Как вернуть имущество, которое является вещественным доказательством по уголовному делу?


Как вернуть имущество, которое является вещественным доказательством по уголовному делу?

Адвокат Константин Добиков

Адвокат Константин Добиков      17.10.2019

Вещественными доказательствами являются предметы, изъятые следователем в установленном законом порядке, имеющие доказательственное значение по уголовному делу.

В ходе расследования уголовных дел, чаще всего изымается:

  • имущество;
  • денежные средства;
  • ценности;
  • автотранспорт;
  • бытовая техника;
  • предметы быта;
  • информационные носители;
  • документы;

и много другое.

Как вернуть изъятое?

Имущество может быть возвращено владельцу по решению следователя или судьи.

  • Вещдоки могут вернуть владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.
  • Ценности можно вернуть владельцам до завершения производства по уголовному делу. Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании уже сыграла, что делает ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.
  • После возврата ценностей владелец вправе пользоваться, владеть и распоряжаться ими по своему усмотрению и без каких либо ограничений.
  • Возврат не следует путать с передачей на ответственное хранение, последнее подразумевает обязанность владельца сохранять вещдоки до решения суда, чем существенно ограничивает его права.

Заявление на возврат

Чтобы вернуть собственность, являющееся вещественным доказательством по уголовному делу, сам обвиняемый, или его родственник, или владелец должен направить письменное заявление на имя следователя или судьи, где излагается соответствующая просьба, указывается перечень изъятого в ходе производства следственных действий с просьбой о возврате.

Сама процедура возврата не представляет большой юридической сложности. При возвращении предметов их владельцам следователем или судьей к материалам уголовного дела приобщается документ, обычно это расписка.

Адвокат Константин Добиков

Арест и изъятие имущества: надолго или навсегда?

Арест имущества либо его изъятие как вещественного доказательства — один из самых распространенных способов воздействия на обвиняемых (подозреваемых) по уголовному делу. Как восстановить свои права и вернуть имущество в случае его ареста либо изъятия в качестве вещественного доказательства?

Как вернуть имущество, которое является вещественным доказательством по уголовному делу?

Ответ прост: 1) доказать, что решение принято незаконно, т.е. с нарушением конкретных норм закона и Ваших прав, и 2) добиться отмены незаконного решения об аресте либо постановления о признании вещественным доказательством изъятого имущества.

В случае несогласия с наложением ареста, собственник имущества заинтересован в наличии гарантированной законом возможности оспорить соответствующие действия и решения органов расследования и суда. Эта возможность у него, безусловно, есть.

Однако при попытках реализовать ее возникают различные препятствия и трудности процессуального характера, вплоть до отказа в рассмотрении обращений о незаконном аресте и изъятии имущества.

Почему? — как показывает практика наших адвокатов, если имущество уже изъято, то добиться его возврата нелегко даже в случаях явной незаконности принятых решений, особенно, по экономическим преступлениям, где арест имущества — чуть ли не цель всего уголовного дела, которое потом приостанавливается на неопределенный срок.

При аресте имущества и его изъятии следует учитывать, что (само собой) законом предполагается, что все процессуальные меры УПК, ограничивающие права и свободы, — временные, т.е. на период уголовного расследования и пока не вынесено решение об их отмене либо пока не вступил в силу приговор суда (который, впрочем, может быть с конфискацией изъятого имущества).

Но «нет ничего более постоянного, чем временное». Если имущество выбывает из распоряжения собственника на год и более, то ущерб его интересов очевиден. Соответственно, мнение адвоката — добиваться отмены незаконного ареста имущества либо его изъятия в качестве вещественного доказательства всеми доступными способами защиты.

Если оспаривается правомерность процессуальных действий следователя, связанных с наложением ареста на имущество, признанием вещественным доказательством, или обжалуется постановление судьи о наложении ареста на имущество, то применяются процедуры обжалования, предусмотренные УПК РФ. Типовых рецептов по уголовным делам не бывает, поэтому каждая задача решается, исходя из обстоятельств конкретного дела. Не пожалейте времени и узнайте мнение адвокатов, т.к. консультации по уголовным делам большинством адвокатов предоставляются бесплатно.

Подтверждением стены нежелания следствия возвращать изъятое имущество — тот факт, что граждане доходят до Конституционного суда. И в настоящее время при решении данного вопроса на стороне собственника не одно решение Конституционного суда РФ, который достаточно четко сформулировал правовую позицию по поводу изъятия имущества по уголовным делам. Из последних это следующие:

— Постановление Конституционного Суда (КС) от 21.10.2014 N 25-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей и девятой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Аврора малоэтажное строительство» и граждан В.А. Шевченко и М.П. Эйдлена (с текстом которого можно ознакомиться здесь);

— Определение КС от 14 мая 2015 года № 1127-0 по жалобе гражданки Немецковой Татьяны Анатольевны на нарушение ее конституционных прав подпунктом «а» пункта 1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (с текстом которого можно ознакомиться здесь).

