стадии предварительного следствия.

Как доказать клевету и как защитить себя от обвинения в оговоре и клевете

Как доказать клевету

Каждый из нас может столкнуться с ложью, оговором, неправдой со стороны других лиц, что может значительно повлиять на финансы человека, его репутацию и нанести моральный вред. Это уголовно наказуемое деяние, ст.128.1 УК РФ – КЛЕВЕТА  за которое можно привлечь к ответственности. Это действия по распространению заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.В этой статье рассмотрим посмотрим, как доказать клевету и как защитить себя от обвинения в оговоре и клевете.

Под статью о клевете может попасть кто угодно. Это касается и тех, кто сказал что-то ложное и одновременно порочащее о другом человеке, группе людей или организации. И тех, кто написал в интернете пост с заведомо непроверенной информацией или без доказательств. То есть стать обвиняемым по ст. 128.1 УК РФ может любой человек, кому уже исполнилось 16 лет.

Клевета — это не то же самое, что оскорбление или фейк

Но это не значит, что к уголовной ответственности можно привлечь за любое неприятное высказывание или любую непроверенную информацию. Клевета — это не то же самое, что оскорбление или фейк. У нее есть свои признаки, а если все они одновременно не совпали, то и к уголовной ответственности привлечь нельзя.

  Если сведения не стали известны третьим лицам — это не распространение. Например, один друг в ходе ссоры говорит другому, что тот прогуливает работу, — это ложь, но не клевета. Но если то же самое сказать директору про своего коллегу — это уже клевета. И публикация в интернете с такими обвинениями тоже может повлечь уголовную ответственность.

Достаточно сообщить порочащие сведения хотя бы одному человеку — и даже устно.

Сведения заведомо ложные. То есть они не соответствуют действительности и утверждают факты, которых точно не было. А тот, кто распространяет эти сведения, точно знает, что это неправда. Если человек добросовестно заблуждается, то есть думает, что это правда, — такое распространение клеветой не считается.

Допустим, кто-то посмотрел ролик в интернете и поверил, что в нем всё, правда, а потом прокомментировал эту информацию публично. Это вряд ли можно расценивать как клевету. А вот если авторы видео заранее понимают, что говорят неправду, это уже тянет на статью. Сведения порочащие — то есть они умаляют честь и достоинство человека, подрывают репутацию.

При этом информация должна касаться конкретных фактов или событий. Оценочные суждения, личное мнение и неприятные обидные слова — это еще не клевета. Назвать человека с двумя высшими образованиями идиотом — оскорбление, но не клевета и под уголовную ответственность не попадает.

А вот обвинения в нечестных поступках, нарушении закона, деловой этики, правил поведения в личной или политической жизни — это порочащие сведения.

На основании 128 статьи УК РФ выделяют несколько квалифицирующих составов клеветы:

  • клевета в СМИ;
  • распространение клеветы с использованием служебного статуса;
  • распространение ложных сведений о болезнях человека, которые являются опасными для других людей;
  • заявление о том, что человек совершил преступление.

Эти особенности квалификации предполагают более суровое наказание для клеветников, так как сами их деяния являются более опасными для общества

Как доказать клевету и оговор в суде

Прежде, чем обращаться в правоохранительные органы с заявлением о клевете, нужно оценить содеянное и понять, какие доказательства действий виновного есть у потерпевшего. Это важно, так как для возбуждения и расследования уголовного дела необходима доказательная база.

В сборе доказательств и обращении в органы Вам поможет квалифицированный юрист. Если у клеветы нет отягчающих признаков, то содеянное будет квалифицировано по 1 части статьи 128.1 УК РФ. Это дела частного обвинения, значит, их возбуждают только по заявлению пострадавшего.

Рассматривают такие дела мировые судьи. Соответственно, иск нужно подавать в суд. Главное отличие касается сбора доказательств. В других уголовных делах этим занимаются следственные органы, а обвинение выдвигает прокурор.

По частным делам сам истец должен будет представить доказательства и вести обвинение в суде.

Если клевету распространяли в СМИ, социальных сетях и иными способами, связанными с использованием техники, то важно найти и сохранить максимум доказательств.