В октябре 2014 года положения частей третьей и девятой статьи 115 УПК РФ КС признал не соответствующими Конституции РФ, в той мере, в какой этими положениями не предусматривается надлежащий правовой механизм, применение которого позволяло бы эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество, предположительно полученное в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

В июне 2015 года принят и опубликован Федеральный закон от 29 июня 2015 г. N 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», для защиты права собственности от необоснованного или чрезмерно длительного ограничения. В новом законе уточнен порядок наложения ареста на имущество.

Поправки приняты в целях реализации позиции КС РФ (постановление от 31.01.2011 N 1-П). Он указал на необходимость защиты права собственности лиц, чье имущество в рамках производства по уголовному делу арестовано, в случае приостановления предварительного расследования.

Таким гражданам должна быть обеспечена возможность компенсировать убытки, причиненные чрезмерно длительным применением такой меры. Поправки наделяют суд полномочием устанавливать и продлевать срок ареста имущества. Налагая арест на имущество, суд должен установить ограничения по его владению, пользованию и распоряжению.

О них необходимо предупредить лиц, которым арестованное имущество передается на хранение. Гражданам, чье имущество арестовано, должны разъяснить право обжаловать такое решение, а также ходатайствовать об изменении установленных ограничений или отмене ареста.

Арест имущества либо отдельные ограничения отменяются также в случае истечения установленного судом срока ареста или отказа в его продлении. Прописана процедура продления срока ареста имущества. В ней разрешено участвовать в т. ч. лицам, имущество которых арестовано. Соответствующее решение судьи можно обжаловать в апелляционном, кассационном порядке.

Согласно поправкам, до того, как приостановить предварительное следствие, следователь обязан установить, что арестованное имущество получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для этого в качестве орудия, оборудования или иного средства преступления либо для финансирования терроризма, экстремизма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (организации). Также он должен рассмотреть вопрос о возможном изменении ограничений по владению, пользованию, распоряжению арестованным имуществом либо об отмене его ареста. Следователь (дознаватель) могут ходатайствовать перед судом о продлении срока ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми, только если не отпали основания для ареста. Данный закон вступил в силу с 15 сентября 2015 г.

Вопрос о допустимости изъятия имущества в рамках уголовного дела (в том числе в виде наложения на него ареста или признания его вещественным доказательством с таким определением режима хранения, который ограничивает право владения и пользования имуществом), находящегося у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону материальную ответственность за действия подозреваемого, обвиняемого, и использование которого в совершении преступления только предполагается, может иметь лишь временный характер.

Временное изъятие имущества — это процессуальная мера обеспечительного характера и не порождает перехода права собственности на имущество.

Исходя из этого, по мнению КС, арест имущества и его изъятие у обвиняемых, подозреваемых не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод, в том числе как нарушение права собственности, — притом что лицам, в отношении которых применяются подобного рода меры, сопряженные с ограничением правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, обеспечивается закрепленное статьей 46 (часть 2) Конституции РФ право обжаловать соответствующие решения и действия.

Обжалование ареста имущества обвиняемого, наложенного для обеспечения исполнения приговора в части конфискации имущества, до вынесения приговора возможно, но практически будет безрезультативным, если санкция статьи УК РФ, по которой предъявлено обвинение, предусматривает конфискацию имущества либо по уголовному делу заявлены требования потерпевшего о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, в совершении которого предъявлено обвинение.

При этом оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или законного владельца того или иного имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу статей 81 и 82 УПК РФ, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий должностных лиц.

Суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно.

В таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или законного владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества.

В зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд, решая вопрос о признании имущества вещественным доказательством, должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо в соответствии с подпунктами «а» и «б» пункта 1 части 2 статьи 82 УПК Российской Федерации оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено законному владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу.

Возвращение вещественных доказательств владельцу

Подборка наиболее важных документов по запросу Возвращение вещественных доказательств владельцу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Возвращение вещественных доказательств владельцу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 82 «Хранение вещественных доказательств» УПК РФ(ООО юридическая фирма «ЮРИНФОРМ ВМ»)Принимая решение о взыскании неосновательного обогащения, составляющего стоимость услуг хранения автомобиля, суд в порядке статьи 82 УПК РФ установил, что автомобиль был изъят у истца — владельца в ходе осмотра места происшествия, осмотрен и приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, которое согласно постановлению был возвращено владельцу, а уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования, таким образом, требования ответчика непосредственно к истцу как владельцу имущества об оплате расходов, связанных с хранением задержанного транспортного средства в рамках уголовного дела на специализированной стоянке, в отсутствие его вины в образовавшейся задолженности, являются незаконными.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Возвращение вещественных доказательств владельцу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Изъятие имущества, не принадлежащего на праве собственности лицам, в отношении которых осуществляется уголовное преследование(Зяблина М.В., Великая Е.В.)

(«Законность», 2021, N 1)

В уголовно-процессуальном законе не названы случаи, когда возвращение вещественных доказательств законному владельцу не повлечет ущерба для доказывания . Разброс мнений по этому вопросу довольно широк.

В одном из комментариев к УПК сказано, что нет опасности причинения передачей имущества ущерба доказыванию по делу, если все необходимые следственные действия в отношении вещественного доказательства совершены, оно должным образом зафиксировано, взяты образцы, достаточные для его сравнительного исследования . О.

Головкин полагает, что сам факт передачи вещественных доказательств в большинстве случаев не несет ущерба для доказывания.

Ущерб происходит при преждевременной передаче вещественных доказательств без производства всех необходимых следственных действий, возможность выполнения которых напрямую зависит от непосредственного наличия передаваемых предметов. При совершении указанных следственных действий ущерба доказыванию нет .

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:«Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации»(постатейный)(15-е издание, переработанное и дополненное)(Безлепкин Б.Т.)

(«Проспект», 2021)

3. Возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получивший данное имущество по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение (см. введенный в 2010 г. пункт 1.1 части второй комментируемой статьи), когда владелец-хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом. (Налицо аналогия с частью шестой статьи 115 УПК, согласно которой имущество, на которое наложен арест, тоже может быть передано на хранение «собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу».) Такое хранение, основанное на универсальных правилах статьи 897 ГК, является возмездным, а суммы, расходуемые на эти цели, — подчас значительными, они относятся к процессуальным издержкам (пункт 6 части второй статьи 131 УПК). Споры по поводу таких сумм рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. по делу по иску на сумму свыше 3,5 млн руб. — стоимости хранения 73 контейнеров с контрабандными товарами // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 4. С. 12 — 14). С учетом сказанного представляется, что по общему правилу вещественные доказательства могут быть переданы на хранение лишь тому (физическому лицу или организации), кто в данном деле не является стороной, не имеет в деле собственного интереса. Не могут быть переданы на хранение подозреваемому или обвиняемому находившиеся во владении этих лиц вещественные доказательства в виде имущества, которое, согласно следственной версии, получено в результате преступления и подлежит конфискации (пункт 4.1 части третьей статьи 81 УПК), потому что вещественные доказательства — это часть уголовного дела. Ответственность хранителя вещественных доказательств за их утрату, порчу и т.п. законом не предусмотрена. (Для сравнения: об ответственности хранителя имущества, на которое наложен арест, см. статью 312 УК. Об ответственности органа расследования и суда за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) при обращении с изъятым по уголовному делу имуществом, см. пункт 8 к статье 115 УПК.)

Нормативные акты: Возвращение вещественных доказательств владельцу

Что могут изъять на обыске и когда вернут?

Тема вещественных доказательств – их изъятия, хранения и дальнейшая судьба, одна из моих «любимых». Заняться вплотную этим вопросом, лежащим на стыке уголовно-процессуального и гражданского права, меня заставила жизнь, а именно один случай, касающийся изъятого автомобиля, произошедший еще в те годы, когда я работал следователем.

Тогда, на примере, иска от собственника изъятого имущества, рассматривавшегося (с учетом апелляции в Санкт-Петербургском городском суде), более двух лет, и блестяще проигранного моими оппонентами, я увидел, сколько ошибок могут совершить не только граждане, но и наши коллеги, пытаясь «вызволить» изъятое, либо получить какую-либо компенсацию за свое имущество.

Что же может быть изъято при обыске (не важно – в квартире, офисе, на складе, в автомобиле или где то еще)?

— «Все»? – конечно нет!

Правильным ответом будет: «все что сочтет необходимым изъять лицо, проводящее обыск».

Расплывчатая формулировка п.3 ч.1 ст.81 Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой: «вещественными доказательствами признаются любые предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела», во взаимосвязи с такой же «безграничной» ч.1 ст.

182, гласящей, что основанием производства обыска является наличие сведений о том, что у кого-то или где-то могут находиться предметы, документы и ценности, имеющие значение для уголовного дела, к сожалению, позволяет следствию и дознанию, достаточно вольно определять, какие предметы и документы изымать в ходе обыска.

Способствуют этому и судебные решения, разрешающие изымать все «имеющее значение для уголовного дела».

Усмотрение того, что имеет значение для дела, а что не имеет, что может служить средством для установления обстоятельств уголовного дела – отдано на откуп лицу, проводящему расследование или конкретное следственное действие – обыск или выемку и соответственно полностью зависит от того, насколько развита фантазия сотрудника правоохранительного органа.

«Скучные» следователи (обычно опытные, проработавшие хотя бы несколько лет, или обладающие большим житейским опытом) – могут определить пригодится ли конкретный предмет (документ) в расследовании дела или нет, прямо на месте обыска, и соответственно сортируют обнаруженное, изымая только то, в изъятии чего есть хотя бы какой-то смысл.