Это могут быть скриншоты переписки, публикации на сайтах или аудио и видеозаписи разговоров клеветника с другими людьми. Не менее важно использовать для доказательной базы показания свидетелей.

Ими могут быть, как те люди, которым обвиняемый передавал ложную информацию, так и те, кто случайно слышал их разговор.

  • Что Вам даст обращение  к юристу по данному вопросу:
  • — консультация и  рекомендации первых действий, которые помогут закрепить доказательства, чтобы не потерять их в будущем;
  • — составление заявления о возбуждении уголовного дела по статье клевета;
  • — представит Ваши интересы на стадии предварительного расследования в правоохранительных органах и в суде;
  • — в случае, если Вы столкнулись с отсутствием должной судебной защиты, то обжалование приговора мирового судьи по уголовному делу.

Как удалить клевету из интернета

Вопрос как удалить клевету из интернета решается после рассмотрения дела в суде, часто об этом можно ходатайствовать уже в процессе, требуя выдачи отдельных судебных актов, на основании которых можно будет осуществить блокировку к информации, ее полное исключение с сайта, разместившего лживую информацию против Вас. Анонимность в сети почти себя изжила.

И если обычному человеку пока еще трудно найти обидчика, что поощряет безнаказанность и развязывает язык, то правоохранительным органам это не сложно. Вопрос лишь времени. Поэтому, если пишете что-то, то заранее подумайте о доказательствах своим словам. Ведь клевета — это заведомо ложные сведения.

И если вы не сможете доказать достоверность своих слов, то свобода слова станет слишком дорогой.

Как действовать, чтобы не наказали за клевету?

Как действовать, чтобы не наказали за клевету? Следует различать утверждения о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, и оценочные суждения, которые являются выражением субъективного мнения. Избегайте прямых утверждений в рискованных случаях.

Перед тем как публично обвинить человека в преступлении, следует направить заявление в правоохранительные органы, а затем в публикации упомянуть, что такое заявление подано. Тогда вы будете защищены своим правом на обращение в госорганы (ст.

33 Конституции РФ), и вас будет сложно наказать за клевету. И самое важное: если вас все же привлекают к уголовной ответственности за клевету, не спешите давать пояснения и показания.

В большинстве случаев именно они станут основным доказательством, положенным в основу приговора. И воспользуйтесь помощью юриста.

И хотя по Конституции в России свобода слова, за свои слова иногда приходится отвечать!

Источник: https://sergeiadvokatt.ru/kleveta-st-128-1-uk-rf-kak-dokazat-i-kakoe-nakazanie-za-ogovor/

Остались вопросы по клевете?

юрист Сергей Александрович Головяшкинюрист Сергей Александрович Головяшкин

  1. Обращайтесь ко мне за юридической консультацией
  2. Емайл: sergeiadvokatt@mail.ru
  3. ВРЕМЯ ПРИЁМА ЗВОНКОВ
  4. Ежедневно МСК ВРЕМЯ
  5. 08:00 – 22:00
  6. Тел: +7(906)841-10-30
  7. сайт: https://sergeiadvokatt.ru/

Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе

Федеральным законом № 141-ФЗ от 29.06.2009г. в УПК РФ введена новая глава 40.1. «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Данным законом в Российском законодательстве урегулировано заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотрен порядок заявления ходатайства о сотрудничестве, содержание ходатайства и самого досудебного соглашения о сотрудничестве, порядок рассмотрения этого ходатайства, проведения предварительного следствия по выделенному в отдельное производство уголовному делу в отношении подозреваемого/обвиняемого, передачи дела в суд, проведения судебного заседания, рамки обжалования судебного решения.

Суть досудебного соглашения о сотрудничестве состоит в том, что стороны обвинения и защиты заключают «сделку» на взаимовыгодных условиях, при которой подозреваемый/обвиняемый берёт на себя обязательства оказать содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, в обмен на существенное снижение наказания.

Даже в Советские времена практика определённых договоренностей правоохранительных органов с подозреваемыми/обвиняемыми имела место. Однако, она не была закреплена юридически.