Более «креативные» (может быть – менее ленивые или менее опытные) – действуют по принципу – «берем все, потом разберемся» — вот тогда и появляются коробки с документами, мешки с вещами, содержимое которых, затем месяцами (годами), лежит по кабинетам и коридорам следствия.

  • — Разберутся?
  • — Конечно разберутся!
  • — Когда?
  • — Сказано же – «потом»!
  • Сроки, в которые должны «разобраться», регулируются несколькими нормами Уголовно-процессуального кодекса.

Первая из них — ст. 81.1 УПК РФ – касается только «экономических» статей Уголовного кодекса.

Постановление о признании вещественными доказательствами предметов и документов, изъятых по уголовному делу, возбужденному по «экономической» статье, должно быть вынесено в течении 10 суток с момента изъятия (может быть продлено еще на 30 суток, плюс 5 суток на возврат изъятого, не признанного вещественными доказательствами).

Итого получаем 45 суток. Казалось бы – невыносимо долго, но я бы назвал это особым, «ускоренным» порядком принятия решения по изъятому имуществу — и это в лучшем случае, если «повезет» и уголовное дело расследуется по «экономической» статье.

Вторая группа норм закона – ст.162 «срок предварительного следствия» либо ст.223 «порядок и сроки дознания» УПК РФ в совокупности со ст. 6.1 УПК РФ «разумный срок уголовного судопроизводства».

В случае с расследованием в форме дознания максимальный срок составляет 12 месяцев, что может показаться не разумным.

Однако, в сравнении со сроками предварительного следствия, это еще очень гуманно, так как сроки следствия – законодательно не ограничены.

Казалось бы, что может хуже, чем неограниченные сроки следствия? Некуда ведь хуже, правда? Неправда.

Ведь существует еще малозаметная и вроде бы не имеющая отношения ни к обыску (выемке), ни к вещественным доказательствам, ст. 208 УПК РФ — «основания порядок и сроки приостановления предварительного следствия», которая говорит, что в 4-х случаях (болезнь, розыск, невозможность явки, либо не установление обвиняемого по делу), расследование приостанавливается.

И есть в этой статье часть 6, говорящая о том, что следователь обязан, при приостановлении расследования, хотя бы «рассмотреть вопрос о возможном изменении ограничений, связанных с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, либо об отмене ареста, наложенного на имущество».

Конечно «рассмотреть вопрос о возможном…» — не равно снять арест и вернуть, но хоть что то, ведь так? И снова нет. Данная норма, касается только имущества, на которое наложен арест в порядке ст.ст.115-115.1 УПК РФ, но никак не затрагивает имущество, признанное вещественными доказательствами в порядке ст.ст.81-81.

1 УПК РФ и тем более – имущество (либо документы), изъятые, но по которому никакого процессуального решения не принято.

И если в случае болезни, невозможности явки, или розыска обвиняемого, приостановление следствия обычно имеет хоть какие-то обозримые сроки, то в случае, если обвиняемый не установлен («висяк», «глухарь» — в разных регионах страны используются разные неформальные термины для определения данной категории дел) – решение о приостановлении расследования будет последним решением по делу, так сказать «вечным», при чем, абсолютно законным, по крайней мере по форме. Что же в этом случае будет с изъятыми предметами и документами? Да ничего, будут лежать при деле – в архиве либо ином месте, определенном следователем, до прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (по тяжким преступлениям он составляет 10 лет, по особо тяжким 15 лет, а по некоторым составам Уголовного кодекса – вообще не применяется).

Какой же выход в ситуации, если в ходе обыска, выемки либо осмотра места происшествия изъято имущество, а возвращать его не торопятся? В данном случае может помочь обжалование действий или бездействия следователя (дознавателя), либо обжалование решения о признании предметов (документов) вещественными доказательствами, либо обжалование решения о приостановлении предварительного расследования. В каждом конкретном случае, решение о наиболее эффективном способе возращения имущества должно приниматься индивидуально, с учетом всех обстоятельств дела, так как универсальных шаблонов не существует – каждое дело, каждая ситуация — индивидуальны.

 У кого может быть проведен обыск и что делать если есть предчувствие, что он скоро состоится – можно посмотреть здесь.

О том, в каких случаях следователь может не предъявлять вещественные доказательства для ознакомления, а в каких – обязан это сделать – размышлял здесь.

Проблемы возврата арестованных в ходе следствия безналичных денежных средств, ранее похищенных у потерпевшего

Главная страница Раздел публикации

Т.А. ЕРМАК

Ермак Тимофей Андреевич, Адвокат, партнер Адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»

Ermak Timofei Andreevich, attorney, partner at the Law office «Yurlov & partners»

Telephone number: (495) 913-67-42. WWW: www.yurlov.ru

АННОТАЦИЯ

В настоящей статье автор рассматривает вопрос несовершенства правовых норм УПК РФ, регламентирующих вопросы ареста и возврата потерпевшему денежных средств на счетах в банке, в рамках предварительного следствия по уголовному делу. Также затрагиваются вопросы определения статуса похищенных безналичных денежных средств по уголовному делу. В статье приводится пример на конкретном деле из практики адвоката.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА:
  • Арест денежных средств на счете в банке в порядке ст.115 УПК РФ, возврат похищенных денежных средств потерпевшему, несовершенство уголовно-процессуального законодательства РФ
  • ANNOTATION

In this article author examines shortcomings in regulation of seizure and refund of money, deposited in banks, by the Criminal procedure code of Russian Federation. The shortcomings are analyzed in context of preliminary investigation. The question of legal status of seized deposited funds is also considered. The article contains an example from attorney's practice.

  1. KEY WORDS:
  2. seizure of funds in bank under cl. 115 Russian Criminal procedure code, refund to the victim, shortcomings of criminal procedure legislation in Russia
  3. В последние несколько лет, преступления, связанные с хищением безналичных денежных средств со счетов граждан и организаций, приобрели у нас в стране большое распространение.
  4. Если вы стали жертвой такого преступления, всегда есть шанс, что денежные средства не будут утеряны безвозвратно, а сам путь их хищения будет раскрыт правоохранительными органами.

Но, как показывает практика, обнаружить похищенное – это только пол дела. Одна из самых непростых задач для потерпевшего, это вернуть себе похищенные у него денежные средства. Особенно в случае, если злоумышленники так и не были выявлены в ходе расследования уголовного дела.

Пример из практики

Для обсуждения данной проблемы предлагаю рассмотреть её на достаточно типичном примере из практики:

С банковского счета ООО, осуществляющего деятельность г. Москве, без ведома руководства и главного бухгалтера, единовременно было списано 1,5 млн. рублей.

Сразу после обнаружения пропажи, директор Общества выяснил, что они были переведены с использованием электронной системы расчетов (дистанционного банковского обслуживания) на расчетный счет другой фирмы, неизвестной руководству компании. Сразу было подано заявление в правоохранительные органы. Изложенные в нем факты стали основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 4 ст.159 УК РФ (мошенничество).

По результатам расследования дела удалось установить, что денежные средства со счета фирмы были в дальнейшем переведены на банковский счет некого физического лица в г. Новосибирск.

При этом, злоумышленниками была предпринята неудачная попытка снять данные денежные средства в банке с использованием поддельного паспорта этого физического лица.

По независящим от них причинам попытка не увенчалась успехом, и денежные средства остались на данном счете.

В связи с опасениями, что такие попытки повторяться, по ходатайству следователя, районным судом г. Новосибирска был наложен арест на денежные средства на данном счете.

  • Впоследствии, в виду не установления лица, причастного к совершению преступления, уголовное дело было приостановлено на неопределенный срок.
  • Общий срок следствия на сегодняшний день составил уже полтора года. Денежные средства до настоящего времени находятся на счете физического лица, которое, по мнению следствия, не причастно к совершению преступления и на данные деньги не претендует
  • Все попытки ООО вернуть деньги пока безуспешны.

Правовые основы действий правоохранительных органов

Действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ достаточно скупо регламентирует вопросы наложения ареста на имущество и денежные средства, которые были предметом преступлений или принадлежат лицам, виновным в их совершении.

Так, статья 115 УПК РФ устанавливает, что для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, следователь возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Также, арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий. Суд рассматривает указанное ходатайство в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ.

В соответствии с п.7 ст.

115 УПК РФ при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. А в соответствии с п. 8 данной статьи, при осуществлении ареста денежных средств на счете, составляется протокол.

Необходимо также заметить, что в соответствии с п. 9 этой же статьи УПК РФ, наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Указанные выше правовые нормы требуют небольшого .

Как следует из приведенных норм, арест накладывается не следователем, а судом. Следователь лишь возбуждает перед судом соответствующее ходатайство, которое оперативно рассматривается судом, а его решение и является основанием для осуществления следствием дальнейших действий по составлению протокола ареста денежных средств с обязательным участием представителя банка.

Но кто же может отменить такой арест? Здесь уже мнения расходятся даже у многих сотрудников правоохранительных органов.

Одни считаю, что это может сделать сам следователь по своему постановлению, что согласуется с буквальным содержанием текста указанного пункта статьи 115 УПК РФ.

Другие считают, что раз арест осуществляется по определению суда, то и снять арест и определить дальнейшую судьбу денежных средств может только суд.

Более того, законодательно четко не определено, каким критериям должна отвечать ситуация, при которой в аресте «отпадает необходимость». В связи с этим, при возбужденном уголовном деле, тем более в случае, если виновное лицо еще не установлено и оно может продолжить совершать свои преступные действия, представить себе такую ситуацию достаточно тяжело.

В целом можно отметит, что других норм, регламентирующих действия следствия и суда в рамках ареста денежных средств по уголовному делу, УПК РФ не содержит.