Досудебное соглашение о сотрудничестве представляет собой письменный договор между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого/обвиняемого в зависимости от его действий в период предварительного следствия по уголовному делу. Досудебное соглашение о сотрудничестве нельзя заключить в суде.

Многие обвиняемые готовы пойти на «сделку» со следствием, но, как показывает практика, они не всегда понимают смысл самого соглашения.

Чтобы разъяснить возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, можно привести пример. Гражданина взяли под стражу за сбыт наркотиков, он готов назвать поставщика наркотических средств.

В такой ситуации следствие пойдет на заключение соглашения о сотрудничестве.

Однако, если данный гражданин не готов указать ничего кроме размера реализованного им наркотика, то следствию такая «сделка» не интересна.

При заключении досудебного соглашения цель обвинения:

  • раскрытие ранее совершённых преступлений;
  • раскрытие преступлений, о совершении которых не было известно правоохранительным органам;
  • получение доказательств, изобличающих иных обвиняемых или лиц, не привлечённых к уголовной ответственности;
  • установление местонахождения имущества, добытого в результате преступления и подлежащего конфискации.

При заключении досудебного соглашения цель подозреваемого/обвиняемого:

  • получение минимального наказания за совершённые преступления посредством активного сотрудничества со следствием.

Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве

Российское законодательство чётко регулирует процедуру обсуждения и составления досудебного соглашения о сотрудничестве. Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве установлен ст. ст. 317.1 — 317.3 УПК РФ.

Подозреваемый/обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве на любой стадии расследования уголовного дела (с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия). Пропуск указанного срока является основанием для отказа в заключении данного соглашения.

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно лишь при расследовании уголовного дела в форме следствия. Инициатива заключения досудебного соглашения о сотрудничестве должна исходить от самого подозреваемого/обвиняемого.

Досудебное соглашение о сотрудничестве должно быть заключено подозреваемым/обвиняемым добровольно и при обязательном участии защитника.

Договаривающиеся стороны берут на себя ряд обязательств. Подозреваемый/обвиняемый, с одной стороны, оказывает содействие следствию в раскрытии и расследовании преступлений, совершённых как его соучастниками, так и иными лицами.

Должностные лица правоохранительных органов гарантируют подозреваемому/обвиняемому, что при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств срок или размер наказания ему не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ; двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, если данной статьёй предусмотрено пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Если соответствующей статьёй Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, эти виды наказания не применяются.

В силу ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ, ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подаётся подозреваемым/обвиняемым в письменном виде на имя прокурора. Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подписывается подозреваемым/обвиняемым и его защитником.

Прокурор рассматривает ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым/обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве в течение трёх суток с момента его поступления.

По результату рассмотрения ходатайств подозреваемого/обвиняемого и следователя прокурор принимает одно из следующих постановлений:

  • об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;
  • об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Прокурор, приняв постановление об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, приглашает следователя, подозреваемого/обвиняемого и его защитника.

С их участием прокурор составляет досудебное соглашение о сотрудничестве.

Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано подозреваемым/обвиняемым, его защитником, следователем вышестоящему прокурору.

Содержание досудебного соглашения о сотрудничестве

Содержание досудебного соглашения о сотрудничестве регламентировано ст. 317.3 УПК РФ.

Образец досудебного соглашения о сотрудничестве утверждён Приказом Генпрокурора РФ № 107 и включает следующие пункты:

  • дата и место составления досудебного соглашения;
  • сведения о должностном лице прокуратуры, выступающем стороной соглашения;
  • личные данные подозреваемого/обвиняемого;
  • информация о следователе и адвокате;
  • основные реквизиты уголовного дела — дата возбуждения, регистрационный номер, статьи УК РФ и т.д.;
  • перечень действий и обязательств, которые должен выполнить подозреваемый/обвиняемый по условиям соглашения (например, добровольно участвовать в следственных действиях, сообщать о месте нахождения разыскиваемого лица, имуществе, добытом преступным путём, о структуре преступной организации, её руководителях и др.).
  • перечень смягчающих наказание обстоятельств, которые будут применены при разбирательстве дела, если подозреваемый/обвиняемый выполнит все условия досудебного соглашения.