Являются ли похищенные денежные средства вещественными доказательствами?

  1. Для поиска путей разрешения описываемой проблемы необходимо также понимать, могут ли данные денежные средства, похищенные у Общества, быть вещественным доказательством по уголовному делу.
  2. Обратимся снова к УПК РФ.
  3. Так, определение вещественных доказательств, а также порядок признания предметов таковыми, закреплен в статье 81 УПК РФ.

Как следует из анализа данной статьи УПК РФ денежные средства на счете в банке не являются физическими предметами, не имеют каких-либо идентификационных признаков или физических свойств, и, как следствие, не могут быть признаны по уголовному делу вещественными доказательствами. В отличии, например, от денежных средств в купюрах или валюты, которые могут быть в установленном ст.81 УПК РФ порядке быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу.

  • Описанной выше точки зрения придерживаются и сотрудники правоохранительных органов при осуществлении предварительного следствия, в связи с чем, безналичные денежные средства на счетах в банке вещественными доказательствами никогда не признаются.
  • Таким образом, приведенные выше правовые нормы, касающиеся ареста имущества и денежных средств, в данном случае применяются без учета положений, регламентирующих вопросы признания, учета и хранения вещественных доказательств по уголовному делу.
  • Все вышесказанное имеет существенную роль в вопросе о том, как похищенные денежные средства вернуть их законному владельцу до разрешения уголовного дела по-существу.

Можно ли вернуть деньги потерпевшему?

Несомненно, что судьба похищенного имущества (в данном случае безналичных денежных средств) может быть разрешена при вынесении приговора по уголовному делу, в том числе, при рассмотрении гражданского иска потерпевшего в суде.

Но вся сложность описываемой ситуации по подобным уголовным делам связана с тем, что преступники, возможно, вообще не будут найдены. В связи с чем, производство по уголовному делу будет по-прежнему приостановлено, причем на крайне долгий срок.

Срок давности привлечения лица к уголовной ответственности по ч.4 ст.159 УК РФ составляет 10 лет. В связи с этим, срок приостановления производства по делу, может соответствовать указанному сроку давности.

Так может ли потерпевший претендовать на возврат данных денежных средств до прекращения предварительного следствия и вынесения приговора, либо до прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности?

В связи с тем, что данные денежные средства не являются вещественными доказательствами и не могут быть признаны таковыми, они не могут быть переданы потерпевшему до вынесения приговора в порядке, предусмотренном п. б ч.2 статьи 82 УПК РФ, путем передачи их на ответственное хранение.

Более того, сложность заключается в том, что денежные средств находятся на банковском счете физического лица, и распоряжаться данным счетом может только само физическое лицо.

В связи с этим, оказываются неприменимыми и нормы п. 6 ст.

115 УПК РФ, которые устанавливают, что имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ответственности за сохранность имущества, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

  1. Между тем, органы следствия не могут в данном случае осуществить физическое изъятие и передачу денежных средств потерпевшему, так как не имеют возможности влиять на судьбу банковского счета, открытого на физическое лицо, как и обязать банк осуществить перевод денег на счет потерпевшего.
  2. В соответствии с ФЗ РФ «О банках и банковской деятельности» сам банк не вправе осуществлять какие-либо перечисления или списания денежных средств без воли такого лица (хоть оно и не претендует на данные денежные средства), за исключением случаев, предусмотренных Законом.
  3. К таким случаям, относится наличие вступившего в силу судебного решения об обязании совершить действие по перечислению денежных средств или о взыскании денежных средств с такого лица, а также приговора по уголовному делу.

На первый взгляд, потерпевший в такой ситуации может воспользоваться нормой ст. 44 УПК РФ и предъявить соответствующий гражданский иск. Но, если по делу не установлено лицо, совершившее преступление, данный иск не может быть рассмотрен, так как нет лица, к которому он должен быть предъявлен.

Кроме того, статья 134 ГПК РФ устанавливает, что суд отказывает в принятии искового заявления, в случае, если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Эта норма может быть основанием для отказа в принятии иска, касающегося данных денежных средств, так как их судьба подлежит рассмотрению в рамках иного судебного порядка, то есть в рамках возбужденного уголовного дела.

В описанном выше конкретном случае, суд общей юрисдикции отказал в принятии гражданского иска к лицу, на чье имя был открыт счет в банке, со ссылкой именно на норму ст.134 ГПК РФ.

К сожалению, в ходатайстве потерпевшего о снятии ареста и передаче денежных средств законному владельцу (потерпевшему Обществу), следствием также было отказано.

Представляется, что в описанной ситуации было бы возможно под контролем и в присутствии следователя осуществить снятие денежных средств со счета силами физического лица, на которое открыт счет с одновременной передачей уже наличных денежных средств на хранение потерпевшему.

Но, к сожалению, данный путь прямо не закреплен в УПК РФ, а кроме того вызывает множество вопросов, таких как: признавать ли данные наличные денежные средства вещественными доказательствами и на каком основании? на каком правовом основании физическое лицо будет осуществлять их снятие, если они ему не принадлежат? Как быть, если физическое лицо откажется идти в банк для снятия денежных средств? И ответы на данные вопросы мы не найдем в Законе.

Также, с сожалением можно отметить, что столь проблемным нормам УПК РФ не дана трактовка и разъяснения их применения Верховным судом РФ.

Так, не содержаться сколько-нибудь значимые комментарии по применению данных норм даже в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.

2011 N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», хотя именно при вынесении и исполнении приговора, должна разрешаться судьба арестованного в рамках уголовного дела имущества и денежных средств.

Таким образом, мы видим очередную «дыру» в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, которая не позволяет потерпевшему претендовать на получение похищенных денежных средств до прекращения производства по уголовному делу и эффективно защитить его права как пострадавшей стороны от уголовно-наказуемого посягательства.

Вс пояснил, как взыскивать издержки, связанные с хранением вещдоков

Суд указал, что этот вопрос следует решать через гражданский иск в рамках уголовного дела, а не в арбитражном суде Один из адвокатов отметил, что только в случае, если получить компенсацию с осужденного нельзя, стоит заявить требования к казне РФ.

Вторая посчитала, что общество добровольно отказалось от реализации своих прав.

В Определении № 310-ЭС19-22712 от 8 апреля по делу № А14-26691/2018 Верховный Суд отметил, что спор о взыскании убытков, связанных с уголовным делом, не может рассматриваться в арбитражном суде, если истец необоснованно отказался от заявления о возмещении расходов за хранение вещественных доказательств в суде общей юрисдикции.

СОЮ отказал в возмещении убытков за хранение вещдоков

Старший следователь Следственной части по РОПД ГСУ ГУ МВД России по Воронежской области возбудил уголовное дело, в рамках которого приобщил в качестве вещественных доказательств станки для производства сигарет и коробки с табаком. 19 октября 2015 г. предметы были переданы на ответственное хранение ОАО «Усмань-Табак». Так как у общества не было места на складе, оно заключило договор аренды с ООО «ВМС», по которому ежемесячно платило 20 тыс. руб. 28 марта 2017 г. Рамонский районный суд Воронежской области признал обвиняемых виновными. Вещественные доказательства – станки – были переданы гражданину Щ. по акту приема-передачи, а коробки с табаком обращены в доход государства. Вопрос о распределении судебных издержек разрешен не был. После вынесения приговора коробки с табаком продолжали находиться у «Усмань-Табак». В связи с этим общество направило в ГУ МВД РФ по Воронежской области письмо с просьбой оплатить затраты на хранение вещдоков в период с 20 октября 2015 г. по 27 декабря 2017 г. в сумме более 525 тыс. руб. 7 ноября 2017 г. управление ответило отказом, сообщив, что между ним и обществом отсутствуют договорные отношения. Тогда «Усмань-Табак» обратилось в Центральный районный суд г. Воронежа с заявлением к управлению о возмещении расходов за хранение вещественных доказательств. Суд указал, что, исходя из субъектного состава и существа правоотношений, спор подведомственен арбитражному суду, и прекратил производство по делу. Общество определение не оспорило. После этого «Усмань-Табак» направило управлению претензию от 17 августа 2018 г. с требованием возместить стоимость понесенных расходов по хранению вещественных доказательств. Так как управление требование не исполнило, «Усмань-Табак» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском о взыскании с управления более 525 тыс. руб. в качестве убытков. По заявлению общества суд прекратил производство по делу в связи с неподведомственностью. При этом суд сослался на положения ст. 132 УПК.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд отменил определение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение, сославшись на Определение КС от 8 ноября 2005 г. № 367-О, п. 1, 5, 5.1 Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам».

Суд исходил из того, что неразрешение в установленном порядке вопросов о возмещении процессуальных издержек не лишает общество права на судебную защиту в рамках гражданского судопроизводства, а требование о возмещении расходов за фактическое хранение вещественных доказательств может быть рассмотрено в порядке арбитражного судопроизводства.

Арбитражный суд Центрального округа согласился с выводами апелляционного суда. Управление подало жалобу в ВС, однако в передаче ее в Судебную коллегию было отказано.

Второй круг рассмотрения в арбитражном суде

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Воронежской области произвел замену ответчика – управления – на МВД России. Суд, руководствуясь ст. 131 УПК, ст. 2 Закона № 122-ФЗ, которым были внесены поправки в эту статью, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВС № 42, пришел к выводу о том, что указанные процессуальные издержки подлежат возмещению из федерального бюджета в заявленном размере. Суд указал, что общество не являлось участником уголовного дела, спорное имущество передано ему по протоколу приема-передачи вещественных доказательств на ответственное хранение, отношения по хранению вещественных доказательств являются сложившимися, а отсутствие договора хранения, обязанность заключить который возложена на уполномоченный орган следствия, не влияет на правовую квалификацию отношений сторон. Обращение общества с материально-правовым требованием о возмещении убытков за счет средств бюджета в рамках гражданского судопроизводства является правом истца и не нарушает положений действующего законодательства, заключила первая инстанция. С учетом уточнения требований Арбитражный суд Воронежской области взыскал в пользу общества более 440 тыс. руб. Апелляция оставила решение первой инстанции без изменений.