Досудебное соглашение о сотрудничестве подписывается прокурором, подозреваемым/обвиняемым, его защитником.

Передача дела в суд

После окончания предварительного следствия уголовное дело направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения и вынесения представления о соблюдении подозреваемым/обвиняемым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключённым с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

Прокурор рассматривает поступившее уголовное дело в отношении подозреваемого/обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а также материалы, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных данным соглашением, утверждает обвинительное заключение и выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу.

Не позднее трёх дней с момента ознакомления обвиняемого и его защитника с представлением прокурор направляет уголовное дело и представление в суд.

Положения гл. 40.1 не применяются, если содействие подозреваемого/обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности.

Если обвиняемый не выполнил свои обязательства по соглашению, или сделал это ненадлежащим образом, не сообщил ничего нового для следствия, кроме подробностей совершённого им преступления, умолчал о важных фактах, предоставил ложную информацию, то прокурор имеет право аннулировать соглашение. Иными словами, виновный, действующий в одиночку, не обладающий оперативно значимой информацией для правоохранительных органов, не интересен следствию с точки зрения заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Уголовное законодательство чётко регламентирует детали подобных взаимоотношений и не допускает фиктивных «сделок».

В отличие от регулируемого гл. 40 УПК РФ особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением нормы, включённые в гл. 40.1 УПК РФ, не содержат каких-либо ограничений по заключению досудебного соглашения о сотрудничестве в зависимости от категории (тяжести) совершённого подозреваемым или обвиняемым преступления.

Правовые последствия

При заключении досудебного соглашения о сотрудничестве принятие судебного решения осуществляется в особом порядке, предусмотренном ст. ст. 317.5 — 317.7 УПК РФ.

В ходе судебного разбирательства суд проверяет по всем ли правилам было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве и было ли оно целесообразно. Рассмотрение дела по существу не проводится.

Судья, удостоверившись, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключённым с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, постановляет обвинительный приговор и с учётом положений ч. ч. 2; 4 ст.

62 УК РФ назначает подсудимому наказание. По усмотрению суда подсудимому, с учётом положений ст. ст. 64; 73; 80.

1 УК РФ, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или он может быть освобождён от наказания.

Если дело выделено в отдельное производство, то оно должно рассматриваться после того, как прошёл процесс по основному делу относительно всех соучастников, в том числе несовершеннолетних.

В случае установления судом нарушений со стороны обвиняемого относительно заключённого досудебного соглашения о сотрудничестве суд производит рассмотрение дела в общем порядке и назначает наказание по общим правилам.

Таким образом, заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не предназначено для массового применения. «Сделка» с правосудием призвана расширить возможности правоохранительных органов в борьбе, прежде всего, с организованной преступностью, предназначена для эффективного раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений.

Фактически она предоставляет правоохранительным органам возможность привлекать к сотрудничеству со следствием лиц, состоящих в организованных группах и преступных сообществах, на условиях значительного сокращения им срока уголовного наказания и распространения на них мер государственной защиты, предусмотренных законодательством для потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

В заключение отметим, что в большинстве случаев лица, избравшие такой способ защиты, получают положительный результат.

Однако, при принятии решения о подаче ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо серьёзно подойти к этому вопросу, взвесить все «за» и «против», в обязательном порядке провести исчерпывающую консультацию с адвокатом, определить варианты дальнейшей защиты, её тактику и стратегию. Как известно, признаваться можно по разному. Необходимо иметь в виду, что любое, закреплённое протоколом следственного действия слово, обязательно будет использовано и оценено судом. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве вовсе не означает, что подозреваемый/обвиняемый должен признавать всё подряд, поскольку зачастую подобная «сделка» используется представителями следствия лишь для выполнения своих задач.

Если Вам требуется адвокат по уголовным делам в Перми и Пермском крае — то Вы точно пришли по адресу. Уголовные дела являются моей ключевой специализацией.

Рекомендуем!  Статья 322.2. Фиктивная регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивная регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

два × 5 =