Арбитражный суд Центрального округа сослался на ст. 115, 131, 132 УПК, п. 1, 5 Постановления Пленума ВС № 42, Определение КС от 27 марта 2018 г. № 788-О и указал, что расходы подлежат возмещению по правилам УПК.

Процессуальные издержки взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Возможность их отнесения на должника должна быть установлена компетентным судом с учетом норм ст.

132 УПК, а также Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240. Случаи, когда процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета, перечислены также в Постановлении Пленума № 42.

Верховный Суд согласился с кассацией

«Усмань-Табак» обратилось в Верховный Суд, однако тот посчитал выводы кассационной инстанции правильными. Суд заметил, что спецификой дела является наличие обвинительного приговора. Он обратил внимание, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 1, 5, 5.1 Постановления Пленума ВС № 42, процессуальные издержки представляют собой необходимые и оправданные расходы, связанные с производством по уголовному делу, в том числе вознаграждение лицам, которым передано на хранение имущество подозреваемого, обвиняемого, или лицам, осуществляющим хранение вещественных доказательств. Процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Решение суда о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета или о взыскании их с осужденного должно быть мотивированным. В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены. В случае когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом как до вступления в законную силу приговора, так и в период его исполнения. Общество обращалось в Рамонский районный суд Воронежской области с иском к осужденному Т. о возмещении процессуальных издержек, однако по ходатайству «Усмань-Табак» производство было прекращено. Представитель общества в ВС не смог пояснить отказ от иска. «Таким образом, общество, зная порядок возмещения процессуальных издержек, не воспользовалось своим правом на взыскание таких издержек с осужденного, а обратилось с иском в арбитражный суд о взыскании этих издержек с федерального бюджета», – резюмировал Верховный Суд. Между тем, указывается в определении, в соответствии с п. 5 Постановления Пленума ВС № 42 суду следует принимать решение о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета, если в судебном заседании будут установлены имущественная несостоятельность лица, с которого они должны быть взысканы, либо основания для освобождения осужденного от их уплаты. В этом же пункте постановления определены случаи, когда процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета. Таким образом, подчеркнул ВС, расходы общества, осуществляющего хранение вещественных доказательств, являются процессуальными издержками по уголовному делу и подлежат возмещению в порядке уголовного судопроизводства. Таким образом, ВС оставил жалобу общества без удовлетворения.

Эксперты оценили ситуацию и позицию Суда

В комментарии «АГ» адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов заметил, что обществу следовало обращаться в суд в порядке уголовного судопроизводства с требованиями о возмещении процессуальных издержек к осужденному. Перед обращением с подобными требованиями, по его мнению, следует изучить основания освобождения осужденного от возмещения издержек и тщательно проанализировать его финансовые возможности, чтобы исключить ситуацию, которая и произошла. В случае если получить компенсацию с осужденного нельзя, стоит тогда заявить требования уже к казне РФ. «Положения ч. 1 ст. 132 УПК определяют перечень источников возмещения издержек, но не право выбора между ними. Суды первой инстанции указывают на неподсудность спора, однако такие постановления следует обжаловать. Как правило, вышестоящие инстанции в основной массе обязывают рассматривать подобные требования в порядке уголовного судопроизводства», – отметил Виктор Кожанов.

Адвокат, партнер АБ Criminal Defense Анна Голуб указала, что судом достоверно установлен отказ «Усмань-Табак» от иска в рамках гражданского судопроизводства после вынесения приговора по делу.

В соответствии с гражданско-процессуальным законодательством при отказе истца от иска и принятии его судом производство по делу прекращается.

Это означает, что истец лишается возможности повторного обращения за защитой нарушенного права.

«В практике подобные случаи встречаются редко, поскольку вещественные доказательства на ответственное хранение третьим лицам, как правило, не передаются. В связи с чем при таких обстоятельствах за взысканием судебных издержек не обращаются», – отметила Анна Голуб. – Что же касается процессуальных издержек, то потерпевший или гражданский истец зачастую своевременно обращаются с соответствующим заявлением, как минимум для возмещения понесенных расходов на адвоката. В данном же случае на вопрос суда, почему “Усмань-Табак” отказалось от иска, представитель организации дать вразумительный ответ не смог, что подтверждает добровольный отказ организации от реализации своих прав», – подчеркнула она.

Марина Нагорная

Рекомендуем!  Заявление в полицию о мошенничестве: как написать и куда подать
Internews.ru - Интернет журнал
Добавить комментарий

восемнадцать − восемь =